Мигранты «захватывают» Сибирь

В каком регионе возникнет очередная «горячая точка»?

12.11.2013 в 08:00, просмотров: 10555

Прошедший на прошлой неделе так называемый «Русский марш» показал, что эта акция перерастает масштаб костюмированного шествия политических «сект» правого толка и встречает поддержку со стороны обычных людей. Не секрет, что национальный вопрос в регионах обостряется с каждым годом.

Мигранты «захватывают» Сибирь
фото: Геннадий Черкасов

После известных событий в Бирюлево федеральная власть пошла на беспрецедентный шаг: Госдума в спешном порядке приняла закон о межнациональных конфликтах. Закон расширяет полномочия глав субъектов федерации в сфере межнациональных отношений. Например, национальный вопрос теперь будет курировать специальный заместитель главы региона. Тюменская область и входящие в нее Ханты-Мансийский и Ямало-Ненецкий автономные округа в числе первых намереваются внедрить новый институт: национальная ситуация из-за большого притока мигрантов накалена здесь до предела. Однако спустя некоторое время в ХМАО от этой идеи решили отказаться. Губернатор Наталья Комарова решила, что будет лучше, если национальными конфликтами, диаспорами и этнопреступностью займутся муниципалитеты с их дырявыми бюджетами и кормящимися на местах мелкими чиновниками.

Западная Сибирь находится на периферии информационного поля, и когда в прессе говорят о засилье мигрантов и национальных конфликтах, то подразумевают ситуацию в крупных городах европейской части страны. Национальный вопрос в Югре меж тем едва ли менее актуален, чем в Западном Бирюлево.

Преступления, совершаемые приезжими в Югре, регулярно мелькают в сводках новостей. В начале прошлого года одно за другим произошли три события, всколыхнувших жителей ХМАО. В начале января на Нефтеюганском шоссе в Сургуте было расстреляно такси, которое не уступило дорогу чеченцам. Затем в сургутском клубе «Эмбарго» произошла массовая драка, учиненная выходцами из Чечни и Дагестана. Месяцем позже в кафе группа кавказской молодежи устроила поножовщину с выходцами из Киргизии, которых впоследствии подбросили с колото-резаными ранами к ступеням муниципального травмпункта. В этом году резонансные драки со стрельбой с участием кавказцев состоялись в Югорске, Нижневартовске и дважды в Сургуте. Последний конфликт произошел 2 ноября в Нижневартовске. Пятеро безработных чеченцев спровоцировали конфликт с администрацией кафе, за работников вступились двое сотрудников ОМОНа (не при исполнении). В ходе драки чеченцы порезали четырех человек, в том числе омоновцев, и скрылись на автомобиле. Спрашивается, не слишком ли много этнически окрашенных преступлений для региона с населением всего в 1,5 миллиона человек, что соответствует количеству жителей Новосибирска?

Ханты-Мансийский автономный округ — один из богатейших российских регионов: здесь добывают около половины всей нефти в стране. Однако за финансовым благополучием кроется социальный коллапс. Так, за первое полугодие 2013 года в Сургуте уровень преступности вырос более чем в полтора раза. С чем могут быть связаны такие сомнительные достижения? За этот же период в город прибыло более 26 тысяч мигрантов — это 7,7% от общего количества жителей одного из крупнейших городов региона — Сургута. Более того, значительное их количество явно не соответствует образу законопослушного гражданина, поскольку статистика неумолима: жителей крупнейшего города в регионе стали грабить в девять (!) раз чаще.

Местное население, естественно, недовольно сложившейся обстановкой. Особенно на фоне того, что в регионе сложная обстановка с жильем. К губернатору у местных жителей почти личная претензия — ей не могут забыть 280 квартир в новостройках, которые были выделены «вынужденным переселенцам» из Чечни, когда 30 тысяч жителей округа вынуждены ютиться в неотапливаемых бараках-балках.

К полиции у югорцев такое же отношение. Более половины жителей Ханты-Мансийска отрицательно оценивают деятельность полиции по обеспечению порядка. 65% даже не имеют представления о том, чем занимается их участковый. Губернатора Наталью Комарову неоднократно просили в социальных сетях обратить внимание на проблему, однако ее подчиненные в лице главного полицейского Югры Василия Романицы заявляли: «У нас этнических преступлений нет». Жителям региона, конечно, в это не верится: «Нам нужен губернатор, который будет защищать местных жителей».

Сейчас уже абсолютно глупо скрывать, что такой проблемы не существует. 25 октября заместитель шефа югорской полиции признал существование проблемы этнических преступлений, тем более что прибытие мигрантов в регион поставлено на поток. Летом этого года полицейские прикрыли в Ханты-Мансийске серьезный канал переправки мигрантов на территорию округа, изъяв большое количество паспортов, поддельных штампов и печатей, корешков о пересечении границы. Все понимают, что на месте старой базы появится новая.

Что делает руководство округа, ведь именно ему местные жители пеняют на засилье этнопреступности? Вместо того чтобы сглаживать этнический фактор, он, наоборот, форсируется. В регионе создан так называемый «дагестанский ОМОН». Глава дагестанской диаспоры в Югре Александр Зубаиров заявил, что вскоре в Ханты-Мансийском автономном округе появятся мобильные группы, которые будут выезжать на место потасовок с участием выходцев из Дагестана — в каждой мобильной группе будет по три-четыре спортсмена. С согласия губернатора в округе появились легальные этнические силы правопорядка, действующие не сколько по закону Российской Федерации, сколько по понятиям своих сообществ. Получается, «разруливать» ситуации с дагестанцами будут дагестанцы, с таджиками — таджики, а кто в таком случае будет «разруливать» проблемы русских, украинцев, башкир, приехавших в регион со времен его освоения? Полиция?

Наталья Комарова предлагает молиться. В сентябре местные власти проводили акцию «Сила в единстве», которую губернатор так себе представляла: «Каждый, кто пожелает — уверена, много народа захочет это сделать, — одновременно произнесет молитву, каждый свою, но об одном: о том, чтобы в нашей земле рождались здоровые красивые дети, чтобы семьи были крепкие, чтобы земля развивалась так, как нам это нужно». Акция прошла, а массовые драки с этнической подоплекой никуда не делись.

Похоже, Бирюлево и набирающие обороты «русские марши» стали тревожным звонком для Москвы — откуда в таком случае расширение полномочий регионов, в то время как 10 лет наблюдалась обратная тенденция? В свою очередь, губернатор ХМАО, судя по всему, отказывается от заместителя по межнациональным отношениям, скинув проблему федерального масштаба на плечи муниципалитетов. Смогут ли они взаимодействовать с хорошо организованными группами приезжих? Например, в мае этого года полицейские решили проверить колонну из автомобилей с «низкой посадкой» и задержали более 160 человек, изъяв у них травматическое оружие, ножи и бейсбольные биты. Большая часть задержанных — выходцы из республик Северного Кавказа.

Югра сейчас и так пороховая бочка — зачем раздражать местное население? Каждому жителю Югры понятно, что с каждым конфликтом с участием приезжих терпение местного населения иссякает.