Олимпийский чемпион по хоккею Виталий Прохоров: «Мы — нация победителей»

Главный тренер юношеской сборной России — о том, как сделать наш хоккей лучшим

29.05.2015 в 14:18, просмотров: 4629

Виталий Прохоров — олимпийский чемпион-1992 — один из самых умных и энергичных людей в нашем хоккее. Не только тренирует — и очень успешно — юношескую сборную страны (хоккеисты 1998 года рождения), но и делает всё, чтобы возродить славные победные традиции в целом, чем и занимается вместе со всем коллективом «Центра юношеских сборных имени Виктора Тихонова». Несколько дней назад Прохоров побывал в «МК» — и ответил на вопросы наших журналистов и читателей.

Олимпийский чемпион по хоккею Виталий Прохоров: «Мы — нация победителей»
фото: Геннадий Черкасов

- Виталий Владимирович, раньше в хоккее у нас любое место, кроме первого, считалось провальным. Как считаете, что является первостепенным для возвращения к победным традициям?

- Давайте вспомним официальную историю появления хоккея как такового. Родоначальниками считаются канадцы. Те учили играть чехов, а они в свою очередь - нас. И постепенно в Советском Союзе стали формироваться и своя неповторимая школа, и сильнейший тренерский состав, и появились великие игроки. Мы начали побеждать на чемпионатах мира, Олимпийских играх, а после и обыгрывать тех, кто нас познакомил с этой игрой. Это был настоящий прорыв. За океаном канадцы чувствовали себя великими, а тут вдруг их начали побеждать. Постепенно весь мир стал учиться уже у нас. После развала Советского Союза десятки российских специалистов отправились за рубеж. Многие специалисты отправились в Швейцарию и скандинавские страны. Мы все прекрасно помним работу Владимира Владимировича Юрзинова в Финляндии. По сути, наши тренеры начали учить весь мир играть в наш хоккей. К сожалению, в 90-е годы мы потеряли большое количество талантливых спортсменов: в разные страны отправились более 400 ведущих хоккеистов страны. Мир поменялся, и Россия уже не могла доминировать на крупнейших турнирах. Тем не менее положительные изменения на лицо. С 2008 года мы не только стабильно входим в число призеров чемпионатов мира, но и выигрываем там золотые медали. С Олимпийскими играми пока сложнее. Победы будут и там, но для этого нужно время. В целом, хочу отметить огромную работу, которую сейчас осуществляет Министерство спорта, Федерация хоккея России, Континентальная хоккейная лига и другие участники спортивного процесса.

- Даже если сейчас наша Федерация хоккея избежит наказания за уход в раздевалку во время гимна после финала ЧМ-2015, в дальнейшем этот случай может негативно сказаться на репутации нашей команды. Как вы считаете, кто в большей степени виноват в такой ошибке?

- Я не присутствовал там, и не могу говорить о том, чего я не знаю. Весь вопрос в том, как в дальнейшем избежать такой ситуации. В нашем «Центре подготовки юношеских сборных имени Виктора Васильевича Тихонова» мы будем заниматься не только хоккеем, но и воспитанием спортсменов. Помимо спортивной оставляющей будет закладываться: общение с прессой, всестороннее развитие личности, уважение соперника и прочие качества, необходимые для того, чтобы быть достойным представителем своей страны. Ребята должны быть готовы ко всему: проиграл — должен смотреть в лицо тому, кто тебя обыграл, и уважать и его, и себя.
А по ситуации на чемпионате мира… Тяжело сказать… Я не верю, что так просто ребята ушли, наплевали, и покинули площадку по собственной инициативе. Все прекрасно понимают, что есть нормы в хоккее, fair play. Что-то произошло, но я уверен, что не по вине ребят.

- Почему деньги, выделяемые государством на профессиональный спорт, не передать в детский и юношеский спорт для бесплатных оздоровительных занятий наших детей?

- У нас вся система спорта построена через государство. Вот как происходит в Канаде и в Америке? Родители платят практически за всё. Какую-то часть, конечно, выделяет школа. Например, лед стоит 100 долларов, а с родителей берут только 50. Дальше идет оплата формы, всех занятий, автобусов, выездов… У нас детско-юношеский спорт оплачивается государством. Ребенок просто приходит и записывается. Но за “подкатки” платят родители, за форму, за клюшки. А в профессиональных школах, таких как ЦСКА, «Динамо», «Витязь», «Магнитогорск», «Металлург» и др. формой обеспечивают.

- СМИ пишут, что ведутся переговоры с китайским клубом: планируется ещё одна команда в КХЛ. Но кто от этого нововведения выиграет? Сборная Китая по хоккею – бесспорно. А наши клубы?


- Также можно сказать и о сборной Казахстана, и о сборной Белоруссии, и о сборной Латвии. Китай является одним из стратегических партнеров нашей страны. И к тому же, возможно, у них будет проходить Олимпиада. Насколько мне известно, в Поднебесной хотят развивать хоккей. А если китайцы берутся за дело, то не экономят на ресурсах. Подобный шаг положительно скажется и на благосостоянии КХЛ. Китайский рынок — это масштаб для рекламы и прочего заработка. В целом, оцениваю это позитивно.

