Горькие проводы в Большом театре

Балетоманы плакали по Васильеву и Осиповой

29 ноября 2011 в 19:08, просмотров: 4830

Ровно 5 лет назад балетом “Дон Кихот” Наталья Осипова и Иван Васильев дебютировали в Большом. В понедельник этим же спектаклем театр и распрощался со своей звездной парой: с 1 декабря они уже премьеры санкт-петербургского Михайловского театра. Как столичные балетоманы провожали своих любимчиков, наблюдал “МК”.

Горькие проводы в Большом театре
фото: Дамир Юсупов/

Справка МК из досье "МК"

Уход Васильева и Осиповой из главного театра страны — случай не такой уж беспрецедентный. Несколько лет назад “без шума и пыли” в тот же Михайловский перешел солист Большого Денис Матвиенко, но долго там не задержался, перейдя впоследствии в Мариинку. Уходили, к примеру, и из Парижской оперы, как это случилось в 1989 году с Сильви Гиллем...

Попасть на этот «Дон Кихот» в Большой было непросто. Прошел слух, что на досмотре у металлоискателей охранники изъяли у группы студентов самодельный плакат, украшенный сердечками с надписью «Мы вас любим!». А по окончании артистов вызывали многократно. Хотя рекорд Нуреева и Фонтейн (89 раз!) Осипова и Васильев, конечно, не побили. На поклонах устроили несанкционированный митинг. Зал стоя скандировал «до-сви-да-ни-я!», «спа-си-бо!» и почему-то «ура!». Особенно впечатлительные плакали.

Однако последний «Дон Кихот» шальной пары не мог стать лучшим балетом. Нервная атмосфера, словно туча, с каждой минутой сгущалась над зрительным залом и передавалась артистам. Хотя танцовщики продолжали мило хулиганить (например, поменялись местами в мизансцене, где обычно на колено становится Базиль, а Китри выполняет вращения), но на качестве исполнения нервозность сказывалась довольно сильно. К тому же чувствовалось, что не все настроены доброжелательно. Когда в первом действии Наталья поскользнулась и упала (чего раньше с ней не случалось), в зале засвистели. Не очень уверенным выглядел и ее партнер. В общем, свойственная этой паре небрежность танца присутствовала на прощальном спектакле. Однако танцуя в присущей им манере — размашисто и грубо, артисты наполнили свой прощальный спектакль главным: подлинностью, бурными эмоциями, так что вышел он трогательным, по-настоящему московским и запомнится видевшим его навсегда.



Партнеры