Жизнь и смерть Александра Пушкина. Мифы и реальность – 2

Жизнь и смерть Александра Пушкина. Мифы и реальность – 2

«О сколько нам открытий чудных, Готовят просвещенья дух…»

В одной из многочисленных заграничных командировок у меня состоялась интересная встреча с человеком, ранее возглавляющим шифровальную службу страны, расположенной в юго-восточной Азии. Давний поклонник изучения истории криптографии, на досуге он занимался поиском малоизвестных исторических фактов и документов. Каким-то образом к нему попали материалы, рассказывающие о работах в области криптографии современника Пушкина и его друга, известного российского ученого графа Павла Львовича Шиллинга фон Канштадта.

Кстати, ранее никогда, ни в советских, ни в российских открытых источниках, факт работы Павла Шиллинга в руководстве криптографической службой (цифирном кабинете) МИД России, не упоминался.

Много неразгаданных тайн до сих пор осталось в жизни величайшего русского поэта А.С. Пушкина. И некоторые из них открываются, когда мы узнаем о жизни его большого друга, барона Павла Леонидовича Шиллинга фон Канштадта создававшего шифры для защиты наиболее важной информации России.

В дальнейшем, этот факт стал для меня своеобразным ключом, открывшим скрытые за семью печатями тайны государственной деятельности самого Александра Сергеевича Пушкина.

О том, что между Пушкиным и бароном Шиллингом фон Канштадтом были тесные дружеские отношения говорит и то, что Пушкин неоднократно рисовал его портрет. А мы знаем, Пушкин любил рисовать, посвящая портреты лишь самым близким людям.

Я хотел бы привести здесь два рисунка. Справа помещена гравюра Павла Шиллинга, от неизвестного художника.

Сравнение, сделанное мной с рисунком А.С.Пушкина, на котором был изображен неизвестный мужчина, дало возможность определить, что это – не кто иной, как Павел Шиллинг. Даже в этих вопросах Пушкин не хотел афишировать свою связь с одним из руководителей тайной службы России.

Иллюстрацию см. выше. Без сомнения, вы найдете сходство изображения П. Л. Шиллинга фон Канштадта, на рисунке А.С. Пушкина, на гравюре неизвестного художника и на рисунке, на котором поэт изобразил дуэлянта в шляпе и со шпагой. Двести лет мы не знали чей это портрет нарисовал А.С. Пушкин.

Барон Шиллинг фон Канштадт был одним из самых загадочных людей России, активно занимался различными науками и учениями. Имел уникальную коллекцию из 9000 томов редчайших тибетских и буддистских книг. Монгольские буддисты даже считали его воплощением одного из божеств на земле. Незаурядный криптограф, в обычной жизни Шиллинг фон Канштадт известен, как востоковед, член двух лингвистических научных экспедиций на Восток, выдающийся русский физик, изобретатель электрической машины и телеграфного аппарата, член-корреспондент Петербургской Академии наук.

Но, акцентирую особое внимание, информация о том, что барон Шиллинг занимался криптографией, была очень долго засекречена. Об этом не сообщалось даже в изданной спустя сто с лишним лет Большой Советской Энциклопедии. Кстати, данных об этом до сих пор нет и в современной биографической статье о Шиллинге в Википедии.

Лишь недавно в открытом доступе появились сведения, что Шиллинг фон Канштадт занимал важную должность в Министерстве иностранных дел Российской Империи, возглавляя цифирный (криптографический) кабинет Николая I. Впрочем, сведений о тайной деятельности Александра Сергеевича Пушкина на государственной службе в свободном доступе также практически не было.

Несколько слов об организации, которую возглавлял Шиллинг. Криптографическая служба (криптография в переводе с латинского означает тайнопись) в Российской империи была создана в ХVII веке. Она входила в состав Государственного департамента по иностранным делам (в котором начинал службу и А.С. Пушкин – А.К.) под названием «Цифирный кабинет секретной экспедиции». В дальнейшем став самостоятельным органом – Цифирным отделом секретной экспедиции. В сферу его деятельности входило составление шифров и обеспечение ими государственных органов и ведомств страны, ведущих секретную переписку, а также дешифрование закрытой переписки иностранных государств и их армий.

