Тараканьи бега «Евровидения»

Кто есть кто на конкурсе континентальной песни

5 апреля 2012 в 20:29, просмотров: 6167

До «Евровидения» осталось всего два месяца, все конкурсанты известны, публика уже сейчас может отсмотреть все видеоклипы и определиться с фаворитами, букмекеры вовсю принимают ставки. Для каких-то стран выиграть «Евровидение» — все равно что доказать свою поп-культурную состоятельность на международной арене, кому-то этот кубок не так и важен, но стараются все. В последние годы страсти вокруг «Евровидения» стали накаляться — на конкурс вернулась Италия, которая бойкотировала его 13 лет, англичане стали присылать на «Евросонг» настоящих звезд мирового масштаба, серьезно ввязались в борьбу и немцы. Слишком долго победа в конкурсе, основанном странами Западной Европы, гуляла по постсоветскому пространству и примыкающим «варварским» территориям. Тем интереснее наблюдать за творческой борьбой, ведь в обстановке жесточайшей конкуренции чаще всего рождается что-нибудь действительно стоящее, хотя разумные люди с неизменной (и оправданной) иронией относятся к влиянию этого «конкурса для домохозяек» на подлинные судьбы мировой поп-культуры. Однако и само «Евровидение» подобных задач перед собой никогда не ставило, претендуя лишь на то, чтобы каждый год развлекать более 100 миллионов телезрителей в мире красочным шоу и накалом страстей, не уступающим самым отчаянным тараканьим бегам.

Тараканьи бега «Евровидения»
фото: eurovision.tv
А «Бабки» слушают и пьют чай...

Победителей судят

Прежде всего взгляды фанатов «Евросонга» обращены, конечно, на представителей стран, которые побеждали на конкурсе в последние годы. Они считаются законодателями европесенной моды и знатоками волшебных секретов вожделенной победы. Не погружаясь слишком глубоко в историю, посмотрим на победителей последней пятилетки.

Победивший в прошлом году дуэт Ell&Nikki с песней «Running Scared» привез конкурс европесни из провинциального немецкого Дюссельдорфа в столичный Баку. На этот раз Азербайджан представит певица Сабина Бабаева. Клип на песню «When the music dies» пока единственное дорогое и качественное музыкальное видео певицы. Оно роскошное, мы видим красивую девушку в разных «платьях принцессы», гуляющую по лестницам и переходам неопределенной длины и назначения, живые цветы, замерзшие во льдах, которые, наверное, должны символизировать смерть чего-то прекрасного. Из трепетных уст льется грустная и нежная песня. Азербайджан, дебютировавший на «Евровидении» лишь в 2008 году, в короткие сроки осуществил свой главный нацпроект (на который не жалелось ни сил, ни ресурсов на государственном уровне) — победить на конкурсе, и вряд ли теперь ставит целью удержать победу. Подобное, кажется, оказалось под силу только Ирландии, где «Евровидение» в середине 90-х (и к удивлению, кажется, самих голосистых ирландцев) увязло, как в болоте, на долгие три года подряд.

Германия, победившая в Осло с «простушкой» Леной и ее незамысловатой веселой песенкой о любви «Satellite», продолжает держать марку простоты. Певец Роман Лоб (Roman Lob) с поп-роковой балладой «Standing Still» заставляет в первую очередь размышлять о пресловутом немецком качестве. Песня качественно исполнена, записана и сведена, рекламный слоган «Das Song» напрашивается сам собой. Симпатичный парень в клетчатой рубашке просто поет, не раздуваясь в спеси от того, как у них в Германии все дорого, красиво и богато. Это и так знают все. Такое «просто» очень нравится молодым.

