«Задачи поводыря и охранника лучше не совмещать»

Эксперт — о тонкостях подготовки собак для слепых

18.11.2013 в 16:52, просмотров: 3308

Как готовятся собаки-проводники для людей, потерявших зрение, какие породы годятся для этой роли лучше всего, как проходит «выпускной экзамен» для четвероногого поводыря и почему в регионах невыгодно дрессировать поводырей? Об этом и о многом другом нам рассказал Артем Саловаров, кинолог-инструктор собачьего питомника «К9».

«Задачи поводыря и охранника лучше не совмещать»
фото: Михаил Ковалев

— Какие собаки могут служить поводырями? Можно ли подготовить проводника из собаки, которая уже есть у незрячего человека?

— Классикой жанра среди пород собак-поводырей считаются лабрадоры и немецкие овчарки. Но вообще пригодны большинство пород, тут все достаточно гибко. Исключается лишь незначительное количество пород с капризным характером — шарпей, к примеру, чау-чау, ну и миниатюрные собачки, поскольку с ними просто неудобно. Дворняги отлично дрессируются в качестве поводыря, у них есть лишь единственный минус: если собака берется щенком, то трудно предугадать размеры взрослой особи — собака может вырасти низкорослой и некрупной.

Подготовить собственную собаку клиента — без проблем. Главное, чтобы она была не слишком маленькой, не имела неустойчивого характера и была не слишком возрастной. Для обучения годятся собаки с 8 месяцев до двухлетнего возраста.

— Что должна уметь собака-поводырь?

— Знать маршруты, держать направление, поворачивать в ту или иную сторону и останавливаться по приказу хозяина, быть спокойной, не лаять без причины. Собака должна входить без опасения в двери, в транспорт, в лифты и т.д. Главные навыки собаки заключаются в умении замечать и обходить любые препятствия — нижние и верхние, останавливаться, когда перед ней препятствие, которое она может преодолеть, а человек — нет.

— Может ли собака быть еще и защитником для незрячего человека, если ее дополнительно натаскать на функции охранника?

— При необходимости совместить навыки поводыря и защитника в одной собаке несложно, технических препятствий к этому нет. Можно выучить на поводыря питбуля или бультерьера или даже натренировать на защиту добряка лабрадора. В принципе, если такое потребуется, я могу это сделать, но предпочитаю работать все же с дружелюбными собаками и не учить их навыкам охранника. Дело в том, что собака-защитник — палка о двух концах. Специально подготовленное для охраны животное смотрит на мир иными глазами, нежели обычное, не имеющее таких навыков, и везде видит опасность для своего владельца. Поэтому такая собака требует от своего хозяина повышенного контроля и сдерживания, если она проявляет агрессию в ситуации, когда опасности для владельца нет. Незрячему же человеку сделать это весьма сложно. Скажем, дети подбежали погладить собаку, а она восприняла это как посягательство на владельца и атаковала. Человек, который видит, что происходит, придержит собаку, отдаст команду, да и детям крикнет, чтобы не лезли. Но если этого не видеть, может произойти беда.

— По каким признакам вы считаете обучение законченным? Как собака-поводырь «сдает экзамен»?

— После того как я вижу, что собака правильно выполняет все команды и понимает, что от нее требуется, я разучиваю с ней несколько базовых маршрутов по городу. Когда собака готовится для конкретного человека, целесообразно эти маршруты выбирать исходя из его местожительства — в магазин, аптеку, поликлинику, к родственнику. Маршруты, как правило, берутся вполне реальные — километра по два, с подъемами-спусками, с транспортом. Собака готова после того, как я убеждаюсь, что по этим маршрутам она может без труда вести меня самого — я завязываю глаза (со мной рядом идет коллега на всякий случай!) и прохожу этот маршрут как незрячий — только так можно по-настоящему убедиться в результате.

В некоторых других собаководческих питомниках, насколько мне известно, разучивают тестовые маршруты по своим внутренним тренировочным площадкам. Это мне кажется не совсем правильным: маршрут по реальному городу более объективно показывает, насколько готово животное.

— Собака — не машина, которая одинаково едет в руках любого водителя. Как сделать так, чтобы нового хозяина она слушалась, как инструктора, да и хозяин смог ею управлять?

— Подготовка поводыря длится около полугода. После этого еще примерно месяца полтора занимает ее передача от инструктора к владельцу — это даже более сложная задача, нежели тренировка самой собаки. За эти полтора-два месяца животное привыкает к новому хозяину, он учится понимать собаку и контролировать ее, да и сам нередко, как ни странно, повторно учится «ходить». Зачастую незрячие люди отвыкают от ходьбы на сколь-либо значимые расстояния, замыкаясь в квартире с ее ограниченными перемещениями по комнатам, и первые выходы в город для них весьма сложны даже психологически.

Передача собаки происходит на тех самых маршрутах, которые я с ней разучил. Вместе с незрячим владельцем мы ходим по ним. За это время он приноравливается к животному, а собака понимает, кого она теперь ведет и кто ее новый напарник.

Забавный эпизод, к слову, имел место при одном из таких выходов в свет, когда собака передавалась будущему владельцу. Маршрут был от дома до продуктового рынка — собака доводит, а там хозяин уже должен был посредством вопросов найти нужный павильон. Дошли, владелец обращается к первому попавшемуся человеку, спрашивая, где павильон с молочными продуктами, — тот что-то мямлит невнятно. Он его переспрашивает, долго и упорно, — я стою в стороне и не вмешиваюсь: в целом ситуация рядовая, и человек сам должен справляться в таких случаях. В результате хозяин собаки так ничего и не добился от того человека, и ему помог кто-то другой. Но он меня потом спрашивает: а почему он мне ничего не сказал?! Да дело в том, говорю ему я, что случайно из массы людей на рынке ты выбрал самого нерусского, какого только можно было найти…

— А сколько стоит подготовка собак и кто за это платит? Выгодно ли питомникам заниматься такой деятельностью?

— Упрощенно вся система выглядит так: незрячий человек обращается в социальную службу (как правило, через общественную организацию — общество слепых), пишет заявление о том, что нуждается в собаке-поводыре как в реабилитационном средстве, прикладывает справки от врачей, подтверждающие, что ему показано такое реабилитационное средство, поскольку он является инвалидом по зрению 1-й группы. После чего соцзащита делает заказ на покупку и подготовку — есть ряд питомников, которые предлагают такие услуги, — и перечисляет деньги. Незрячий же человек получает собаку бесплатно.

При этом в России официальной структурой, занимающейся исключительно подготовкой животных для незрячих, является Купавинская республиканская школа восстановления трудоспособности слепых и подготовки собак-проводников. Но у организации ограниченные возможности, они выпускают около 60–70 собак в год, при том, что в стране около 300 000 слепых. Поэтому органы соцзащиты могут заказывать тренировку собак в регионах у местных питомников и школ. В том числе и у нас: у нас частный питомник, с 1995 года мы занимаемся самими разными направлениями — и общий курс дрессировки, и подготовка к защитно-караульной службе, дрессировка по индивидуальному заказу, для полиции и МЧС. За подготовку собак-поводырей мы получаем совершенно неадекватные трудозатратам суммы, нам это невыгодно, но мы все же сохранили у себя это направление, поскольку заявок на собак в регионе приходит немного, и мы можем позволить себе заниматься этим чисто с социальной точки зрения.