Чиновники Цифирного отдела были людьми высокообразованными, хорошо знающими свое дело и преданными государю. Работа криптографов строго контролировалась лично императором, разглашение же ее секретов каралось как «тяжкое преступление». Петр І в целях закрытия каналов утечки секретных сведений о работе Цифирного отдела, издал даже специальный документ под названием «Регламент». В нем всем членам отдела запрещалось знакомство и переписка с иностранцами, посещение общественных мест и собраний (ресторанов, балов, игральных домов), где бывают иностранцы.

Видимо не случайно на самые ответственные места, связанных с государственной безопасностью, Император назначал людей проверенных и приближенных ко двору. Барон Шиллинг фон Канштадт являлся родственником графа Александра Христофоровича Бенкендорфа, шефа жандармерии и одновременно главного начальника III отделения Собственной Е. И. В. Канцелярии.

И даже сейчас, спустя 200 лет, получить доступ к архивам цифирного кабинета, хранящимся в МИД РФ, практически невозможно, для этого необходимо разрешение не только МИДа, но и ФСБ.

Кстати, некоторые архивные материалы цифирного кабинета после смерти Шиллинг 6 июля (26 августа) 1837 года, ровно через полгода после смерти Пушкина, таинственно исчезли. Случайно ли это?

«То ли дело, братцы, дома!..»

Многих может удивить факт, что, работая в МИДе, Пушкин никогда не был за границей. Отгадка этого парадокса заключается в том, что при высоком уровне секретности работы сотрудники Коллегии иностранных дел получали разрешение на выезд за границу лично у Императора.

Несомненно, в архивах МИД хранились и особо секретные документы, и к ним имели допуск ограниченное число людей, в том числе и Александр Сергеевич Пушкин. Ведь ранг тайного советника Третьего класса, присвоенный Пушкину, соответствовал по меньшей мере должности старшего советника в МИД и был не ниже должности Шиллинга фон Канштадта, руководителя криптографической службы России.

Многих, удивит, каким же образом литературное творчество гения русской словесности могло пересекаться с работой, связанной со сложными математическими законами и вычислениями? Но такое пересечение кажется странным только несведущему человеку. На самом деле, криптографы во все времена очень тесно работали с ведущими лингвистами. Например, в СССР криптографам помогали в работе крупнейшие лингвистические институты. Если возникала необходимость дешифровать телеграмму на иностранном языке, ни один даже самый крупнейший криптограф не смог бы расшифровать текст, не зная всех тонкостей языка на котором был написан текст. Для этого нужны были высокопрофессиональные лингвисты.

А в 18 веке дипломатическая переписка всех европейских стран, в том числе и российского МИДа, полностью велась на французском языке. Естественно, для успешной работы по расшифровке секретных сообщений криптографам необходим был лингвист и знаток французского языка масштаба Пушкина. Не случайно поэтому в списке домашних книг Александра Сергеевича мы обнаруживаем «Теорию вероятности», являющуюся по большому счету основой криптографии. А в самом первом выпуске литературного журнала «Современник», начавшего издаваться под редакцией Пушкина в 1836 году, печатается статья по криптографии бывшего сотрудника цифирного кабинета…

«…Каторга не в пример лучше»

Вместе с тем, для меня Пушкин – не только гений словесности, но и великий провидец, демократ, борец за свободу личности, патриот России, остающийся единственным среди многочисленных российских политических деятелей, ученых, представителей творческой интеллигенции человеком, не побоявшимся заявить, что «семейная неприкосновенность – выше всех политических свобод».

«Мысль, что кто-нибудь нас с тобой подслушивает, приводит меня в бешенство. Без политической свободы жить очень можно; без семейственной неприкосновенности невозможно: каторга не в пример лучше», – писал Пушкин в письме к жене Наталье Гончаровой.

С того времени прошло двести лет, но подобное высказывание не повторил ни один из великих умов современности, ни Толстой, ни Маркс, ни Ленин, ни Горький, ни Есенин, ни Пастернак… Ни один из великих философов, писателей, политиков, российских или западных, не высказывался больше о важности сохранения в неприкосновенности информации, касающейся семейных отношений.

В этом и заключается вся уникальность и гениальность фигуры Пушкина. Занимаясь тайной работой, еще два века назад он очень точно определил и осознал опасность, которую несет тотальное вторжение государства в личную жизнь человека, впоследствии неминуемо вызывающее разрушение главного института человеческого общества – семьи.

Пушкин всеми силами протестовал против зарождавшейся тотальной цензуры, включавшей и контроль за личной жизнью граждан.