Норвегия принимала у себя «Евровидение» после победы норвего-белоруса Александра Рыбака в Москве. В этом году страна фьордов снова отправляет на конкурс молодого и красивого. Правда, если не знать, что певец Туджи (Tooji) представляет Норвегию, его вполне можно принять за посланца Турции. Он и есть этнический турок, что наверняка обеспечит ему голоса многомиллионной диаспоры со всей Европы. Артист смугл и хорош собой. Песня «Stay» наполнена зажигательными восточными ритмами вперемешку с жестким дискотечным угаром и явно предназначена для бурных плясок. Каждый год на конкурс приезжает несколько человек с подобными песнями. Они не выигрывают, но уверенные в своей сексуальности и неотразимости певцы не оставляют надежду на победу. Норвегия же вновь самоудовлетворится торжеством политкорректной мультикультурности, которая, правда, в прошлом году вышла ей боком, когда не менее зажигательная «афронорвежка» Стелла Мванги не прошла в полуфинал, заставив заподозрить массы евроизбирателей в растущем на континенте бытовом расизме.

фото: eurovision.tv
Норвего-турок Туджи пустился вдогонку за прошлогодним участником от Швеции Эриком Саадом.

«Бурановских бабушек» от России представлять не надо. Слушать и смотреть на них настолько забавно и трогательно, что всерьез начинаешь опасаться, что «Евровидение» вернется в Москву (а возможно, осчастливит Питер или Сочи). Европа, напряженно вслушиваясь в этно-диско-шлягер «Party For Everybody» в попытках разобрать, о чем же в песне речь, тем не менее тоже испытывает к бабушкам приливы смутной нежности, но пока не понимает, во что это выльется. Если в прогнозах у букмекеров Россия уже месяц стабильно занимает второе место, то в пречартах, основанных на голосах будущих «евроизбирателей», «Бабушки» за последние две недели сползли с 7-го на 19-е место, растолкав на этой позиции Албанию с Португалией.

Сербия, куда «Евровидение» приезжало благодаря лесбо-«Молитве» Марии Шерифович, в этом году выставляет ветерана конкурса Желько Йоксимовича (Željko Joksimović). В Стамбуле в 2004-м он занял второе место и получил приз от журналистов «за лучшую песню», это принесло ему такой успех, что в 2005-м его альбом был продан невиданным для Сербии тиражом в 500 000 экземпляров! Потом он участвовал в «Евровидении» в качестве композитора, продюсера (его песня «Lejla» в исполнении певца Хари Мата Хари из Боснии и Герцеговины заняла 3-е место в 2006 г. на «Евросонге» в Афинах) и даже ведущего культового для нас «Евровидения» имени Билана в Белграде-2008. В этом году музыкант написал философскую любовную балладу «Nije Ljubav Stvar» и, как все остальные, надеется на победу. По всем прогнозам, Сербия пока уверенно входит в пятерку лидеров.

Большая пятерка

Как известно, на «Евровидении» есть группа «неприкосновенных» стран, которые не участвуют в полуфиналах, а сразу и красиво (помимо страны-победительницы) выходят на главном финальном дне. С одной стороны, почетно и менее рискованно, с другой — плохо, ибо у артистов нет шанса распиарить себя на всю катушку, используя дополнительный эфир полуфиналов. Эти страны 56 лет назад основали конкурс: Германия, Франция, Испания, Великобритания, Италия. Раньше они действительно поочередно исполняли роль первой скрипки на конкурсе, но, с тех пор как «Евросонг» раздулся большой пупырчатой жабой, поглотив Восточную Европу и постсоветские страны, ситуация сильно изменилась. Нормой жизни стало т.н. солидарное (или коалиционное) голосование стран-соседей (чем раньше «грешили» только Греция с Кипром), в результате даже такие очевидные лидеры мирового музыкального бизнеса, как Англия и Германия, порой не то что не попадали в первую десятку, а часто плелись в самом хвосте конкурсных таблиц. Но несколько лет назад Западная Европа всерьез решила вернуть себе лавры победителей. Лондон, к примеру, который борется с Лос-Анджелесом за лавры мировой столицы современной музыки, начал явно комплексовать от того, что проигрывает «столь ничтожный» континентальный песенный конкурс. Один за другим стали делегироваться звезды явно не уровня «Евровидения» — Эндрю Ллойд Вебер (композитор и автор великой рок-оперы Jesus Christ Superstar), Патрисия Каас от Франции или, как в этом году, икона эстрады ХХ века Энгельберт Хампердинк (все равно что у нас бы отправили Иосифа Кобзона). Первыми вожделенное окно в «Евросонг» прорубили немцы победой в Осло в 2010-м и возвели малоизвестную до конкурса Лену Майер-Ландрут в ранг национальной героини. В прошлом году на «Евровидение» вернулась Италия, которая бойкотировала его 13 лет, мотивируя свое «фи» именно тем, что все голосуют друг за друга, а не за хорошие песни. В общем, страсти накаляются.

