На Грузию возложили войну

Европейцы наконец разглядели агрессора

Доклад международной комиссии по расследованию обстоятельств августовской войны критикует все стороны конфликта, но на главный вопрос — о том, кто был инициатором полномасштабных боевых действий, — дает совершенно однозначный ответ.

Доклад, подготовленный для Европейского Союза группой экспертов под руководством швейцарского дипломата Хайди Тальявини, констатирует, что боевые действия начались в ночь с 7 на 8 августа 2008 года с масштабной грузинской операции против города Цхинвала и прилегающих территорий, которой предшествовал массированный артиллерийский обстрел. При этом комиссия не нашла никаких серьезных доказательств российского военного вторжения на территорию Грузии до начала обстрела столицы Южной Осетии, которыми Тбилиси оправдывал свои действия. Вот точная цитата:  

“Миссия не склонна расценивать как достаточно обоснованные утверждения грузинской стороны о крупномасштабном российском военном вторжении в Южную Осетию до событий 8 августа. Тем не менее есть ряд сообщений (в том числе полученных и от российской стороны) о том, что еще до 8 августа Россия тренировала и поставляла вооружение в юго-осетинскую и абхазскую армии. Кроме того, похоже, можно говорить о том, что через Рокский тоннель и через горы Кавказа в Южную Осетию с территории Российской Федерации в начале августа шел поток добровольцев и наемников, дополнительно можно говорить о присутствии Вооруженных сил РФ в Южной Осетии, но не батальона ССПМ, ранее, чем в 14.30 8 августа. Кроме того, создается впечатление, что русские Военно-воздушные силы начали свои операции в отношении грузинских целей, в том числе за пределами административной границы Южной Осетии, уже утром 8 августа, т.е. до того времени, которое официально приводит российская сторона”.  

Ну, по поводу тренировок абхазской и юго-осетинской армий можно сказать, что страны Запада, в первую очередь США, достаточно активно тренировали и вооружали грузинскую армию. А ведь Грузия была стороной конфликта, как и Абхазия и Южная Осетия. И, принимая решение о военной помощи Грузии, ответственные правительства должны были отдавать себе отчет в том, что вооружают одну из сторон конфликта, которая завтра же использует полученные навыки и вооружение против своих национальных меньшинств. Что и произошло.  

А то, что реально российские войска вошли в Южную Осетию и российские ВВС начали бомбить цели на территории Грузии до 14.30 8 августа, вообще не секрет. Об этом писала вся российская пресса. Главное, что войска не пересекли российско-грузинскую границу до 23.36 7 августа 2008 года, как ранее утверждала грузинская сторона, — то есть до того момента, когда грузинская артиллерия начала обстрел Цхинвала. Видимо, представители Москвы продолжают зачем-то настаивать на политкорректной версии, согласно которой армия РФ вступила в бой только после официального заявления президента Медведева. Однако после 23.36 07.08.08 любые ответные действия российской армии против ВС Грузии можно считать легитимными и оправданными. Потому что в первые же минуты обстрела Цхинвала снаряды упали на территорию штаба миротворцев, т.е. было совершено нападение не только на граждан России в Южной Осетии, но и на Вооруженные силы РФ. Один из этих снарядов вывел из строя узел космической связи, так что миротворцы в первые минуты войны остались без закрытого канала связи.  

Несмотря на все эти оговорки, отвечая на вопрос о том, является ли применение силы против Южной Осетии оправданным с точки зрения международного права, авторы доклада приходят к выводу, что оправданий этому не существует. На следующий вопрос: “являлось ли оправданным применение грузинской армией силы в отношении российских миротворцев в Южной Осетии?” — комиссия опять дает отрицательный ответ. “Не приходится сомневаться в том, что Россия имела право отразить нападение на своих миротворцев средствами, пропорциональными угрозе. Таким образом, на первом этапе конфликта применение Россией силы в целях обороны следует признать законным”.  

Однако авторы отчета ставят под сомнение необходимость и оправданность дальнейших действий России, вышедших, по их мнению, за рамки необходимой обороны. Кроме того, комиссия считает необоснованными обвинения Грузии в геноциде и утверждает, что в ходе войны все стороны: грузинская армия, российская армия и юго-осетинские силы — нарушали международное гуманитарное право и права человека.  

Однако главное состоит все же в том, что расследование комиссии Тальявини полностью опровергает миф о запланированной российской агрессии, ответом на которую якобы стало нападение на Цхинвал. Что же до всего последующего… В конце концов, в 1945-м СССР тоже вышел за рамки необходимой самообороны — мог бы ограничиться выдворением немцев со своей территории. Да и немки, близко познакомившиеся в те славные времена с советскими военнослужащими, тоже потом про эти встречи рассказывали разное. Однако Гитлера это никак не оправдывает.  

Штатные пропагандисты Саакашвили, разумеется, попытаются дать свою интерпретацию выводам комиссии. Однако о их сути лучше всего говорит первая реакция официального Тбилиси и защитников его политики. Например, известный ходатай по грузинским делам, экс-советник Президента РФ Андрей Илларионов уже назвал доклад “скандалом” и “новым изданием Мюнхена”. А министр иностранных дел Грузии Григол Вашадзе на прямой вопрос ведущей “Эхо Москвы” о том, как он относится к выводам комиссии о том, что военный ответ России был законным, не нашел ничего лучше, чем заявить: “Там так не говорится”. Как принято говорить в известных кругах, ушел в несознанку.

“Если бы российские миротворцы погибли…”

Г.ВАШАДЗЕ, министр иностранных дел Грузии:

“Если бы российские миротворцы погибли…” — вот что написано в докладе. Если бы российские миротворцы погибли, тогда российский ответ в рамках т.н. Южной Осетии был бы законным. Но чуть раньше комиссия говорит, что никаких доказательств гибели российских миротворцев нет”.
В интервью “Эхо Москвы”.

На самом деле господин министр привирает. Вот точная цитата из доклада: “Российская сторона утверждала, что утром 8 августа 2008 г. два российских миротворца были убиты и пятеро ранены в результате грузинского нападения на объекты миротворцев в Цхинвале, чьи потери “дали право руководству Российской Федерации принять решение о вводе войск в Южную Осетию”. Грузины отрицают свое преднамеренное нападение на российских миротворцев, утверждая, что грузинские войска, вошедшие в Цхинвал, были обстреляны из строений российских миротворцев и были вынуждены открыть ответный огонь. В момент написания этого доклада миссия не имела доступа к достоверным независимым сообщениям, которые могли бы подтвердить или опровергнуть утверждения обеих сторон по этому поводу. Хотя, учитывая сложившуюся опасную обстановку, потери среди персонала российских миротворческих сил были возможны” (том II, стр. 221—222).

А вот свидетельство спецкора “МК” Ирины Куксенковой:  

“В расположение Верхнего городка я попала 11 августа. Абсолютно все было разрушено — казарма сожжена дотла, здание медпункта, склад боеприпасов взорван… 8 августа был ранен командир миротворческого батальона майор Тиммерман, командование на себя принял 27-летний капитан Бугрий. Саша Бугрий рассказывал, что 8 числа погибли 11 миротворцев, в том числе начальник разведки Сергей Шевелев. После войны капитан Бугрий получил из рук президента орден Мужества, а майор Тиммерман стал Героем России”.