Сглазили

– Встретила я давеча двоюродную сестру Шурку Шалаганку, так она казала: приезжал её Димка из Москвы, он отдал своего сына на учёбу, в юристы. 60 тысяч платят за год – во какая деньга! – ахает баба Галя. Она сидит на лавке за двором, калякает с Маней Утаковой, местной знаменитостью – дочка ее, Альбинка, вышла замуж за немца, съехала в Германию.

У Мани на всё есть совершенно точное мнение. Она припечатывает:

– Учатся, учатся, деньги зря переводят!

Сама Маня вышла на пенсию по липовой инвалидности, квартиру в области сдала квартирантам, родную тетку в деревне докормила сначала до инсульта, а потом и до могилы. Любит хвастать, будто Альбинка ей подыскала уже подходящее место в заграничной прачечной, «а мужика своего я хоть и дворником пристрою, там улицы чистые».

Баба Галя знает, что спорить с Маней бесполезно, и потому меняет тему:

– Вы, вроде, как ездили на днях куда? Я видала, наряженные шли с остановки, с сумкой…

– Ага, были аж в Воронеже, квартирантам цену повышали – инфляция, – похвасталась своей практичностью Маня. – А у меня там в пригороде есть знакомая экстарсенша, дай, думаю, к ней зайду – давно не видались. Занесла ей сала, масла подсолнечного, тушенки банку – всё своё, экологически чистое. А мы ж с ней знакомы лет десять, она мне и говорит по-свойски: Мань, ты тут посиди, я одну пару приму.

Гляжу, заходит к ней женщина, худая, заплаканная, и муж с ней. Стали жаловаться, мол, нету лада в семье. Экстрасенша по руке ей поглядела, потом на воду воск лила, карты раскинула. Человек она страшно опытный, мудрый, в вере – у ней в углу лампады пылают. Долго она у них биополя проверяла, ауру, потом как гаркнет на эту бабу:

– Женщина, как вам не стыдно! Вы ко мне пришли, плачете, а сами поглядите, с кем живёте! – и показывает на мужа: – Он же ведьмак! Из него черная энергия бьет! – И мужик этот покраснел как рак, да и выскочил из кабинета. Вишь, как его проняло! Для ведьмаков брак – это отсос энергии. Певица Азиза по телевизору говорила.

Баба Галя, пока слушала, даже подалась вперед и слегка открыла рот от удивления. Глаза её наивно блеснули:

– А ты значит, Мань, веришь во всё это?

– А как же! – возмутилась Утакова. – Это наукой доказано. Есть вампиры, ведьмаки, домовые – это раньше советская власть отрицала, а нынче такого закона нету. Ты выписываешь газетку «Третий глаз»? – баба Галя отрицательно мотнула головой. – Во, – Маня хохотнула, – в юристы лезут, тёмные люди! Там почти в каждой газетке описаны случаи ведьмачества. С этим не шутят! – угрожающе заключила она.

– Да я чё, – стала оправдываться баба Галя. – Я в Бога верю; вон, огород полола, уже чуть осталось, полосочка, гляжу – такая туча находит! Я как стала молиться Николаю-чудотворцу – мол, как бы погодить, дождь отвести, а то ж картошка зарастет, все труды пропадут. А туча на небе кабы какая чёрная, прямо стала над головой, всё накрыла. А я полю, да молюсь, прошу – отведи дождь за перелесочек, за рощицу, за дом, за посёлочек. И чё ты думаешь?! И молнии били, и гром трескал страшно – прям голову на части разбивал, и капли кабы какие крупные срывались, а туча ушла! Тут и неверующий поверит…

– Вот так-то, – снисходительно заметила Маня. – И у этой экстрасенши, сроду, как я ни приду, люди толкутся. Очень у неё добрый подход к человеку.

– Почём же она берёт? – заинтересовалась баба Галя.

– Не знаю, мы с ней давно знакомые, ещё как на заводе электроламповом я работала. Всегда ей дефицит доставала: фен там, или миксер… И вот, думаю, мы с тёткой живём, не ладим, я ей ничего не буду говорить, что она мне скажет?! А она карты раскинула, и там ясно видно: пиковая дама пожилая с тяжелой энергетикой. Говорит: такой человек у вас в доме нехороший, скандальный, она и колдует на местном уровне – корову может испортить или настроение людям…

– Конечно, – засуетилась баба Галя, – характер у тетки был трудный, а у кого он лёгкий?! Царство ей, Небесное, покойнице.

– Так вот, – прервала ненужную лирику Маня, – экстрасенша мне прям посочувствовала: мол, как ты там, болезная, живешь в этой деревне! Там же чёрт на черте, ведьмак на ведьмаке – страшно неблагоприятная обстановка! Там же люди – болеют и умирают!

На лице бабы Гали обозначился суеверный ужас, который тотчас же сменился грустным смирением:

– Ды чё ж… Наши отцы и деды похоронены тут, могилки родные, – баба Галя жалко всхлипнула, промокнула глаза синей запонкой, – и хата тут, с Викентичем вон клубники насажали, внуки когда приедут, или детки…

– Ха-ха! – зашлась в злорадном смехе Утакова, – конечно, куда тебе отсюда двигать-то! Оторвешься от родного штакетника, и будешь, как медведь-шатун, блудить! А нам тут делать нечего, тётку докормили, хату продадим. Экстрасенша сказала – в России никаких перспектив нету, добра тут не ждите – место заколдованное. Сглазили.

– Всю державу?! – ахнула баба Галя.

– Ну, где-то меньше это поле энергетическое, где-то больше, а, в общем, добра тут не будет – всё под ведьмаками. Потому как народ у нас дикий и бескультурный. А правительство – кубло ведьмачества. Альбина мне звонит по мобильнику, предупреждает: мама, беги оттуда, беги быстрей…

2001

просмотров: 1695



Комментарии пользователей

правила

Оставьте ваш комментарий

  Вход