Если бы конкурс проходил в этом году, скажем, в Петербурге, то могли бы случиться большие проблемы с депутатом Милоновым и местным законом о борьбе с пропагандой гомосексуализма, потому как в клипе конкурсной песни «Echo» («You And I») французской певицы Анггун (Anggun) присутствует кадр, в котором двое мужчин сливаются в поцелуе, несмотря на то что на них надеты противогазы. Анггун довольно известная во Франции певица. В 94-м году экзотическая девушка приехала в Париж из Индонезии и полюбилась публике с первого же хита — «Snow on the Sahara».

Испанка Пастора Солер тоже не новичок в мире популярной музыки. В прошлом году ее альбом был номинирован на Latin Grammy Awards как лучший в жанре фламенко. Пастора весьма преуспела в исполнении душераздирающих баллад о любви, и любителям популярной «латины» можно обратить на нее внимание независимо от результатов конкурса.

Италию в этом году представляет популярная на родине певица Нина Зилли (Nina Zilli) с песней «L’Amore È Femmina» («Любовь и женщина»), которая до боли напоминает модное сейчас во всем мире блюз-роковое соул-пение а-ля Адель или Эми Уайнхаус. Даже внешностью и прической в клипе Нина напоминает бедняжку Эми. Впрочем, все, что Нина пела до «Евровидения», ничего общего с конкурсной песней не имеет. Похоже, певица поменяла свой имидж в отчаянной надежде на победу.

фото: eurovision.tv
Нина Зилли — итальянская Эми Уайнхаус.

Серые кардиналы

Традиционно очень ярко на «Евровидении» выступает Ирландия. Однажды ирландцы принимали у себя конкурс три раза подряд — с 93-го по 95-й год, а в 97-м он снова вернулся в Дублин. В Баку из этой хорошо поющей страны снова едут близнецы Jedward. 21-летние Джон и Эдвард Граймз стали знаменитыми в 2009-м после участия в английском телешоу «X Factor», где заняли 6-е место. Их дебютный сингл «You are not alone» стал платиновым в Великобритании. Близнецы вызывающе ведут себя, плохо поют, но все равно очень нравятся англосаксонским подросткам, которые считают Jedward популярнее The Beatles. Их фирменная прическа — длинные волосы, залакированные вверх — называется cockie blondie. Поклонники в массовом порядке пытаются повторить ее на себе. На прошлом «Евровидении», однако, они заняли только 8-е место. Но ирландские телезрители вновь проголосовали за них в национальном отборочном конкурсе. Так что в этом году — вторая попытка с песней «Waterline».

фото: eurovision.tv
Прическа cockie blondie второй год подряд держится в главных трендах «Евросонга».

Но все же настоящими «серыми кардиналами» «Евровидения» считаются Греция, Швеция и Турция. Именно греческие и шведские композиторы и саундпродюсеры, а также постановщики и продакш-команды создают добрую половину всего евровидийного продукта. Например, Азербайджан все четыре года своей отчаянной борьбы за европриз работал (и продолжает работать) со шведами. Россия и Украина (благодаря, конечно, Филиппу Киркорову и его связям) более известны своей творческой коалицией с Грецией. Влияние же Турции считается весомым не только из-за популярности восточных трендов в поп-музыке, но больше из-за многомиллионной турецкой диаспоры, сидящей в Европе и мощно влияющей на голосование многих европейских стран, включая Германию и Скандинавию.

