Адвокаты рассказали об изменении статуса полковника-миллиардера Захарченко

Теперь он не входит в число «склонных к побегу и насилию»

Адвокаты назвали победой снятие «черной метки» с полковника-миллиардера Дмитрия Захарченко. Согласно решению Лефортовского суда Москвы, с 3 марта он больше не значится в списке склонных к побегу и насилию в отношении сотрудников тюрьмы. По словам правозащитников, добиться такого решения арестантам не удается почти никогда.

Теперь он не входит в число «склонных к побегу и насилию»

Первая победа за четыре с половиной года — так отрегировали адвокаты экс-полковника МВД Дмитрия Захарченко на сегодняшнее решение Лефортовского суда. Похоже, даже сами защитники не ожидали, что столичная Фемида встанет на сторону осужденного на 10 лет за коррупцию экс-силовика.

«Требование Захарченко Дмитрия Викторовича удовлетворить. Решение о постановке Захарченко на учет как склонного к побегу и нападению на конвой — отменить», - процитировали решение судьи адвокаты и добавили. - Это победа закона и справедливости. Первая за четыре с половиной года. Мораль — боритесь до конца, даже если все против вас, и ваша борьба не будет напрасной.

На профилактический учет под предлогом склонности к побегу и нападению на сотрудников СИЗО Дмитрий Захарченко был поставлен в ноябре 2019 года. Решение было принято комиссией СИЗО-2 (Лефортово).

Поводом поставить на деле Захарченко черную метку стали два рапорта сотрудников «Лефортово». Оба от начала ноября 2019-го. Первый рапорт подал младший инспектор отдела режима и охраны, старший прапорщик Розов. Он написал, что Захарченко слишком уж эмоционально себя вел, когда ему выдавали одежду со склада изолятора. Сотрудник СИЗО слышал отдельные фразы экс-полицейского: «Коля с Мишей еще обо мне вспомнят, у них тоже есть дети» и далее - «Надеюсь, мне удастся выйти пораньше, чем они думают, я им не забуду». Но когда Розов спросил Дмитрия Викторовича, к кому он обращается и что имеет в виду, тот ответил, что говорит сам с собой и просто пытается снять внутреннее эмоциональное напряжение. 

Второй рапорт — от старшего оперуполномоченого по ОВД оперативного отдела «Лефортово» Федотова. Он пишет, что «Захарченко планирует совершить акции психологического и физического давления на членов следственно-оперативной группы и их родственников, используя преступные и родственные связи» (копии обоих рапортов предоставлены адвокатами).

Член ОНК Москвы Ева Меркачева отметила, что добиться отмены постановки на профилактический учета арестантам удается очень редко.

- Поставить на такой профучет могут за любую неосторожную фразу, шутку или эмоциональное высказывание. Избавиться от метки - очень долгий, муторный и дорогостоящий путь. Пройти его не удается почти никому из осужденных. Обычно говорят так: если тебя поставили на профучет, то через три месяца могут снять. По факту этого не происходит. Продлевают еще и еще. Дмитрию Захарченко профучет продлевался такое количество раз, что это даже не было понятно логике и здравому смыслу. За это время он посетил несколько учреждений, начиная от мордовской колонии и заканчивая «кремлевским централом». В каждом он просил снять профучет, и в каждом ему говорили, что для этого недостаточно оснований, они не так хорошо изучили его личность. Сколько можно изучать его личность?» - пояснила Ева Меркачева.

По словам правозащитника, арестанты с такой полосой на личном деле априори попадают в максимально жесткие условия. Они вынуждены отмечаться каждый час у администрации тюрьмы, их могут разбудить посреди ночи и посветить в лицо фонариком, что, по сути, действует на человека, как пытка. Кроме того, у таких осужденных возникают серьезные трудности с освобождением по УДО.