Каким же актуальным видится сегодня это высказывание, которому исполнилось уже почти два века! Особенно животрепещущей такая гражданская позиция выглядит в момент, когда сети интернета и мобильных телефонов буквально опутаны глобальным прослушиванием и подглядыванием за личной жизнью человека. А спецслужбы США планируют вставлять электронные системы круглосуточного шпионажа даже в бытовые вещи, соединенные с единой информационной сетью, тем самым завершая превращение мира людей, в мир вещей и не оставляя человеку даже маленького уголка семейной неприкосновенности.

На что тратятся сегодня сотни миллиардов долларов западных спецслужб? Оказывается, на мониторинг нашей личной информации в социальных сетях, электронной почте и т.д.

На сбор такой информации сейчас сделан основной упор. Роясь в семейном «белье» – личной жизни граждан, – аналитики спецслужб через семейные отношения определяют эмоциональную составляющую общества. Впоследствии такие знания с помощью информационных атак дадут возможность изменять политические взгляды людей в нужном направлении.

«Давай народ искусно волновать…»

Высказывание Пушкина, раскрывавшее суть работы бойцов информационного фронта: «Давайте народ искусно волновать…», вложенное им в уста одного из своих литературных героев, Бориса Годунова, сегодня по-прежнему актуально, и является краеугольным камнем деятельности западных спецслужб.

А результаты такой работы в последние годы видны невооруженным взглядом. То тут, то там возникают «оранжевые», «бархатные», «цветные», «арабские», «украинские» революции и т.п.

Подобную опасность предвидел Александр Сергеевич Пушкин заявляя, что семейная жизнь при любых обстоятельствах должна оставаться тайной, иначе общество постигнет разрушение.

Это были не просто слова поэта, а мнение великого общественного деятеля, о котором Николай Первый сказал в свое время: «Пушкин – самый умный человек в России.»

«Я, конечно, презираю отечество мое с головы до ног — но мне досадно, если иностранец разделяет со мной это чувство»

Другой важный момент эпохи Пушкина – противостояние России и Западной Европы. И, верный гражданин своей страны, Пушкин не мог оказаться сторонним наблюдателем. Как отмечалось историками, атмосфера Европы была насыщена революционными грозами. В июле 1830 года началась революция во Франции, закончившаяся низложением Бурбонов. В Бельгии шла борьба за независимость страны от Нидерландов, и, наконец, в самой России свирепствовали холерные бунты и бушевало польское восстание 1830 — 1831 годов. В январе 1831 года польский сейм провозгласил независимость Польши. Николай I и его семья объявлялись лишенными прав на польский престол. Это послужило поводом для военных действий Николая I против Польши. Вспыхнула настоящая война, грозившая перейти в войну европейскую.

Словно примеряя силы и испытывая противника на выдержку, русские и европейцы обстреливали друг друга со страниц различных изданий. Царский режим очень активно вел тогда подобные компании. Для пропаганды своих идей Россией покупались издательства за рубежом, размещались публикации в ведущих изданиях.

И Пушкин конечно же был на переднем плане этого сражения! Именно он организовывал информационное сопротивление России Европе, вел за собой писателей, умевших эффектно возразить английским, французским, германским оппонентам.

Да и сам Пушкин-писатель не оставался в стороне от литературных битв, посвятив этим событиям несколько блестящих патриотических стихотворений: «Клеветникам России» и «Бородинская годовщина», вошедших затем в известную брошюру «На взятие Варшавы», имевшую впоследствии еще и важный дипломатический эффект.

Совсем не случайно министр Просвещения граф Сергей Семенович Уваров в предисловии к брошюре напишет, что если политики Запада не поймут, что надо прекратить помощь варшавскому восстанию, то польская нация исчезнет…

В дальнейшем эта брошюра с подписью Николая I, одобрившего стихи и комментарий к ним, была разослана всем европейским руководителям. Это был яркий эпизод информационной войны, которую была вынуждена тогда вести Россия. Что могли возразить иностранные короли и министры против творчества Пушкина и изложенных им мыслей?

Формально все написанное Пушкиным не могло считаться угрозой, звучавшей из уст первого лица Российской империи, но в тоже время, все видели, что Николай I одобрил его высказывания. Блестящая пропагандистская операция моментально подействовала на руководство европейских стран, охладив их пыл помощи полякам. Кстати, все эти цитаты очень актуальны и сегодня…

Пушкин в противовес вражеской пропаганде, и создавал тогда свои патриотические произведения, как сказали бы сегодня, фактически возглавляя тайную информационную войну против Запада. Естественно его информационная структура входила в МИД и согласовывала свои действия с Императором.

