С победой, Владимир Владимирович!

Утром в четверг в центральном гипермаркете Йоханнесбурга повсюду мелькали бело-сине-красные цвета

Словацкие болельщики закупали сувениры на память о поездке в ЮАР. Поездке, представлявшейся им в тот момент непродолжительной. Невнятная ничья с Новой Зеландией, кошмарное поражение от Парагвая — словом, перед игрой с Италией перспективы сборной Словакии казались вполне понятными и совсем не радужными. Всевозможная мелочь с символикой Кубка мира: значки, зажигалки, талисманы и, конечно же, вувузелы — перекочевывали с прилавков в фанатские сумки и рюкзаки.
Утром в четверг в центральном гипермаркете Йоханнесбурга повсюду мелькали бело-сине-красные цвета

На моего коллегу, надевшего синюю ветровку с надписью Russia на спине, братья-славяне косились без особых симпатий, что было странно — здесь, в Южной Африке, ты вдруг начинаешь чувствовать себя представителем своей расы, а не континента или государства.

Объяснение хмурости взглядов нашлось сразу, стоило пожелать словакам удачи в предстоящем матче. По выразительным взглядам стало понятно, что они думают про удачу, да и про те самые перспективы сборной тоже. Лить масла в огонь не хотелось, пришлось удалиться не прощаясь.


В пресс-центре шла обычная жизнь: кто-то дремал на высохшей травке под солнышком, наслаждаясь редким для этих дней теплом, кто-то неспешно обедал в уличных кафе, остальные занимались чем-то своим повседневным в небольших телевизионных боксах. Впрочем, может, это только казалось: чемпионат мира, где нет твоей сборной, естественно, представляется тебе совершенно иным по эмоциональности турниром. Навстречу прошла группа словацких репортеров, направлявшихся на стадион, и по их возбужденности стало ясно, что для них-то мундиаль наполнен эмоциями.


По пути в аппаратную меня в который раз за день спросили, знаю ли я, что Владимир Вайсс публично послал куда подальше земляка-журналиста. Невозможно не верить фактам, но я не верил: опыт личных встреч с бывшим тренером “Сатурна” исключал подобное в принципе. Более добрый и грустный взгляд, чем у Владимира Владимировича, я видел лишь однажды: когда в парке ко мне подошла бездомная собака. Всегда мягкий, интеллигентный, радушный, Вайсс производил впечатление человека, который к игрокам обращается на “вы” и у кого тренерская завалена пряниками так плотно, что в ней не остается места для кнута.


Мы сели к монитору работать на матче новозеландцев с Парагваем, где назревала очередная сенсация от “киви”, и не смогли в прямом эфире увидеть сенсацию поважнее. Уже потом, в повторе, я смотрел, как молодая Словакия, впервые приехавшая на чемпионат мира, громит выдохшуюся с годами Италию, — и видел незнакомого Вайсса. Резкого, кипящего эмоциями, метавшегося в технической зоне. Человека, которому явно казалось, что все происходящее с ним в эти минуты — чудо.


Итальянский футбол после триумфа в Германии-2006 шел по нисходящей. Сначала деградировали клубы — “Интер”, единственный, кто был конкурентоспособным на европейском уровне, не имел ни тренера-итальянца, ни итальянцев-игроков. Затем — сборная. Новая Зеландия, шокировавшая словаков голом в добавленное время, потом их же и обнадежила, показав: Италия даже с Марчелло Липпи — мнимая величина. Словакия урок усвоила прекрасно.


“Нам нечего терять!” — сказал Вайсс после триумфа, имея в виду следующий матч в 1/8 финала со сборной Голландии. А следом в порыве чувств он признался в любви к жене и назвал этот день вторым по важности в его жизни, отдав первое место рождению сына.


И в ту минуту он снова стал прежним Владимиром Вайссом. Разве что грусть пропала — глаза так лучились счастьем, что это было видно даже по телевизору.

Что еще почитать

В регионах

Новости

Самое читаемое

Реклама

Популярно в соцсетях

Автовзгляд

Womanhit

Охотники.ру