Российские пограничники фактически сдали журналиста ЛНР в СИЗО Украины

Странная судьба Юрия Ковальчука

30.11.2017 в 17:29, просмотров: 10902

В Минске началось обсуждение процессе обмена военнопленными между Украиной и самопровозглашенными республиками. Процесс, замороженный на долгих 14 месяцев, вроде бы сдвинулся с места. Правда, пока нет полной ясности по фамилиям лиц, подготовленных к обмену. А ведь за каждой из фамилий — судьба людей. Например, журналист Юрий Ковальчук, гражданин самопровозглашенной ЛНР, который с лета находится в СИЗО города Херсона.

На прошлой неделе он был приговорен к пяти годам за сепаратизм. О его судьбе стало известно после того, как он обратился с письмом к народному депутату Украины Надежде Савченко с просьбой поспособствовать его обмену и вернуть на родину. Самое интересное, что в украинское СИЗО Ковальчук попал... из Москвы. Как это произошло и на кого его можно поменять в ДНР, разбирался на месте корреспондент «МК».

Российские пограничники фактически сдали журналиста ЛНР в СИЗО Украины
Юрий Ковальчук.

Родом Юрий Ковальчук из Новой Каховки, с 2003 по 2011 год он много публиковался в многочисленных изданиях Херсонской области. Потом тексты херсонского журналиста начали активно публиковаться в интернет-изданиях типа «Политнавигатор», «Антифашист», «Московский омбудсмен» и «Российская правда». В 2014 году после событий в Одессе он поехал на восток Украины и попал в мой родной Краматорск. Оттуда на его личной странице в Фейсбуке фото с автоматом и в камуфляже.

Юрий Ковальчук в основном писал или снимал как военкор сюжеты для «Новороссии ТВ» и других многочисленных СМИ. И нынешняя тюрьма для него не первая.

«Юра написал и опубликовал у нас в Луганске статью, — рассказывает «МК» его друг, бард из Краматорска, а теперь директор луганского книжного издательства «Большой Донбасс» Александр Сурнин. — Он писал, что неправильно говорить о потерях украинцев и замалчивать смерти и похороны наших героев. После этого текста его взяли и закрыли «в подвале». Вышел он через неделю очень злой и сразу уехал работать в Донецк. Но потом и там, по его словам, его «догнали луганские проблемы», и он уехал в Россию».

Как журналист, работавший в Москве, попал в Херсон? «У него мама начала терять зрение еще в 2014-м, она одинокая, инвалид, — буднично поясняет гражданская жена Юрия Александра Павлова. — Он и пошел через границу к маме в Новую Каховку. Туда прошел, проведал. А когда возвращался, границу пересек, но попался российским пограничникам.

Шел он без документов, с фотографией своего паспорта гражданина ЛНР. Было это под селом Красный Пахарь Белгородской области. Он объяснял пограничникам, что находится в розыске в Украине, просил задержать его в России до выяснения, просил оставить у себя хотя бы телефон и компьютер с уликами против него, но те не стали заморачиваться и просто передали его через границу украинцам обратно.

Нам теперь неофициально говорят, что там кого-то за это наказали, но кому это теперь поможет? 9 июня он смог мне очень коротко сообщить, что находится в Херсоне в тюрьме».

Александра Павлова живет сейчас в России и через друзей смогла организовать обращение одного из депутатов местного Народного совета в Донецке к уполномоченному по правам человека ДНР Дарье Морозовой. «Нам сказали, что в списки на обмен в ДНР его включили, но Украина его наличие в своих СИЗО пока не подтверждает», — рассказывает Александра.

На кого можно было бы поменять журналиста Ковальчука в ДНР? Сразу приходит на память Станислав Асеев, журналист, арестованный в Донецке в те же сроки, что и Ковальчук, — в начале июня.

Станислав Асеев.

Так случилось, что я лично ни с Ковальчуком, ни с Асеевым не знаком. Ковальчук — не местный, работал в Донецке не так долго, а вот Асеев — очень молодой. Но ранний. В России он публиковался под своей фамилией. О романе «Мельхиоровый слон» 26-летнего Станислава Асеева из Макеевки в одном из своих интервью хорошо отзывался главный редактор журнала «Юность» Валерий Дударев. Роман был о трагедии маленького человека в шахтерском поселке.

