Вежливый от CAS: почему российским олимпийцам не стоило надеяться на допуск

Суд отклонил апелляции 45 отечественных атлетов

Рано утром 9 февраля, примерно за 8 часов до начала церемонии открытия XXIII зимних Олимпийских игр в «деле о российских спортсменах» наступила ясность. Спортивный арбитражный суд (CAS) своим выездным офисом в Пхёнчхане решил: иски 45 российских спортсменов и 2 тренеров к Международному олимпийскому комитету (МОК) не удовлетворять! Состав команды атлетов из России останется неизменным: 168 человек в 15 видах спорта.

Суд отклонил апелляции 45 отечественных атлетов

Но можно ли было надеяться на справедливый, по мнению многих, исход? Думаю, нет.

Когда в четверг популярный ресурс Inside the Games опубликовал «утечку» о том, что часть исков будет удовлетворена, сразу возникли нестыковки. Во-первых, «изнанка Игр» работает подчас как служба погоды: вероятность угадать — 50%, снег либо пойдет, либо нет. Во-вторых, хотя все иски были индивидуальны (это обязательное условие), для ускорения процесса они были отправлены двумя пакетами.

Что это означало? То, что дела 32 жертв комиссии Фурнейрон и 15 ранее попавших на конвейер комиссии Освальда были идентичны. Что если из всего списка допустить только Антона Шипулина и Виктора Ана? Тогда вопрос: чем конькобежка Екатерина Шихова хуже биатлониста Шипулина? Тем, что она не олимпийская чемпионка? Или тем, что в алфавитном списке, если по-русски, ее фамилия стоит ниже? В том-то и дело, что для судебной инстанции никакой разницы между ними нет, так что отдельные амнистии неприемлемы.

Олимпийский комитет России и федерации по видам спорта хотели поберечь квоты для сильнейших на случай, если их все-таки допустят. Но недаром МОК говорил о 28 января как о «дне икс», когда будет окончательно сформирован список команды наших атлетов! Квоты отошли конкурентам. И дело даже не в мощностях Олимпийской деревни: она всегда строится с запасом, и бесплатных харчей тоже хватило бы на всех. Просто в большинстве видов спорта нет квалификационных или предварительных стартов.

В биатлоне, лыжах, коньках все решается одним днем. Так что допуск россиян стал бы головной болью — нет, не для МОК, а для оргкомитета, то есть корейской стороны, а также судейского корпуса, представителей международных федераций и так далее.

МОК трясло бы от самого факта допуска. И так после того, как CAS реабилитировал сразу 28 спортсменов, на Макларена и компанию посыпались обвинения в бесцельно потраченных миллионах долларов на расследования. А что началось бы тут! И вот теперь принято соломоново решение. С одной стороны, CAS теперь никто не посмеет назвать марионеткой в руках МОК и ВАДА после вышеупомянутого вердикта, с другой — выездной суд не попер «против батьки». Комар носа не подточит: на деле подтверждены исключительные права МОК в отношении приглашения спортсменов из России на Олимпийские игры-2018.

Это как фейс-контроль на пороге ночного клуба: «Не нравишься ты мне!» — «Почему?» — «Да не нравишься, и все. Наше заведение, кого хотим, того пускаем». Вспомните, когда была озвучена эта дискриминационная модель: 5 декабря на исполкоме МОК, когда приостановили членство ОКР в мировой олимпийской семье. Наши парламентеры, поймав синицу, в тот момент не помышляли о журавле. Лозанна же грамотно припасла этот ход на начало 2018 года.

Дела еще рассматриваются гражданским судом. Но они никак не повлияют на допуск неприглашенных на Игры в Корею. Не исключено даже, что эти спортсмены смогут что-то отсудить за моральный ущерб, монополизацию спорта и дискриминацию по принципу гражданства.

Теоретически и любой из болельщиков может подать в суд как пострадавший от злодеяний МОК, если докажет ворохом медицинских справок, что олимпийское решение причинило вред здоровью. Хотя есть опасность, что расходы окажутся куда больше, чем сумма компенсации.

Сюжет:

Олимпиада 2018

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №27613 от 10 февраля 2018

Заголовок в газете: Вежливый от CAS