- Впереди сборную России ждут домашний чемпионат мира и Кубок мира. Есть ли резервы для усиления по сравнению с ЧМ-2015?

- Да, конечно. Какие-то игроки в потенциале станут через год еще лучше. Шипачев, Панарин, Дадонов выбились же в этом сезоне в лидеры и в СКА, и в сборной. Да и мы не будем сидеть на месте. «Центру имени Тихонова» предстоит готовить резерв, который пригодится нам в будущем.

- Вы главный тренер юношеской сборной России (игроки 1998 г.р.), которая многого добилась, много выигрывает… Как не потерять этих хоккеистов? У вас вообще самый талантливый год или нет?

- Сейчас нашему хоккею нужна единая централизованная система подготовки спортсменов. Перед созданием «Центра» я, в течении 7 лет наблюдал, изучал, смотрел, что происходит в мире. Как работают финны, словаки, те же канадцы и американцы. В каждой стране есть свой интересный опыт. Помню, Виктор Васильевич Тихонов рассказывал, что даже, глядя на сборную Румынии, он что-то увидел, и записал себе в блокнот. Это чистой воды индукция, собираешь элементы, для формирования общего, целого. А когда специалист перестаёт учиться, интересоваться чужим опытом, и думает, что всё знает, тогда и развития не будет. А если специалист говорит, что с удовольствием каждые 2-3 месяца или год учится, то это совсем другое дело. Возьмем к примеру Майкла Бэбкока. Он сам ездил по клубам НХЛ, Американской хоккейной лиги, специалистов и тренеров приглашал к себе. Говорил: "Если я год не увидел что-то новое, значит я отстал от мировой тенденции и через полгода я уже буду проигрывать". Никогда нельзя себе говорить, что ты все знаешь, что ты всего достиг. Обязательно надо двигаться вперед.

Сегодня мы обучаем детей быть разноплановыми. Чтобы победить им нужно знать, как это делать. Нужно обучать в процессе игры. Играть не напрягаясь, чтобы не довлел результат. Именно в 16-17 лет мы будем закладывать им лидерские качества. Всё должно сводиться к тому, чтобы игра доставляла удовольствие. Это уже больше психологическая работа, которая включается в процессе игры, необходимо найти определенные слова, которые спортсмен будет понимать. Наша сборная будет играть в МХЛ в следующем году, принимать соперников мы планируем в Новогорске. Но в программе предусмотрены и, так скажем, выездные домашние игры. Мы договариваемся с “Парком легенд”, с дворцом в Подольске…. Мы сборная России, и уверены, что нам будут рады везде. В Дмитрове на “Турнире пяти наций” на наших матчах трибуны были заполнены до отказа. Да, 1998-й год более талантлив, например, чем 99-й, тут больше выбора. Может быть даже более талантливый чем 97-й, но это детали. В целом, надо иметь систему, методики.

- Говорят, вы 2 года прожили в монастыре. Тяжело там? И какое решение тяжелее принять: туда уйти или вернуться в мир?



- Не 2, а 3 года. Тяжело там? Конечно, тяжело. Режим. В 5 утра встаешь, потом час молитвы, потом послушание, которое дается старшими. Старший— наместник скита. Утром он обозначает тебе задание. Это задание тебе дано в определенной сфере, которой ты занимаешься. Например, доить коров. Это как на работе - есть профессия. Старший определяет тебе дело. Какое он даст тебе задание, такое ты должен безропотно выполнять. И при этом соблюдать все уставы. Поначалу, конечно, сложно. Даже скажу, что поначалу, стоять в храме 4 часа для меня было каторгой. Я каждые 20 минут выбегал, и как мне говорили: "тебя бес колбасит!" (смеётся). Потом уже стало легче. В праздничные дни службы проводятся в разных храмах, можно без перерыва отстоять трое суток. Ты даже не ешь ничего, это тоже непросто. Потом тебе дают короткий отдых. Суть в том, что через какое-то время ты находишь удобства, и тебе становится комфортно. Знаете, ко всему можно привыкнуть. И уйти туда тяжело, принять решение, потому что это смена твоей деятельности, жизненного уклада. И уйти потом из монастыря - а что в миру-то?! Там распорядок, режим, питание. А тут пришел: вообще все другое. Это был Валаамский монастырь, самый аскетичный монастырь. Там сейчас очень много паломников, но скиты все равно остаются, там ведут монашескую жизнь. Почему принял такое решение? Закончив с хоккеем, я ушел в бизнес. Через 3-4 года я загрустил в директорском кресле, у меня пузо появилось, в хоккей не мог играть. В итоге пройдя Валаам, я со спокойной душой ушел в тренерскую деятельность, создал «Центр». Меня монастырь вернул к моей профессии, к тому, чем я занимался всю жизнь.