Мы живем не своей жизнью

Иностранная еда отравляет тело, мусорные слова — душу

Иностранная еда отравляет тело, мусорные слова — душу
В мае месяце я был с гастролями в нескольких исконно русских городах: Великом Новгороде, Пскове, Луге, Гатчине, Твери... Самый грустный для меня вывод такой: мы в России живем не своей жизнью.  

Одежду носим итальянскую и французскую, песни слушаем на английском языке, машины у нас немецкие, японские, корейские, китайские…  

Фильмы смотрим американские, в крайнем случае — французские.  

Еду нам сливают со всех уголков Европы. Кухня нам по душе любая — японская, тайская, французская, итальянская — лишь бы не наша!  

Мы гоняемся за итальянской мебелью, хотя почти вся она сделана белорусами под Варшавой из армянского гипсокартона. Мы мебель даже расставить не можем по-своему: расставляем ее по-китайски. Неужели наш человек без фэн-шуя не способен сообразить, что нельзя вешать кондиционер над унитазом, а кровать в спальне ставить под окном, из которого дует? У знакомых на даче видел: в углу на полке стоит икона, а под ней на полочке пониже — китайская жаба, которая якобы богатство приносит. То есть помолился на икону, а после этого по фэн-шую начал целовать жабу, чтобы на банковский счет от Всевышнего накапало.  

В России больше всего земли по сравнению с другими странами. Эта земля сама родит все что угодно. Почему мы запали на чужую еду? Все магазины завалены привезенными с Запада продуктами с отравленными добавками и впрыснутыми витаминами. Даже яблоки в самой яблоневой стране мира — и то завезенные. Сейчас начало июня, а на прилавках вместо нашей южной клубники — греческая и турецкая, обработанная почти ядом. Как вбить в головы нашим людям, что нельзя есть гламурные яблоки и глянцевую клубнику?  

Вглядитесь в наших женщин. У них есть талия, бедра, грудь. Такие фигуры называются дородными. Раньше русские женщины говорили: “Хочу новый наряд”. А теперь: “Мне нужен новый прикид”. Раньше наряжались, теперь — прикидываются. В бутиках русские дородницы пытаются втиснуть себя в моднявые топчики и обтягивающие джинсики. Живя не своей жизнью, все мы выглядим как эти женщины, натягивающие на себя прикид модели.  

Кого модель может вскормить своей грудью? Только спонсора.  

Почти вся западная мода создана дизайнерами-геями для женщин с фигурами мальчиков-подростков. Женские фигуры их не зажигают. Когда наша крутобедрая и крутощекая деваха запихивает свою дородность в джинсы от “Гуччи”, она становится похожа на тесто, которое не умещается в противень. Неужели так трудно понять, что наши пышнотелые женщины гораздо эротичнее в длинных платьях и сарафанах? И еще: топчик с низунчиком и фрагментами тела между ними хороши для юга. У нас, на севере, оберегом голого фрагмента становится жир. Вот и ходят у нас такие самки бабуинов в “Гуччи”: снизу перетянутые ниточкой, сверху перетянутые ниточкой — охотничьи сардельки. А между ниточками — спасательный круг из оберега.  

У нас осталось два собственных корня: русский язык и русская земля. России дано испытание, которое можно считать наказанием, — запасы газа и нефти. Словно Всевышний выдал нам тест на сообразительность: будем жить за счет нефти и газа — потеряем себя, начнем возделывать землю — жизнь наша обустроится. Наши правители сегодня бессовестно обрубают оба эти корня. Земли у нас в запустении, народ спивается. А правители завозят яблоки из Голландии и клубнику из Турции. Им выгодно продавать то, что у нас под землей, а не выращивать что-то на земле.  

Я уже не говорю про наш родной язык — последний корешок, который сегодня отравляется ядом иностранных слов-уродов, как западная клубника — вредоносными удобрениями. Наш главный правитель, который называется чужеродным словом “президент”, неустанно повторяет иностранные слова: “инновации”, “инвестиции”, “модернизация”, словно он — топ-менеджер России. Я бы хотел обратить внимание на то, что слово “революция” — тоже не русское. Кстати, если мы перечислим не лучшие стороны нашей жизни, то увидим, что все слова, отражающие их, неродные: “мафия”, “бандит”, “национализм”, “скинхед”, “коррупция”, даже “хулиган”. Да и остальные — на уровне ругательных: дизайнер, продюсер, менеджер, мерчендайзер… Слово “министр”, которое произошло от слова “монстр”… Почти все слова, превратившие русский язык в мусоросборник, — порождение торгашеского креатива.  

Иностранная еда отравляет наше туловище, мусорные слова — душу. Мы душим сами себя. Слово “торговать” произошло от слова “отторгать”. Наши предки всегда отторгали торгашей, считали их хотя и нужными для общества, но далеко не главными. Это слово как бы предупреждает о том, что к ним надо относиться с опаской, потому что у торгашей нет Родины, у них Родина там, где прибыль. Сколько я видел в жизни банкиров, которым всегда было жалко денег на что-то доброе для своей Отчизны. Если бы мне когда-нибудь сказали: “Иди в разведку с банкиром”, я бы настоятельно попросил его идти впереди меня.  

Конечно, обиднее всего, что наши правители поощряют не нашу жизнь. Я понимаю, что российский президент — еще очень молодой человек, но все-таки если он наш главный рулевой, хотелось бы, чтобы он научился прислушиваться к тем, кто старше и мудрее. Неужели в его окружении нет ни одного “мудряка”?  

Из Пскова в Тверь я ехал на “Хаммере”, который мне предоставили организаторы концертов, чтобы произвести впечатление. Уже через 100 км в нем что-то застучало. Кое-как доехали. Шутка ли, “Хаммер” — самый проходимый внедорожник в мире — не выдержал наших дорог! Когда я сделал остановку по пути, чтобы размять ноги, увидел на обочине местного мужика. Спросил: “Откуда у вас такие дороги? Как такое вообще возможно?” Он ответил: “Да асфальт после зимы растворился вместе со снегом… И с деньгами, которые были выделены на ремонт”. А потом подумал и добавил: “Зато никакой враг не пройдет!” Точно сказано. Правда, такое ощущение, что наши чиновники готовят дороги к войне.  

А еще я бы посоветовал нашему президенту, проезжая по какой-нибудь российской дороге, зайти в придорожный туалет. Постоять в этом архитектурном выкидыше, похожем на вытянутую собачью конуру, и подумать, что в нем можно модернизировать. Особого внимания заслуживает вырезанное в полу сердечко вместо унитаза — оно явно нуждается в нанотехнологиях. Например, можно сделать дверь на жидких кристаллах и фотоэлементах, которая не будет открываться в случае, если кто-то промазал мимо сердечка.  

Я понимаю, что модернизация — это замечательно, а нанотехнологии — еще замечательней. Но, наверное, прежде чем заниматься этим, стоило бы восстановить свои родные корни. Я не спорю, что пальма — очень красивое дерево. Но если ее начать выращивать на корнях березы, то и пальма пожухнет и корни березы засохнут.  

P.S. В нескольких городах Дальнего Востока есть сеть магазинов женского белья “Сиси-Хаус”. Мне порой кажется, что вся наша горячо любимая родина постепенно превращается в “Сиси-Хаус”.