Хроника событий Американцы признали пользу для России от войны в Сирии Кадыров назвал условие окончания войны в Сирии "И это называется журналистика": премии ТЭФИ вручили для собственного удовольствия Школьникам становится всё труднее понимать смысл истории Патрик Бьюкенен призвал Трампа не ссориться с Путиным из-за Сирии

Страшная эпидемия холеры поразила Ближний Восток

Что происходит в стране, о которой предпочел забыть весь мир

27.07.2017 в 14:19, просмотров: 8792

«Три месяца назад примерно началась эта эпидемия. Свыше 400 000 больных уже. Более двух тысяч умерших. Зараза распространяется с огромной скоростью. Мой отец тоже был болен, поэтому я не могу и не хочу молчать о том, что на моей родине происходит настоящая гуманитарная катастрофа, но в отличие от того, что творится в Сирии, об этом практически ничего не известно».

Страшная эпидемия холеры поразила Ближний Восток
фото: AP

Еще недавно Али Яхья Сенан Аль-Бареда был блестящим молодым дипломатом, работал в посольстве Йемена в Москве, но после того, что началось на его далекой родине, а он не захотел притворяться, что все в порядке, потерял все.

Холера не знает границ. Болезнь, о которой позабыли к началу XXI века, вернулась на Ближний Восток. Но о том, что на самом деле происходит, находятся лишь обрывочные сведения в Интернете да снятые на телефон видео из переполненных госпиталей. «Холера добивает растерзанный революцией и блокадой Йемен», — так озаглавлены эти страшные кадры, ситуацию усугубляет еще и начавшийся здесь голод.

Эти сведения подтверждает и озвученный на днях доклад генерального секретаря ООН Антониу Гутерреша: «Причем более 60 процентов населения здесь не знают, когда и откуда придет их следующая еда», — добавил генсек.

«Холера поражает самых уязвимых. 40 процентов предположительно заболевших — младше 15 лет. А треть умерших составляют пожилые люди старше 60 лет», — заявила и представитель ВОЗ Фадела Шаиб.

Каждый день заражаются примерно от пяти до семи тысяч человек. Причем люди уверены, что страшная болезнь, «ближневосточная чума», как ее еще называют, привнесена извне, что это бактериологическое оружие и кто-то специально заразил центральный водопровод. Ведь такого действительно не было даже в Сирии, в Алеппо, осажденном ИГИЛ (организация, запрещенная в РФ) городе, почти два года прожившем без воды, почему-то не началась антисанитария и людей не выкашивали пачками смертельные болезни.

Но внутренняя ситуация в Йемене запутана уже два года как. И я даже не пытаюсь вникать в подробности государственного переворота, о котором рассказывает Али Аль-Бареда, бегства в Саудовскую Аравию экс-главы их государства, не желавшего после окончания срока своего правления снимать с себя полномочия, начало войны с Саудовской Аравией из-за кризиса власти... Бомбежки, блокада... Сейчас с Йеменом нет регулярных авиасообщений, туда практически не допущен Международный Красный Крест. И только холера не знает границ. Если сегодня не купировать очаг заболевания, не исключено, что завтра оно перекинется на соседние государства.

«У нас всегда была богатая страна и очень бедный народ», — вздыхает мой собеседник. Народу бежать действительно некуда. Народ ждет конца.

«Всё бомбят: школы, жилые дома, больницы. В оставшихся госпиталях нет места, нет элементарных лекарств. Умирают от того, что вовремя не получают помощи. Происходит обезвоживание организма, два дня или три максимум, и все. Старики умирают, дети, самые слабые», — говорит Али.

А как же вода?

«Воды не хватает. Минеральная же очень дорога, ее не все могут себе позволить. А кто мог, уже уехал из Йемена. Люди не получают зарплаты, ни у кого нет денег. Кто работал в частных магазинах, в супермаркетах, тоже давно разорились, потому что никто и ничего у них не покупает».

