“МК” подменил Деда Мороза

Для тех, кто держится за “Соломинку”

Для чего нужны праздники?

Некоторые считают, что праздники — это длинные выходные, нарочно придуманные для того, чтобы можно было пропылесосить захламленную кладовку, подлатать валенки и отмыть банки из-под прошлогоднего варенья. Это заблуждение. Скажу больше: человек, который не понимает, для чего нужны праздники, — это понурое создание с опущенным носом, тусклым взглядом и холодными синими ушами, которое заражает окружающих зеленой тоской в серую крапинку…

Утром 30 декабря стало известно, что не хватает подарков. Неожиданно выяснилось, что в одной из семей, куда мы собирались с новогодним визитом, нас встретит не один ребенок, а трое. Я подхожу к редакции, где стоял наш загруженный подарками “Соболь”, а мне говорят: к тебе пришла женщина, это срочно.

Оказалось, симпатичная женщина по имени Нина прочитала в “МК” о том, что мы поедем поздравлять героев “Соломинки”. И принесла подарки — музыкальных мышей со сладостями и билеты на новогоднее представление. И получилось, что теперь гостинцев хватит на всех.

Эх, не видели вы, как мы с репортером “МК” Димой Кафановым боком протиснулись в наш новогодний экипаж. Тут мешок с игрушками, здесь гора датского печенья, там ящики с мандаринами, на потолке — сырокопченая колбаса, под сиденьями — две коробки кур, трещотки, летающие тарелки — поехали!

* * *

Уговор был такой: мы приезжаем с посылкой от Деда Мороза, а нас встречают в маскарадных костюмах и со стихами. В первом же доме случилось непредвиденное. Двухлетняя сестренка нашего подопечного, тяжело больного подростка, который мечтает поступить на филфак МГУ (деньги на занятия с педагогами каждый месяц присылает наша уважаемая читательница Екатерина П.), испугалась неизвестных посетителей и от страха встречала нас в теплом комбинезоне и шапке  — мало ли что…

Зато через четверть часа наш ждал сюрприз. Шестилетний Петр в костюме пирата и десятилетняя Лиза в прелестной шляпке проводили нас в комнату, где был накрыт стол: чай с горячими пирожками. И поскольку пирожки с капустой (а также с мясом, с грибами и др. и пр.) — это мой источник вдохновения, свидетельствую — я забыла обо всем. Тем временем Петька распечатал лучшую в мире игру в слова (так написано на коробке) и приступил к освоению самопрыгающего мяча.

А вот и стихи:

Я сильный пират,
Гроза всех ребят,
Но Новому году очень рад,
И приду на маскарад.
Петя (кривыми буквами)

* * *

Потом мы поехали к любимому студенту “Соломинки” (молодой человек с синдромом Марфана). Там лекарством от всех болезней является неунывающая мама, работающая на трех работах, чтобы прокормить двух сыновей. Пока мы разгружали мешки, студент, улыбаясь до ушей, сообщил нам, что он успевает не только учиться, но и подрабатывать. И вот с первой зарплаты делает взнос в “Соломинку” — две тысячи рублей.
Потом нам вручили стихотворение:

Если к вам приехал в гости
Представитель “Комсомольца”,
Это значит, вы — любимый
И обласканный птенец.
Сколько радости от встречи
Испытаешь, удовольствий.
Вам надолго хватит помнить.
Этот светлый миг. Конец.

* * *

Надо сказать, что нам предстояло навестить десять семей, которые, как в таких случаях бывает, живут в разных концах города. Дима Кафанов, постоянный участник всех проектов “Соломинки”, сидел и ругался: как мы сейчас потащим на 8-й этаж три мешка и торт, который плохо завязан и наверняка плюхнется на пол, как только нам откроют дверь? Где банка с персиками? Положи на место этого медведя, и вообще это не медведь, а петух. Но главное — мы очень боялись встречи с семьей Руссиян. Неподвижная пятилетняя девочка — как помочь ребенку?

Но в том-то и дело, что необыкновенные события случаются тогда, когда их меньше всего ждут. И вот незадолго до Нового года в редакцию приехал Карен Ваникович Маркарян, директор НИИ глобальной экономики. Он привез 30 тысяч рублей на лечение Маши Руссиян. Ее мама, Оксана Руссиян, очень надеется на иглоукалывание в центре корейской медицины, но каждая процедура стоит немногим больше тысячи рублей, а их нужно делать длительными курсами. А еще 10 тысяч привезла неизвестная женщина.

И вот нам открывают дверь. Нет, торт все же уцелел. Мы достаем заветные 40 тысяч, и улыбка касается бледных губ Оксаны. Похоже на северное сияние...

* * *