Помимо закулисного веса Швеция в этом году серьезно претендует и на победу, являясь на данный момент фаворитом всех пречартов и букмекерских ставок. Так единодушно, пожалуй, за последние годы воспринимался лишь Александр Рыбак. Холодное и атмосферное дэнс-звучание, драм-н-бэйсовый ритм, склеенные теплым и объемным голосом певицы мароккано-берберских кровей Loreen в песне «Euphoria» — нынешняя ставка Швеции на евросонговый джекпот. Крайне модное звуковое кушанье и для гурманов, и для масс. Производители львиной доли всего евровидийного звука не могут позволить себе быть неактуальными!

фото: eurovision.tv
Шведка Loreen одна из главных претендентов на победу.

Греция, в свою очередь, демонстрирует мегаэротичный «афродизиак» в исполнении артистки с масломасляным именем Алферия Алфериу (Eleftheria Eleftheriou). Всю песню она призывно дразнит телекамеру сияющими трусиками, как заправская цыганка трясет декольтированной грудью и художественно разбрасывает во все стороны пряди волнистых волос. Пока, правда, дотрясла и наразбрасывала только до 10–12-го места в пречартах...

Ближайшие соседи

А что же ближайшие соседи, на голоса которых так часто рассчитывает Россия? Украину в этом году представляет афроукраинская чудо-певица Гайтана, до пяти лет прожившая в республике Конго. Сильный голос, яркая внешность и радостное техно «Be My Guest» хотя и не имеют пока многообещающих видов на евроурожай, но вполне достойно представляют страну в профессиональном и исполнительском плане.

фото: eurovision.tv
Экзотическая поп-дива Гайтана подтверждает высокий музыкальный статус Украины на «Евровидении».

Белоруссия покажет в Баку межгалактических путешественников (судя по костюмам) Litesound. В заносчивой и одновременно беспомощной в музыкальном смысле песенке «We Are The Heroes» парни утверждают, что они супергерои и солдаты мечты из снов белокурых девушек. Впрочем, благодаря белорусам «Евровидение» узнало, что такое сельская дискотека откуда-нибудь из-под Витебска, и когда бы еще они такую дичь видели!

Зато современная Балтия часто удивляет на «Евровидении» эстетскими штучками, интересными ходами и всем тем, что англичане изящно называют piece of art. Наверное, сказывается нордический темперамент. Такой милой «арт-штучкой» были, например, музыканты Urban Symphony на московском «Евровидении», и эту похвальную тенденцию Эстония, кажется, не собирается прерывать. Нарочито упрощенный, стоящий всю песню без движения Отт Лепланд (Ott Lepland) приковывает к себе пристальное внимание, которому позавидовала бы даже выпрыгивающая из трусов гречанка Алферия. Латвия в русле общеевропейских ценностей выставила милую мелодичную песню «Beautiful Song» в исполнении певицы Анмари, но ее минимализм скроен, как часто получается у латышей, по очень правильным лекалам и прочным швом. Однако приятней всего для нашего уха прозвучит в этом году Литва — ее посланец Донни Монтелл (Donny Montell) собрал в своей песне «Love is Blind» («Любовь слепа»), кажется, самые отчаянные стереотипы слепой российской попсы из лихих 90-х. Ностальгия в стиле «дыма сигарет с ментолом» гарантирована на все сто!

Полна коробушка на нынешнем конкурсе и «местных сумасшедших», не подпадающих ни под какие стандарты шоубиза, как, впрочем, и всегда на «Евросонге». То ли это Джоан Франка из Голландии в индейской шапке из перьев или злобный рэпер на осле Рамбо Амадеус из Черногории. Очевидно, что место России с ее «Бурановскими бабушками» в этом году оказалось именно на этом забавном фланге, и пока никто не знает, чем все это обернется.



Партнеры