Суд отказал москвичке в праве посещения матери в реанимации

Убедительных законодательных актов в ее поддержку Фемида не нашла

19.09.2018 в 20:19, просмотров: 11610

Впервые в истории москвичка подала в суд на больницу, которая отказала ей в посещении умирающей матери, — но проиграла его.

Иск москвички за отказ больницы в посещении умирающего в реанимации родственника стал первым в истории российской юриспруденции. И хотя казалось, что правда на стороне женщины, люди в мантиях решили иначе.

Суд отказал москвичке в праве посещения матери в реанимации
фото: Елизавета Клушина

На самом деле еще до того, как проблема обрела широкий резонанс, никаких препятствий для таких посещений юридически не было. Запретов на законодательном уровне не существовало, хотя никто не обязывал стационары создавать «проходные дворы», чем администрации и пользовались, устанавливая свои жесткие правила.

«Если следовать Конституции РФ, она гарантирует нам право на свободу перемещения, и лечебные учреждения, как места публичные, должны законодательно обосновать любой запрет на общение с пациентами. Ограничений на проход по их территориям и корпусам быть не должно, и внутренние правила распорядка не могут противоречить Конституции, — говорит председатель Общероссийской лиги пациентов Александр Саверский. — Поэтому вся эта история с проходом в реанимационные отделения изначально является бредом».

Этим летом столичный Депздрав выпустил приказ о том, что все отделения реанимации должны быть открыты для родственников круглосуточно. Однако москвичка Ольга Подоплелова, которую не пустили в реанимационное отделение ГКБ им. Плетнева к умирающей матери в мае, потребовала компенсации через суд. Суд же не нашел ни одного правового акта, который бы регламентировал такие визиты.

...Мать Ольги, онкобольная Надежда Подоплелова, попала в больницу 8 мая, но ни 10, ни 11 мая (в день рождения пациентки) родных к ней в реанимацию врачи не пустили. Даже после того, как сказали: скорее всего, в течение суток ее не станет. Так и произошло. Когда Ольга подала жалобу администрации, ей ответили, что завотделением был не прав и его лишили премий за год (но через месяц их вернули). Женщина решила добиться компенсации морального вреда через суд. Как юрист, она была уверена, что выиграет, — но Измайловский райсуд принял решение в пользу больницы. Видимо, приказ Департамента здравоохранения, который вступил в силу 29 июня 2018 года, убедительным правовым актом не считается.

Как подчеркивает Саверский, наша система здравоохранения очень плохо понимает закон: «У нас родственникам пациентов, в том числе умерших, даже не сообщают их диагноз, что порой жизненно важно. Например, если мать умирает от генетической патологии, которая может угрожать ребенку. Врачи открещиваются врачебной тайной, и только в суде или через прокуратуру можно узнать, от чего умер твой родственник».

Москвичка намерена обжаловать решение суда в вышестоящих инстанциях.