«Соберитесь под знамена, Братья, долг свой сотворя!»

О высоком статусе Пушкина в МИДе нигде и никогда не сообщалось, но об этом можно судить по его государственному жалованию.

Итак, давайте сравним оклад А. С. Пушкина, и тех, кто имел аналогичные оклады в других важных государственных ведомствах.

Деятельность департамента Внешний сношений МИД можно приравнять к деятельности III отделения Его Императорского Величества Собственной Канцелярии, возглавляемой уже упоминаемым мной, графом Александром Христофоровичем Бенкендорфом.

Какие же оклады были у сотрудников этого самого грозного и наиболее приближенного к Императору управления?

Для сравнения с Пушкиным проследим служебный путь сотрудника III отделения Его Императорского Высочества Собственной канцелярии – Адама Сагтынского.

28 ноября 1831 года после беседы с начальником III отделения графом Бекендорфом вышел высочайший указ Николая I о зачислении статского советника Адама Сагтынского чиновником «для особых поручений» с ежегодным окладом пять тысяч рублей. Напомним, что статский советник соответствовал пятому чину (т.е. должности вице-директора департамента, вице-губернатора, председателя казенной палаты и т.п. С 1856 добавили право на личное дворянство, ранее было только потомственное. Титуловался «ваше высокородие». Для производства в чин Статский советник был установлен срок службы в 5 лет со времени получения предыдущего чина).

Но мы рассматриваем оклады самых привилегированных к Императору учреждений, фактически составлявших его разведку. И не удивительно, что чиновники, выполнявшие функции разведчиков, имели оклады намного выше, чем в остальных ведомствах. Например, оклад Директора Департамента Министерства внутренних дел в то время составлял 3000 рублей в год, а начальника архива министерства внутренних дел 1200 рублей в год.

Всего Адам Сагтынский прослужил в III отделении 23 года и в 1848 году получил второй генеральский чин – тайного советника, был отмечен орденом святой Анны I-й степени. А до своей службы в III отделении он 15 лет отслужил на государственной службе, о чем сообщалось в подписанном на него генералом Д. Курутым аттестате: «… В продолжении свыше пятнадцати летнего времени вел себя всегда беспорочно и весьма достохвально, продолжал служение с отличным усердием, рвением, рачительностью и знанием; все возлагаемые на него поручения исполнял с успехом для службы, чем обратил на себя внимание начальства, а наипаче Блаженной памяти Цесаревича, по повелению которого употребляем был по секретным и другим важным делам, требовавшим расторопного и благонадежного чиновника». Лестная характеристика.

Какие же функции выполнял А. Сагтынский? Фактически он являлся первым руководителем российской разведки, действовавшей в составе III отделения. И был в ней третьим человеком после знаменитого Бенкендорфа. В связи с этим многократно выезжал за рубеж, организуя там работу тайных агентов. Но главной его зарубежной деятельностью по указанию Николая I было размещение в газетах и журналах европейских стран статей, разоблачающих несостоятельность обвинений эмигрантов в адрес России, Императора и его политики в царстве Польском. Сегодня это покажется странным, но тогда одной из главных функций императорской разведки являлась контрпропаганда за рубежом! Прослужив на государственной службе 46 лет, 20 июля 1856 года, 71-летний А. Сагтынский подал в отставку.

Государством ему была назначена пенсия в размере 2914 рублей 58 копеек серебром. Чуть позже военное ведомство сочло возможным предоставить дополнительную пенсию в размере 700 рублей серебром.

Заметьте важную деталь. Для высших сотрудников разведки Императора могли назначить суммарную пенсию сразу по двум государственным ведомствам, в которых они проходили службы. Таким образом суммарная пенсия А. Сагтынского составила, если пересчитать в ассигнации – 10 000 рублям.

А теперь давайте посмотрим размер пенсии, начисленной вдове Пушкина после его смерти. Она составляла те же 10 000 рублей. Удивительное совпадение!