Как можно умереть здесь от голода? В одной из самых богатых полезными ископаемых южной стране, где царит аграрный рай — растут гранаты, манго, кофе. На данный момент Йемен практически изолирован от всего мира. «Люди находятся друг рядом с другом и заражаются друг от друга. Больных все больше, а медикаментов все меньше, — продолжает Али. — Мир не смотрит на Йемен с точки зрения человечности. Почти два года у нас закрыты все школы и университеты. Беженцев мало, сбежать просто невозможно. Да и куда бежать? Кто нас ждет?»

В Йемене у Али осталась большая семья. Двенадцать братьев и сестер. Сестры все уже замужем, он самый младший из братьев. Семья была обеспеченной и смогла послать сына учиться за границу. Русский язык он знает как родной. «Так что я сейчас в лучшем положении, чем большинство моих несчастных соотечественников».

Кстати, отец Али тоже был болен холерой, но, к счастью, выжил.

«Почему я, как и многие, думаю, что это не просто так болезнь, что у нас отравили воду? В Ливии война, в Сирии семь лет война, климат почти такой же, тоже много мертвых, погибших, но ведь эпидемии холеры нет — и как это объяснить? Мы требуем мировое сообщество провести расследование случившегося и назвать причины появления холеры», — говорит Али.

Только Россия, как считает он, что-то делает для Йемена. «Ваше МЧС с трудом, но доставляет нам гуманитарную помощь, но это капля в море. А кроме России, нам никто не помогает. Но и вы не можете разрываться на два фронта — у вас еще Украина, Сирия, мы все понимаем...»

С Али Аль-Бареда меня познакомила Наталья Мезенцева, глава некоммерческой благотворительной организации святого мученика Вонифатия. Она высказала инициативу в самом ближайшем будущем собрать вместе в Москве представителей арабских государств для проведения диалога: «Россия и страны ближневосточного региона, так это будет называться, ведь нужно изыскивать любые возможности, чтобы принести мир в этот непростой регион, найти точки соприкосновения в рамках экономического и политического сотрудничества», — считает Наталья Мезенцева.

Когда дипломат Али Аль-Бареда публично заявил о своем несогласии с нынешнем курсом власти, вернее, безвластия, его уволили из родного посольства и больше туда не пускают, как он говорит, даже не выплатили до конца причитающуюся ему зарплату. Но не эта причина заставила его дать интервью "МК", а боль за своей народ, которому, получается, неоткуда ждать помощи.

«У меня дочке три года, жена. Перебиваемся как-то, пока у меня еще открыта виза, и я могу до 2018 года продолжать спокойно жить в России, в безопасности. Но что потом?» — переживает он. — Но еще больше обидно, что на моей родине умирают люди, а в мире об этом никто даже не слышал».

МНЕНИЕ ЭКСПЕРТА

Ольга Семенова, врач-эксперт ФКУЗ «МСЧ МВД России» по Москве:

Я  в семилетнем возрасте пережила эпидемию холеры в Узбекистане в 1965 году. Это, кстати, была единственная эпидемия холеры в СССР. Власти быстро ликвидировали очаг заболевания. Военные патрули дежурили по городу  весь период карантина. Никого никуда не пускали - где человек оказался в момент объявления карантина, там он и находился до конца ограничений. Я, например, все это время жила в детском саду вместе с другими детьми.

За время эпидемии умерло менее 100 человек, все быстро локализовали. Разные гипотезы есть, каким образом эта болезнь была занесена. В то время считалось, что первыми заразились летчики, откомандированные в Сурхандарьинскую область, граничащую с Афганистаном, в котором действительно регулярно регистрировались случаи холеры, но лично мне эта версия кажется несостоятельной.

Вряд ли причиной нынешней эпидемии в Йемене может быть специальное бактериологическое заражение, скорее всего это результат дефицита пригодной питьевой воды и антисанитарные условия проживания населения в условиях войны. Смерть при холере наступает в результате невосполнимой потери жидкости организмом. Если пить чистую воду и специальные препараты, то умереть от холеры в 21-м веке невозможно. Тот же антибиотик тетрациклин отлично помогает. Массовой гибели людей от этой болезни просто быть не должно при своевременно оказанной медицинской помощи и проведении необходимых санитарно-эпидемиологических мероприятий.

Война в Сирии. Хроника событий