Версия Кросса: сплошные вопросы

Михаил Войтенко: “Влезть в мозги авторов этого авантюрного романа я не могу”

14.06.2010 в 20:59, просмотров: 2499

В пятницу Мосгорсуд приговорил к 7 годам колонии строгого режима уроженца Латвии Дмитрия Савинса, признавшего свою лидирующую роль при захвате сухогруза Arctic Sea летом прошлого года. На заседании суда прокурор заявил, что организатором захвата был эстонец Эрик-Нийлес Кросс, ныне историк и предприниматель, а в свое время глава Эстонского координационного бюро (внешней разведки). Ясности эти сведения в тайну “пиратской истории” не внесли.

Версия Кросса: сплошные вопросы

Из показаний Савинса следует, что он занимался бизнесом в Таллине и имел деловые контакты с Кроссом. У них были планы создания мореходной компании с целью ее последующей перепродажи. Но из-за кризиса у Кросса якобы возникли финансовые проблемы — и он решил пойти на захват судна для получения выкупа в $1,5 млн. Савинс согласился возглавить захват судна и в течение десяти месяцев занимался подбором и подготовкой команды для этой операции. Савинс рассчитывал заработать на операции 200 тыс. евро, другим участникам акции предполагалось выплатить по 20 тысяч. Первоначальный план захвата судна в Атлантике у берегов Португалии заменили на вариант в Балтийском море. По этой версии, выбор на Arctic Sea пал благодаря его тихоходности и низким бортам. Но поскольку капитан успел связаться с владельцем судна, то план пошел насмарку, а Кросс не выполнил взятых на себя обязательств по эвакуации пиратов с судна. Поэтому, дескать, пришлось вести Arctic Sea в Атлантический океан. Причем захватчики, так и не дождавшись выкупа от судовладельца и страховщиков, “морально разлагались и пили”. Пока их не захватили российские военные моряки.


Савинс заявил, что у него возникли сомнения насчет истинной цели Кросса при организации захвата судна — мол, такой состоятельный человек не мог пойти на это дело ради относительно небольшого выкупа.


Сам Кросс отрицает утверждения, что был заказчиком захвата Arctic Sea: “Я думаю, что эти выдумки связаны с моими консультациями Грузии по вопросам безопасности. Грузия для России не самый лучший друг”. Консультации, о которых идет речь, относятся к деятельности консультационной фирмы Trustcorp, которой владеет Кросс и которая оказывала услуги грузинским госучреждениям.


— Это версия, в которой невозможно найти что-то правдоподобное, — уверен редактор сайта “Морской бюллетень” Михаил ВОЙТЕНКО. — Она построена на взаимоисключающих противоречиях. Версия пиратского захвата в водах Северной Европы и с практической, и с теоретической точки зрения абсолютно лишена смысла. Базовая порочность этой задумки, на мой взгляд, в том, что СКП попытался втиснуть эту историю в контекст сомалийского пиратства. Разница в том, что Сомали расположено рядом с оживленными морскими путями. И тамошние пираты, пользуясь безвластием и хаосом в своей стране, могут привести захваченное судно в закрытую защищенную бухту и держать там сколько угодно. Они не боятся никаких властей, им плевать на вопросы снабжения судна — даже если там кончатся припасы, они худо-бедно, но снабдят экипаж едой и питьем. Если же мы говорим о Северной Европе — все это целиком и полностью ИСКЛЮЧЕНО. Судно невозможно ни спрятать, ни замаскировать.


От бессмысленности всей этой версии оторопь берет. Представьте: вот Кросс организовал этот захват, нашел 8 человек, натаскал их, сделал из них команду, которая составит гордость морского спецназа любой страны. Вот они осуществляют эту операцию, при которой их гарантированно задержат или убьют. Захватили судно, обратились к судовладельцу за выкупом. У них есть максимум 3 недели (потому что кончится горючее и т.д.) — и это при условии, что судовладелец и родственники моряков будут молчать. А это ведь Северная Европа, а не Африка: возможности для связи совсем другие. Как Кросс может убедиться, что судовладелец не свяжется с властями? Спецслужбы тихо находят судно, тихо передают захватчику меченые деньги и тихо арестовывают его. Как Кросс смог бы контролировать все это? И какой смысл судовладельцу молчать, не связываться со спецслужбами? Найти судно — дело пары суток максимум, а потом наблюдать за ним из космоса. Шансов у похитителей уйти не было. Неужели эти 8 человек не задали вопроса Кроссу об этом всем?


Или вот еще одно противоречие, которое с ходу губит эту версию. Мол, Кросс, узнав, что капитан Arctic Sea связался с судовладельцем, отказался от операции. А пираты не смогли покинуть судно, потому что на их лодке кончился бензин. Arctic Sea — судно океанское, на нем есть как минимум две шлюпки — спасательная и рабочая, готовая для того, чтобы в любой момент ее сбросить в воду. Эти шлюпки работают на дизельном топливе. На ней могли уйти. На худой конец в Балтике летом они могли подойти на судне к той точке, где им надо уйти, — и вплавь добраться до берега...


— Так откуда же растут ноги у версии про Кросса?


— А вот этого я не знаю. Влезть в мозги авторов этого авантюрного романа не могу.