Баховские фуги сумасшедших начальников

В Михайловском театре состоялась премьера самого знаменитого балета Начо Дуато

26 марта 2012 в 12:01, просмотров: 2221

Главным героем балета «Многогранность. Формы тишины и пустоты» является музыка Баха. Свое культовое сочинение испанский хореограф Начо Дуато преподнес Михайловскому театру почти через год после того как стал его балетным худруком.

Баховские фуги сумасшедших начальников
фото: Станислав Левшин

-Это первое сочинение Начо Дуато, которое я увидел, настолько меня потрясло, что я сразу захотел включить его в репертуар нашего театра - сообщил «МК» гендиректор Михайловского Владимир Кехман, справедливо рассудивший, что масштабный спектакль, в котором есть что потанцевать почти всем артистам, для академической труппы будет очень кстати. А сам Дуато, исполнивший в спектакле роль Хореографа, то есть самого себя, добавляет:

-Всё это могло случиться только благодаря тому, что в театре работает такой совершенно сумасшедший директор, которой нашел такого же сумасшедшего худрука, как я.

Действительно, до этого самое совершенное сочинение хореографа, за которое он в свое время отхватил балетный Оскар, престижнейшую премию Benois de la Danse, исполнялось только под запись. Михайловцы же ради такого события «Многогранность» перевели на оркестр и даже специально орган на прокат взяли.

Сопоставлять исполнение «Многогранности» балетной труппой Михайловского театра и прежней испанской компанией , худруком которой Дуато являлся ровно 20 лет, сейчас вряд ли имеет смысл. Академически выученные питерские танцовщики только начали постижение чарующей пластики испанца, потому такое сравнение не всегда будет в их пользу. Например, в номере на музыку Прелюда из Первой Сюиты для виолончели, композитор водит смычком по женскому телу, и танцовщица, изображающая виолончель, должна бы телом откликаться на звуки божественной музыки, пластикой передавая её звучание. Таких тонкостей не смогла достичь Сабина Яппарова.

Из-за отсутствия в ансамбле слаженности не «зазвучала» потрясающая по своей красоте миниатюра, в котором Музыка принимает обличие оркестра под управлением Баха (Марат Шемиунов). Однако в большинстве эпизодов михайловцы все же сумели -таки попасть в «точку».

Как всегда в творчестве этого хореографа идея выражается символически и метафорически: звуки, пластически воплощенные артистами, соединяются в зримую баховскую мелодию, а танцовщики становятся нотами и даже музыкальными инструментами, несущими в танце баховскую гармонию.

Роль кордебалета в этом спектакле крайне важна, потому что проходных партий здесь просто нет. Это обстоятельство с особой очевидностью продемонстрировал Леонид Сарафанов. Артист с мировым именем, перешедший год назад в Михайловский, чтобы иметь возможность танцевать хореографию Дуато, отважился сделать то, на что вряд ли бы сподвигся другой исполнитель его уровня. Экс-премьер Мариинки показал пример смирения и высокого профессионализма - признался в любви к творчеству Дуато, запросто выйдя в кордебалетной партии, и ещё раз доказав тривиальную истину о том, что не существует маленьких ролей, особенно в спектаклях такого хореографа.

Санкт-Петербург




Партнеры