Обвиняемый в убийстве националист Даниил Константинов сказал последнее слово

Приговор будет будет оглашен 26 декабря

17.12.2013 в 20:00, просмотров: 6588

В Чертановском суде во вторник состоялось последнее содержательное заседание по делу националиста Даниила Константинова, обвиняемого в убийстве. Оппозиционер в своем последнем слове говорил о политической подоплеке дела, о промахах стороны обвинения и о ситуации в стране.

Обвиняемый в убийстве националист Даниил Константинов сказал последнее слово

Напомним, что по версии обвинения, Даниил Константинов, основатель Лиги обороны Москвы (организация декларирует защиту горожан от агрессивности мигрантов, исламизации и этнопреступности), 3 декабря 2011 года убил человека в переходе метро «Улица академика Янгеля». Согласно мнению прокуратуры, случилось это в результате бытовой ссоры: Константинов плюнул на куртку Алексею Темникову. Завязалась драка. Далее Константинов вытащил нож и нанес Темникову рану, от которой тот впоследствии скончался.

Константинов был задержан в марте 2012 года в своей квартире. Тогда же ему предъявили обвинения в бытовом убийстве, позже переквалифицированные на «убийство из хулиганских побуждений». В конце концов изначальная статья восстановилась. Сам Константинов такую несуразицу объясняет тем, что «из хулиганских побуждений» подразумевает суд присяжных, который бы его оправдал.

Заседание началось с часовым опозданием. Посетителям был выделен самый большой зал Чертановского суда, рассчитанный на 45 мест. Сочувствующие, однако, поместились не все — и еще минут 20 притаскивали из коридора скамейки. Наконец, судья попросила Константинова сказать последнее слово.

«Я абсолютно уверен — все присутствующие твердо знают: я не совершал вменяемого преступления. В тот злополучный день я находился в 20 километрах от места преступления, где вместе с гостями праздновал день рождения своей мамы, — начал арестант. — Обвинение потерпело полное фиаско. Меня обвинят в том, что я с неустановленной целью по неустановленной причине с неустановленными лицами неустановленным способом отправился на другой конец города, где с неустановленной неприязнью убил незнакомого мне человека. Потом неустановленный источник неустановленным способом сообщил неустановленному оперативнику о моей причастности к поножовщине».

Константинов читал с бумажки, поднимая глаза на слушателей. Речь звучала раскатисто, громко: не было впечатления, что этот человек уже полтора года сидит за решеткой.

Подсудимый заговорил о сути дела: на одежде покойного не обнаружили ни отпечатков пальцев, ни крови, ни слюны, ни каких-либо микрочастиц волос или ногтей. По материалам расследования, их смыл дождь. В процессе обысков, проведенных в квартире обвиняемого, а также в офисе его отца, оперативники изъяли печати, бухгалтерию, 8 компьютеров. Нож так и не нашли. Константинова не зафиксировала видеозапись в метро, из чего обвинение вывело — убийца приехал на машине. Система «Поток», распознающая автомобильные знаки (её использует ГИБДД для выписки штрафов), не «видела» автомобиля обвиняемого в районе преступления.

В общем, по мнению Константинова, дело «шито белыми нитками». Особый трепет среди неравнодушных вызывает единственный свидетель обвинения вор-рецидивист Сафронов. Только за время расследования он совершил около десяти краж, за что был приговорен к мягкому условному сроку. На предыдущем заседании сторона защиты объясняла, почему показаниям Сафронова нельзя верить. Например, на первых допросах свидетель утверждал, что не видел, кто и как размахивает ножом. Через несколько месяцев вспомнил — лезвие находилось в руках Константинова. Еще позже свидетель добавил — замахивался арестант сверху вниз. Медицинская экспертиза, однако, выяснила — удар был нанесен снизу вверх. Таких малозначимых нестыковок в деле немало.

«Я ухожу — и, видимо, надолго. Тюремное заключение напоминает летаргию. Говорят, Гоголь расцарапал крышку гроба, очнувшись ото сна, осознав — его похоронили. Крышку нашего гроба не расцарапаешь», — говорил Константинов. Хлынули аплодисменты.

Заключенный попросил забыть обиды и раздоры, оставить политические распри и личные интересы. Объединиться и вернуть контроль над властью. «Не бойтесь ничего. Тюрьма — не самое страшное. Оказавшись в заключении, я задумался — что такое родина? Смотрю на вас всех — на тех, кто находит силы и время приходить в суды, поддерживать заключенных… Родина — это мы. Это надо запомнить» — заключил Константинов. Повисла неловкая пауза. Люди поднялись с задних рядов. Кто-то захлопал. Конец речи потонул в оглушительных аплодисментах.

«Свободу! Свободу!», — завелась толпа. Люди подходили к клетке, пытались пожать руку; из оттесняли приставы. Константинов поднимал руку, призывал бороться до конца. «Оглашение приговора состоится 26-го декабря», — успокоила судья. На этом судебное заседание завершилось.