«И долго буду тем любезен я народу…»

А что говорит об этом пенсионное законодательство тех лет? В соответствии с законом, если чиновник прослужил на государственной службе более 35 лет, ему полагалась пенсия в размере сто процентов от его оклада. Если 25 лет, то половина. А вдова А. С. Пушкина Наталья Гончарова получала пенсию точно такого размера, как А. Сагтынский за свои 48 лет службы, уйдя на пенсию с должности третьего человека самой могущественной и наиболее приближенной к императору организации. Как же могло произойти начисление такой огромной государственной пенсии? Ведь всем известно, что государственная служба А. Пушкина составляла меньше 10 лет. Более того, пенсия ему не полагалась вовсе!

Подобная ситуация могла произойти лишь в одном случае, если государственный чиновник погиб на служебном посту, выполняя особое задание самого Императора.

Лишь в этом случае, вне зависимости от срока государственной службы, разрешалось начисление пенсии в размере последнего оклада погибшего чиновника, а также денежная компенсация вдове и ближайшим родственникам погибшего.

В принципе, и в настоящее время осуществляются аналогичные выплаты в случае внезапной гибели государственного служащего. И в настоящее время, если государственный чиновник, занимающий крупные государственные должности, погибает во время выполнения своих служебных обязанностей, его семье государство выплачивает крупные единовременные пособия вне зависимости от его оклада.

Размеры этих выплат могут достигать нескольких окладов погибшего государственного служащего. Посмотрим какие же выплаты были произведены вдове А. Пушкина?

- За счет казны была погашена ссуда А. Пушкина в размере 45 000 рублей.

- Вдове поэта выдано единовременное пособие в размере 50 000 рублей для издания сочинений убитого на дуэли поэта, а прибыль от их продажи оставалась семье.

- Два сына А.С. Пушкина зачислялись в самое привилегированное училище России – Пажеский корпус. И каждому начислялась пенсия в размере 1200 рублей в год. И это помимо пенсии вдове Александра Сергеевича Пушкина.

Могли ли такие высокие пенсии быть выданы обычному государственному служащему, к тому же осмелившемуся нарушить законы российского государства, участвуя в запрещенной законом дуэли, а затем фактически осужденному судом, как ее зачинщик?

Строгие законы российской империи полностью исключали подобный финал. И только вмешательство Николая I, знавшего об истинных целях дуэли Пушкина с Дантесом, которая была крайне необходима для России, позволили законодательно приравнять гибель А.С. Пушкина на дуэли к гибели государственного служащего, выполняющего особые поручения императора.

Отсюда и выплата пенсий родственникам скончавшегося А.С. Пушкина в размере полного его оклада, и большие единовременные выплаты.

Многие рассуждения исследователей биографии А.С. Пушкина по этому вопросу не в вполне логичны, поскольку не опираются на действующее в то время законодательство России.

Таким образом, мы можем предположить, что А. С. Пушкин занимал по своей значимости третью должность в МИД России. Естественно, оглашение этого факта, да еще после дуэли, породило бы множество наговоров, которые могли нанести ущерб национальным интересам России.

Возможно, в связи с этим родилась масса слухов об Александре Сергеевиче Пушкине и его жене, целью которых было представить дуэль, как сведение счетов приревновавшего мужа. Кстати, подлинность преданных впоследствии огласке документов, компрометирующих Пушкина, так никто и не установил.

Окончание следует.

Начало: http://www.mk.ru/blogs/posts/zhizn-i-smert-aleksandra-pushkina-mify-i-realnost.html

просмотров: 16348



Комментарии пользователей

  • Ирина
    6

    Люблю Пушкина, но раньше такой фамилии в биографии Пушкина не встречала. Если мне не изменяет память, то этой фамилии нет и в книгах Вересаева о Пушкине.

    4 июля 2014 в 11:21 Ответить
  • Пятница
    3

    ИринаЛюблю Пушкина, но раньше такой фамилии в биографии Пушкина не встречала. Если мне не изменяет память, то этой фамилии нет и в книгах Вересаева о Пушкине.

    Фамилия Шиллинга фон Канштадта тоже не встречалась мне ни в одной книге о Пушкине. Видимо, авторам не давали доступа к документам на тему, вот они и не писали о нем.