О трагедии Донецка, как он ее видел из окна своей квартиры, много рассказывал Асеев и в украинских изданиях — «Зеркале недели», «Украинской правде», местной редакции радио «Свобода». Писал под псевдонимом Станислав Васин, под этим же именем и без единой личной фотографии вел свою страницу в Фейсбуке. Время от времени выезжал через линию соприкосновения — снять гонорары с карточки, в Донецке банкоматы не работают.

В один из таких выездов при пересечении линии соприкосновения он и исчез. Обстоятельства его ареста достоверно неизвестны до сих пор. Первыми тревогу забили его друзья в Киеве, Стас перестал отвечать по телефону, но отвечал в Фейсбуке. И на радио «Свобода» вышел текст под его псевдонимом, но не в его стиле.

Интересна реакция Украины на его исчезновение. Обнаружили пропажу 4 июня, 5-го мама сходила на квартиру к сыну и нашла взломанную дверь, следы обыска и пропажу всех электронных носителей.

В последующие дни с помощью СБУ был четко отслежен биллинг телефона Станислава Асеева — по адресу МГБ ДНР на бульваре Шевченко в Донецке. Его настоящее имя было тут же открыто, со статьей «Земля Стаса» вышло «Зеркало недели», на «Украинской правде» появился блог друга Станислава, народного депутата Украины Егора Фирсова, а спецпредставитель Украины в гуманитарной подгруппе Ирина Геращенко подняла вопрос о журналисте Станиславе Асееве в минской переговорной группе.

Станислав Асеев.

На том этапе в ДНР арест Асеева не подтверждали. С заявлениями о необходимости его освобождения выступили европейские журналистские организации, а потом по их просьбе отдельное письмо-запрос в Донецк отправил Союз журналистов России. После повторного письма из Москвы в самопровозглашенной республике признали, что Станислав Асеев находится в СИЗО Донецка.

В Киеве многие считают, что вмешательство Союза журналистов России спасло Асееву жизнь.

Источники «МК» в МГБ ДНР на условии анонимности сообщают, что Асеев будет обвинен в шпионаже. «Он через Фейсбук вербовал сторонников Украины, — рассказывал «МК» офицер МГБ. — Наш человек вошел с ним в контакт и долго вытаскивал на встречу, но вычислить его в итоге удалось только после того, как он опубликовал фото из Донецка, на котором можно было разобрать его отражение в стекле витрины. Мы его нашли и взяли. При аресте он вел себя вполне достойно, ничего не отрицал, сразу сдался».

Так возможно ли вернуть Ковальчука в Донецк в обмен на Асеева? «Ковальчук не имеет сейчас шансов на обмен, он слишком «свежий», должны сначала обменять тех, кто попал в первые списки еще в 2016-м, — пояснила «МК» Надежда Савченко, спокойно листая списки пленных двух сторон в своем гаджете. — Я не вижу его в списках, его тут нет!»

Обмен «всех на всех» стороны согласовали в Минске в августе 2016 года. Потом в сентябре предварительно даже поменяли четырех украинцев на двух сторонников ДНР. Тогда речь шла о формуле «618 на 47». В декабре 2016 года министр иностранных дел Германии даже анонсировал обмен «всех на всех» до Нового года. В сентябре 2017-го случилась утечка о возможности обмена хотя бы больных заключенных и пленных. Но ни один обмен уже больше года не происходит вопреки любым заявлениям и утечкам. Минский процесс в очевидном тупике, и козырь пленных все стараются придержать в рукаве. Списки сторонников ДНР после многочисленных верификаций уменьшились наполовину.

Юрий Ковальчук.

«Наши «самые гуманные суды в мире» пару сотен сепаратистов из списков уже выпустили. Кроме того, сотрудники СБУ обрабатывают людей в СИЗО из числа тех, на ком нет крови. Им поясняют, что после юридического очищения у Украины к ним вопросов больше не будет и они могут вернуться к мирной жизни, к семьям. Так появляются отказники возвращаться в Донецк. Плюс наши не хотят отдавать замаранных в крови. А кого тогда отдавать на обмен вообще?» — поясняет «МК» усыхание почти вдвое списков, поданных ДНР, Надежда Савченко.

Журналиста Юрия Ковальчука отдали украинским пограничникам вопреки всем ведомственным инструкциям, в нарушение всех процедур. Ему в России даже отказали в праве на арест. Может, стоит исправить ошибку?