Суд над барышней-путанкой

В Останкинском суде столицы рассматривается сейчас одно любопытное дело. Судят «матерую притоносодержательницу» Наташу. В ходе судебного разбирательства она попросила не называть ее фамилию. Стесняется. А собственно говоря, чего стесняться? Давайте мы с вами попробуем сами сделать выводы о виновности или невиновности подсудимой. Разумеется, ни в коем случае не вмешиваясь в работу суда.
Суд над барышней-путанкой

Итак с чего начался процесс? С самого начала. Несколько лет назад Наташа вышла в большую жизнь из детского дома. Как вы знаете, по закону государство должно ей предоставить жилье. С опозданием в несколько лет Наташа жилье получила, но об этом чуть ниже. А пока была она без жилья. И само собой, как и многие ее ровесники двинулась девушка на заработки в Москву. Здесь же и познакомилась с неким молодым человеком. Стали жить вместе. Потом поругались и молодой человек попросил Наташу из дому. Через некоторое время она оказалась в борделе. Довольно обычная, надо заметить, история. Столичные заведения достаточно плотно заполнены выпускниками детдомов. Социально неприспособленные, во многом наивные, эти молодые девушки сюда попадают достаточно часто.

«Работала» Наташа в салоне интим—услуг, что расположен был на Сущевском валу. Здесь же ее и задержали 27 июля 2009 года во время «контрольной закупки интим—услуг». И собственно говоря, с этого и начинается наша история. Подруги по бизнесу в своих показаниях отчего—то утверждали, что организатором притона является, как раз Наташа. Когда ее выпустили из милиции под подписку о невыезде, они сказали ей, что так будет лучше. И вообще посоветовали девушке исчезнуть из города на годик–полтора. Мол, за это время все забудется. И эта новоиспеченная бандерша подруг послушала. В редакцию, кстати, обратилась одна из ее подруг. Одна из тех девушек — Оксана, что Наташу не оговаривала. Ей стало обидно из—за того, что невинную и безответную девушку вдруг решили посадить в тюрьму. К этому времени Наташа уже находилась в СИЗО. Меру пресечения ей сменили, после того, как барышню задержали. Ее же объявили в федеральный розыск, как никак. Вот что рассказала Оксана.

Остальные девушки на суд решили не ходить. Они мне сами говорили, что им стыдно смотреть Наташе в глаза. А оговорить ее им посоветовали в милиции. Так они говорят. Ну и боятся настоящего сутенера.

А кто же он?

Такой Саша из Саратова. Я его только один раз и видела, когда он меня на работу брал. Говорят, он местной «крыше» платил, а выше денег не занес. Вот его и наказали. Только при чем здесь Наташа?

Со слов Оксаны выходит, что платил Саша из Саратова именно местным правоохранителям. Кому именно — она не знает. Такой вот конфликт вертикали власти. Высшая ее ступень не потерпела неуважения низшей. Интересно, что же скажут в суде милиционеры?

И вот встать, суд идет. На скамье подсудимых зареванная Наташа. На свидетельской трибуне милиционер, осуществлявший «контрольную закупку». И он показывает, что в ходе оперативно—розыскных мероприятий вместе с коллегами выявил этот притон. Свидетель отдал меченные купюры, прошел в душ, после чего и представился барышням. В квартире оперативники обнаружили презервативы, антисептики, деньги. Плюс показания подруг Наташи. Судья (на мой взгляд очень внимательная и доброжелательная) просит подсудимую задавать вопросы свидетелям. Наташа, подумав спрашивает.

— Скажите, вы потому меня решили обвинить, что за меня заступиться некому?

Других вопросов к свидетелям от Наташи добиться не удалось. Выступает Оксана. Рассказывает о том, как познакомилась с Наташей, говорит о том, что подсудимая не виновата. И сообщает такую пикантную информацию. Дело в том, что Саше из Саратова в этом доме по Сущевскому валу принадлежит еще один салон. Так вот «наташин» салон закрыли, а салон в этом же доме, того же сутенера работает. Тут позвольте небольшое отступление. Уже из редакции набираю номер этого салона, выслушиваю цены (2500 рублей в час, как и в закрытом заведении) и, естественно, интересуюсь адресом. Называют именно этот дом. Спрашивается. У нас что опера и дознаватели не на земле живут? Трудно было зайти еще в один «адрес»? Или качество следствия вообще никого не интересует?

Следующим номером программы выступает мама бывшего наташиного бойфренда. И она сообщает суду только положительное. Вдумайтесь на минутку, мать несостоявшегося мужа (выражаясь высоким штилем Наташа и этот молодой человек были обручены), не поленилась придти в суд, чтобы поддержать девушку. Однако, в милиции считают Наташу виновной. Тут следует поговорить еще раз о качестве следствия. Как надо было относиться к работе, чтобы даже запрос не отправить в детдом? Вообще претензии к представителям власти. Что за закон такой у нас, если сироте выдают жилье через несколько лет? И самое главное. Выдали потом. В сгоревшем подвале. Жить там, в прямом смысле нельзя. И конечно, неявка главных свидетелей. Тех самых товарок на основании показаний которых девушку и обвиняют. Вы не подумайте обо мне, что я пристрастен. Единственный раз я говорил с обвиняемой в зале суда, когда она просила не называть ее фамилию в прессе. Или она, может быть, подкупила корреспондента «МК»? То есть на подкуп вашего покорного слуги у обвиняемой деньги нашлись, а на адвоката нет (ее защищает «государственный» защитник). Вообще—то у сутенеров деньги есть. В том заведении, где работала Наташа трудилось порядка десяти девушек. При самом неудачном для сутенера раскладе (когда девушкам полагается 60% от выручки) каждая из них приносит в месяц минимум 1 тыс. долларов чистой прибыли. Это для справки. Может сложиться впечатление, что мы защищаем Наташу просто в пику милиции. Пусть так. Наташа, безусловно нарушила закон. Но административный кодекс, не уголовный. Отчего рядом с ней не видно того самого Саши из Саратова? Видно, следствие не знает о его существовании. Один из милиционеров, задерживающих Наташу заявил, что всех подробностей не помнит. Дел выше крыши. Верим охотно. Но установить настоящего сутенера было нетрудно. Тем более сейчас, когда его имя прозвучало в зале суда. Но зачем? Виновный и так уже есть. Суд из—за отсутствия свидетелей перенесен на 13 июля. Посмотрим, что принесет подсудимой это несчастливое число. Хотя, на мой взгляд, несчастьями Наташа и так не обделена.