Пинг-понг на колесах

При главе Минтранса настольный теннис стал “Клубом по бизнес-интересам”

07.07.2011 в 20:22, просмотров: 2406

Подготовка к Олимпиаде 2014 года вышла на финишную прямую. Установленные в Сочи часы ведут обратный отсчет времени до начала Игр, а Минспортуризма не скрывает амбиций сделать их самыми запоминающимися в истории олимпийского движения. Дискуссии о том, зачем вообще нужна России эта Олимпиада, остались в прошлом. Престиж страны, принимающей Игры, стоит затраченных усилий, уверяют организаторы. При этом подготовительная суета заслонила собой главное: понимание, что спортивный имидж государства — это, прежде всего, победы спортсменов на крупнейших соревнованиях в “преддверии” Олимпиады. Учитывая остроту проблем во многих видах спорта, добиться их будет гораздо тяжелее, чем построить новые стадионы в Сочи.

Пинг-понг на колесах

Показательна ситуация, сложившаяся в таком, казалось бы, общедоступном виде спорта, как настольный теннис. В последний раз россияне поднимались на пьедестал почета на международных соревнованиях в этом виде спорта еще в прошлом веке — в 1991 году. После этого нашим теннисистам не удалось добиться ни одного значительного успеха. Апофеозом пораженчества стал чемпионат мира 2011 года в Роттердаме. Мужчины-россияне вошли лишь в первую тридцатку, результаты женщин еще хуже. “Пять наших спортсменок все вместе сумели выиграть только один сет!” — с горечью констатируют профессионалы и любители настольного тенниса. Фактически, при нулевой отдаче от сборной на чемпионате, ее финансирование стало бриллиантовым. Столь скромный КПД получился, возможно, и потому, что курируют российский настольный теннис некоторые чиновники из Министерства транспорта РФ во главе с Игорем Левитиным.

У руля Федерации настольного тенниса чиновники от Министерства транспорта стоят уже пять лет. В 2009 году министр транспорта РФ Игорь Левитин формально выполнил указание Дмитрия Медведева и покинул пост президента ФНТР. Но, возможно, де-факто он продолжает руководить, переместившись в кресло главы Наблюдательного Совета Федерации. Заметим, что должность его заместителя, ответственного секретаря, первого вице-президента ФНТР занимает также сотрудник Министерства транспорта, а именно директор административного департамента, Пашков К.А.
 
Такое покровительство может быть связано с тем, что ФНТР при Левитине стала своеобразным “клубом по бизнес-интересам”. В администрации “теннисной столицы” России Екатеринбурге подтверждают, что турниры собираются главным образом вокруг министра, а само соревнование — дело десятое. Именно с этим связана, например, вдруг проявившаяся любовь к пинг-понгу уральских олигархов Искандера Махмудова и Андрея Козицына. Они, как хозяева УГМК, ныне спонсируют Олимпийский центр подготовки спортсменов по настольному теннису в Верхней Пышме.

Точечное взращивание
 
Между тем основная задача Федерации настольного тенниса России, согласно уставу ФНТР, определена как популяризация пинг-понга. Но сделать этот вид спорта популярным и зрелищным Федерации до сих пор так и не удалось. При том, что еще несколько лет назад настольный теннис был настолько же распространенной дворовой игрой, как футбол в Бразилии. Сейчас же это направление спорта доведено до степени распада, вполне сопоставимой с разрухой на дорогах. Возможно, непрофессионализм является первопричиной нескончаемых поражений наших спортсменов. По мнению первой ракетки, единственного российского призера престижного турнира “ЕВРО-ТОП-12” Алексея Смирнова, в настольном теннисе России абсолютно отсутствует система. “Сейчас мы еще видим много играющих теннисистов, но через 5—7 лет вряд ли останутся талантливые спортсмены”, — уверен он. Сам Смирнов играл в Германии за местные клубы и летом 2008 года вернулся: “На тот момент я думал, что будет легче, если поеду играть домой, однако ничего не изменилось”. По словам мастера спорта, в стране нет хороших тренеров, существуют проблемы с залами даже для сборной, а средний уровень игры в российском чемпионате намного ниже, чем в Европе.
 
Провалы последнего двадцатилетия вынудили российских болельщиков смириться с мыслью, что на летней Олимпиаде-2012 в Лондоне ждать побед от сборной не стоит. Даже заместитель председателя правительства РФ Сергей Иванов, комментируя результаты Олимпиады 2008 года, сказал, что “возрождать тренерскую и игровую школу настольного тенниса внутри России сейчас бесполезно”.
 
При том, что в стране элементарно не хватает профессиональных спортсменов. На март 2011 года в списках ФНТР (рейтингах) значились всего 2453 мужчины и 1482 женщины. Для сравнения в квалификационных списках Германии — 600 тысяч спортсменов, Японии — 500 тысяч, Франции — 150 тысяч. Казалось бы, выход прост — активно развивать сеть детских спортивных школ, как это делают в Китае, где настольный теннис вообще является школьным предметом. Но пока ФНТР под протекторатом чиновников из Минтранса — несметно богатой, но, как показывает практика, абсолютно неэффективной для настольного тенниса структуры, занимается взращиванием талантов лишь “точечно”.
 
Объявив столицей отечественного пинг-понга Екатеринбург, Федерация перевезла туда перспективных юниоров, таких как Александр Шибаев из Ярославля. Однако на сегодняшний день Шибаев – единственная молодая надежда российской сборной, а для того чтобы толкать вид спорта вверх, талантов нужно гораздо больше. Тренеры уверены: необходимо в корне изменить подходы к обучению, создать такую же клубную систему, как, например, в футболе или баскетболе. В то же время российские детские школы настольного тенниса все чаще оказываются перед угрозой закрытия. Даже в “теннисной столице” чуть не закрыли СДЮСШОР № 3. Отстаивали спортивное учебное заведение всем миром. Похоже, покровителю российского тенниса, министру транспорта Игорю Левитину интереснее приглашать китайских теннисистов. В ближайшем будущем китайцы могут пополнить сборную России. В ФНТР объясняют это желанием подстегнуть наших спортсменов.

 Игра по-крупному
 
Стали правилом денежные сборы на участие в соревнованиях, что организаторы объясняют необходимостью оплачивать залы и работу судей. Многие турниры проводятся за счет взносов участников, в то время как права на организацию и проведение принадлежат Федерации. Так, например, на сайте самой ФНТР содержится информация о том, что в 2009 году в Шарм-эль-Шейхе проводился ветеранский турнир, за участие в котором спортсмены должны были внести по 100 евро, а также оплатить свое проживание в Египте и перелет.
Под протекторатом Игоря Левитина организация спортивного процесса в настольном теннисе не стала более развитой и общедоступной.
 
Не секрет, что транспортная отрасль в стране — неисчерпаемый источник богатств, но, видимо, в отношении “подшефного” спорта министр не стал перенаправлять финансовый поток. Пока ситуация такова и финансировать свои достижения спортсменам приходится из собственных средств, российским теннисистам на международных соревнованиях придется довольствоваться лишь местами в четвертой десятке. Если предположить, что аналогичным образом “налажена работа” в других спортивных дисциплинах, Олимпиада в Сочи не поднимет престиж российского спорта, а обернется катастрофой.