    4 июля 2014 в 11:28 Ответить
  • artsamokhod
    0

    Расследование понравилось, слов нет! Прочитав предыдущий материал и комментарии понял , что Пушкин работал все таки не как "чистый" разведчик или осведомитель ( о чем кто-то написал в комментарии к предыдущей вашей публикации), а как аналитик и пропагандист.
    Вы правильно пишете, всех попытках отбыть за границу или принять участие в боевых действиях Пушкину было отказано.
    Берегли.
    Так уж был нужен Пушкин как литератор государю, чтобы срочно доставлять поэта сразу после коронации в Кремль, в Чудов монастырь? А после разговора с Пушкиным в Чудовом монастыре Николай I, - как сообщает П. И. Бартенев, - "подозвал к себе Блудова и сказал ему: "Знаешь, что нынче говорил с умнейшим человеком в России?"
    Все эти факты также свидетельствуют в пользу вашей версии.
    Пушкинисты заточены на литературной стороне дела. И никогда не принимали в расчет его государственную деятельность.
    Хотя им не стоит сбрасывать со счетов, тот факт, что литературные труды не мешали Д.Дефо и С. Моэму, а физика Ньютону заниматься важными государственными делами. Тютчеву и Тургеневу тоже. Уваж. Анатолий, жду продолжения!

    4 июля 2014 в 11:34 Ответить
  • Ник
    1

    Не знал, что Пушкин занимался британским направлением. Автору - зачет!

    4 июля 2014 в 11:40 Ответить
  • Владимир
    0

    НикНе знал, что Пушкин занимался британским направлением. Автору - зачет!

    А как я понял, Пушкин занимался не британским, а польским направлением.

    4 июля 2014 в 11:51 Ответить
  • МВ
    0

    НикНе знал, что Пушкин занимался британским направлением. Автору - зачет!

    Интерес Пушкина к Британии никак не может означать, что он работал по этой стране как разведчик. В МИД он служил (весьма номинально) ....

    4 июля 2014 в 12:11 Ответить
  • Пестелев
    2

    artsamokhodРасследование понравилось, слов нет! Прочитав предыдущий материал и комментарии понял , что Пушкин работал все таки не как "чистый" разведчик или осведомитель ( о чем кто-то написал в комментарии к предыдущей вашей публикации), а как аналитик и пропагандист.
    Вы правильно пишете, всех попытках отбыть за границу или принять участие в боевых действиях Пушкину было отказано.
    Берегли.
    Так уж был нужен Пушкин как литератор государю, чтобы срочно доставлять поэта сразу после коронации в Кремль, в Чудов монастырь? А после разговора с Пушкиным в Чудовом монастыре Николай I, - как сообщает П. И. Бартенев, - "подозвал к себе Блудова и сказал ему: "Знаешь, что нынче говорил с умнейшим человеком в России?"
    Все эти факты также свидетельствуют в пользу вашей версии.
    Пушкинисты заточены на литературной стороне дела. И никогда не принимали в расчет его государственную деятельность.
    Хотя им не стоит сбрасывать со счетов, тот факт, что литературные труды не мешали Д.Дефо и С. Моэму, а физика Ньютону заниматься важными государственными делами. Тютчеву и Тургеневу тоже. Уваж. Анатолий, жду продолжения!

    То, что пушкинисты не изучают истинную биографию Пушкина, факт довольно интересный. Но совершенно не оправдывающий этот пробел в истории нашей культуры!

    4 июля 2014 в 12:17 Ответить
  • Нелли
    2

    После предыдущей публикации и http://www.mk.ru/culture/article/2011/02/09/564478-kto-byil-avtorom-diploma-rogonostsa.html
    интрига о причинах роковой дуэли совсем уж зашла в тупик. Во-первых, пенсию вдове царь мог и за совсем другие заслуги выплачивать, царь на то и царь. Во-вторых - "крайне необходимая для России дуэль Пушкина с Дантесом" - это о чём? В чём именно "крайняя необходимость" заключалась? Скорее она была крайне необходима именно врагам России, наличие в которой гения-патриота сильно их раздражало.

    4 июля 2014 в 12:43 Ответить
  • Интересно
    1

    в чем на самом деле был смысл дуэли Пушкина с Дантесом и какой интерес Франции был в устранении Александра Сергеевича? Ведь он по долгу службы больше Польшей занимался.

    4 июля 2014 в 12:47 Ответить
  • Катя
    0

    Когда читала о Пушкине и видела в книгах его рисунки, тоже гадала, кто же этот плотного телосложения мужчина, изображенный в профиль. Теперь понятно, - пушкинский коллега по работе:)...

    4 июля 2014 в 13:15 Ответить
правила

Оставьте ваш комментарий

  Вход