Большой - не за горами?

Работы по реконструкции главного театра страны «перевалили через экватор»

Впервые за длительный срок, нас, журналистов пригласили эдак легко прошвырнуться по всему периметру Большого театра. Зрелище, скажу, завораживающее, хотя до конца реконструкции-грандиозо еще далеко. Ну когда еще увидишь элитный Большой в «скелетарном» состоянии: специальные «инъекции» на стенах, разобранные полы, оголенные фундаменты, — одно слово: шик, блеск, красота! И это без иронии: пока «русское чудо» балета и оперы потрясает воображение на Новой сцене, здесь — на основной — творятся поистине чудеса инженерные.

О сроках и масштабах «главной стройки страны» мы узнали из уст представителя генподрядчика по строительным работам, заслуженного строителя РФ, профессора Азария Лапидуса.

— Итак, Азарий Абрамович, что же сделано на сей момент? Ведь несколько лет страну сотрясали слухи об аварийности здания, о множестве «силовых трещин»…

— Состояние было, и правда, угрожающим. Мы ужаснулись, когда вскрывали фундаменты: в некотрых местах их не было вовсе — размыло. А что сделано? На сей момент мы «перевалили через экватор». Под всей исторической стеной выполнены ростверки, на которые устанавливаются кондукторы (направлящие трубки), а в них уже задавливаются сваи. Так вот, сейчас мы задавили около 95% всех свай, их где-то около 2000. Ростверки повышают устойчивость надземной части сооружения. Поэтому главная противоаварийная работа выполнена. И вот что интересно: всё это время мы постоянно вели мониторинг всех частей здания на предмет возникновения деформаций. И за последние более чем 10 недель деформаций выявлено не было! Это уникальная ситуация.

— Будет ли вестись мониторинг и после сдачи здания заказчику?

— Естественно. Он должен быть постоянным, ежедневным.

— Теперь о сроках: на осень 2009-го уже подписан контракт с Ла Скала, вы должны уложиться…

— Раз подписан — значит уложимся. Мы уже начали разработку значительного подземного пространства, активно ведем акустические работы. Так, до конца 2008-го все строительно-предреставрационные работы будут завершены. А первые представители театра смогут обживать кое-какие помещения уже с мата-апреля 2009 года. Основные же результаты работ по строительству, отделке и реставрации мы намереваемся получить к октябрю-ноябрю 2009-го. Это реально.

— «Основные», но не все? И после «заселения» и начала сезона работы будут продолжаться?

— Естественно. И это нормальная практика. Возьмите тот же «Гранд-Опера»: объект сдан в сроки, но до сих пор в отдельных местах могут висеть таблички: «Извините, пока эта лестница закрыта, ведется реставрация». И так далее.

— Ну, хорошо. Вот вы театр «сдадите». Но через сколько лет потребуется очередной косметический ремонт? Штукатурка, там, потрескается? Через 2-3 года?

— Нет-нет. Думаю, в течение 10-ти близжайших лет о каком-либо ремонте в Большом говорить будет просто смешно…

— Как-то вы сказали, что делаете «лучший театр Европы» и «по многим показателям он будет лидировать». Какие же это показатели?

— Во-первых, это акустика (мы сейчас устанавливаем специальные акустические прокладки, восстанавливаем деревянную деку). Во-вторых, свет. В-третьих, сценография. И, в-четвертых, логистика. Под логистикой подразумеваются то, что сцена будет очень быстро переоснащаться декорациями, по сути будет три сцены, возникающие в нужный момент…

К этому стоит добавить, что для каждого жанра на сцене будет особый пол: балетный должен звуки поглощать, оперный — отражать. В самом театре многие помещения будут по-новому организованы, сейчас подстраиваются так называемые этажерки, то есть прирост площадей ожидается до 40 тысяч кв. м. Внешний вид почти не изменится, единственное, пока неясны «геральдические подробности» — будет ли меняться герб и проч.