В фигурном катании изменили критерии оценки прыжков: пострадают ли россияне

Как отреагируют на нововведения Щербакова и Трусова

Международный союз конькобежцев огласил результаты домашней работы на карантине: новую базовую стоимость прыжков в фигурном катании. Ничем, «убивающим» спортсменов, она не отличается. Но пока в теории. Что будет на практике - скоро узнаем.

Как отреагируют на нововведения Щербакова и Трусова

Что сделал ISU? Самым «пострадавшим» прыжком, как в четыре, так и в три оборота, выглядит коварный лутц, которого боятся и пытаются по возможности игнорировать многие фигуристы. Лутц был всегда самым сложным прыжком (не трогаем аксель, который фигуристы исполняют по ходу движения вперед). Его исполнение на внешнем ребре конька в момент отталкивания – головная боль оценивающих, исполняющих и смотрящих. «Соскочило» ребро или нет?

Лутц часто путают с флипом, у которого опорная нога должна быть как раз на внутреннем ребре. Например, битву с лутцем той же Евгении Медведевой зрители и специалисты наблюдали не единожды, неточности с ребром породили множество разговоров.

У фигуристов, имеющих проблему с этим прыжком, замена лутца на флип делала техническую заявку изначально слабее, чем у соперников. Но теперь лутц и флип в три оборота – близнецы-братья по базовой оценке.  

Четверные прыжки ISU тоже выстроило в одну ценовую шеренгу: лутц, флип и риттбергер принесут исполнителю 11 баллов (по прежним правилам - лутц стоил 11,5 балла, флип – 11 баллов, риттбергер - 10,5). Все это – базовая стоимость, без надбавок за качество исполнения, тех самых букв GOE.

Скорее всего, из-за новых равных прав элементов прыжковая составляющая в программах будет меняться: в той же короткой программе (в которой, как известно, нельзя выиграть, но можно проиграть – то есть важно откататься чистейшим образом) проще исполнить флип, а не лутц с его проблемами и штрафами за ребро.

И если до сих пор исполняющие многооборотные прыжки фигуристы делали упор как раз на лутц, как более дорогой прыжок, флип шел на втором месте, а риттбергер был вообще для избранных, то теперь картина может тоже измениться. Как говорит вице-президент ISU Александр Лакерник, спортсмен учит тот или иной прыжок не потому, что элемент больше стоит, а потому что он фигуристу проще дается. 

А уравняли специалисты прыжки в правах, потому что четыре оборота, в отличие от двух оборотов, сделали понятие «сложность» более индивидуальным. И именно на примере многооборотных прыжков уже невозможно сказать, какой из них наиболее сложный. Кому и что удобнее.  

Например, в исполнении риттбергера нет равных Юдзуру Ханю. Да, олимпийский чемпион окажется по новым правилам в плюсе с прибавкой оценки и с преимуществом в споре с Нэтаном Ченом. Но это ведь не означает, что Ханю одержит верх только за счет этого прыжка. И, если Саша Трусова со своим многооборотным набором или Аня Щербакова с двумя лутцами в произвольной программе справятся с исполнением, то и баллы наберут соответственные.

Бурных дискуссий изменения в правилах пока не вызвала. Хотя любые плюсы и минусы видны будут только в ледовой реальности (к тому же, есть еще несколько изменений, связанных, например, с прыжковыми недокрутами, которые должны «показаться» именно на стартах). Пока же оценка специалистов сводится к одному: каждому фигуристу – свое, пусть выбирают, чем брать, но главное – прыгать чисто.

Может ли измениться существенно расклад сил топовых спортсменов? Когда перевес соперника в сотые – тогда, конечно. Но в этом случае и дуновение ветра существенно. Лидеры же, которые были на голову сильнее, не пострадают. Но оценочное единство четверных лутца, флипа и риттбергера, как считает ISU, должно улучшить само качество прокатов. «Сделайте нам хорошо», - примерно так можно перевести на простой язык их реформы.