Хроника событий «Любовь» всех побеждает Канны выбрали искусство Российский фильм получил главный приз в Каннах Хаматова и Маяковский Канны «В тумане»

Каннские страсти: любовь старух

Будни Круазетт: верблюд «диктатора» и Достоевский по-казахски

18 мая 2012 в 13:43, просмотров: 4833

Юбилейный 65-й Каннский кинофестиваль набирает обороты. Народ в основном развлекает сам себя. Молодые люди водружают на плечи огромную надувную зебру и носятся с ней вдоль Круазетт. В толпе поддерживающих зебру не видно, и возникает ощущение, что это какой-то модифицированный Пегас летает над головами. Но по оригинальности пока что лидирует Саша Барон Коэн, который в день открытия фестиваля надел свой знаменитый костюм в стиле ливийского лидера Каддафи и разъезжал по Круазетт на верблюде, таким образом пиаря фильм «Диктатор». Теперь об этом шоу напоминают лишь портреты Коэна, размещенные при входе в отель «Карлтон» — борода, очки, знаки отличия на груди, — ближневосточный диктатор живее всех живых.

Каннские страсти: любовь старух

Круазетт разрывают звуки петард и салюта. За вечер его дают по несколько раз. Каждая вечеринка по случаю премьеры заканчивается именно этим. На позднем сеансе казахстанской картины «Студент» Дарежана Омирбаева по «Преступлению и наказанию» Достоевского, показанной в день открытия программы «Особый взгляд», пока произносились приветственные речи и выступал сам режиссер, в зале Дебюсси стоял грохот салюта и пахло паленым. Российские реалии XIX века перенесены Омирбаевым в современный Казахстан, а главный герой а-ля Раскольников убивает не старуху-процентщицу, а неприятного продавца продовольственного магазина, отказавшегося продать бабушке бутылку растительного масла. Та просила дать в долг, чтобы потом с пенсии доплатить недостающие гроши, но мужчина проявил равнодушие и сам стал жертвой. Сонечка Мармеладова тут не падшая женщина, а глухонемая девушка, но в любом случае — страдалица. Кто не знает, что «Студент» — экранизация Достоевского, никогда не догадается.

Пожалуй, пока самый сильный фильм основного конкурса «Рай: любовь» австрийского режиссера Ульриха Зайдля. Это первая часть задуманной им трилогии. Он уже не раз потрясал и шокировал своими картинами, сделанными с документальной убедительностью. Достаточно вспомнить «Собачью жару». Теперь Зайдль отправил своих немолодых, жирных (иначе не скажешь) и весьма безобразных героинь в секс-тур в Кению. Жизнь там не то что в Австрии, где все пресно и однообразно. Хотя и у себя дома главная героиня работает с даунами, приобщает их к социуму, так что эти несчастные, богом обиженные существа получают свою долю адреналина на аттракционах. В Кении целлюлитные тетки пускаются во все тяжкие. Их разбирают по мотоциклам местные темнокожие кавалеры и отвозят в свои лачуги. Это целый бизнес: квартирки предназначены для встреч с пожилыми европейками, в то время как жены с детьми живут совсем по другим адресам и ждут от своих кормильцев денег. Заработать можно только собственным молодым телом, да еще продавая всякую сувенирную доморощенную дребедень. Ключевыми словами фильма можно считать небольшой диалог между любовниками: «Ты хочешь от меня денег?» — «Я? Не денег. Любви. Это любовь». Тетенька обучает темнокожего парня «искусству трогать», потому что он не владеет арсеналом искушенного донжуана, а тот после любовных утех начинает рассказывать, кто у него из родни нуждается в помощи. Сделано все это очень смешно и шокирующее. Актрисы — просто бесстрашные женщины. Не всякая ведь готова обнажить перед камерой свои далеко не свежие формы, а тут еще и уродливое тело. В какой-то момент приходишь в состояние ужаса, наблюдая сцену дня рождения героини, которой подруги дарят на вечер молодого и тощего аборигена. Тот устраивает стриптиз, а потом вошедшие в раж тетки вытворяют с ним нечто, не поддающееся описанию. Контраст рыхлых и увядших женских тел и одного красивого, черного и молодого, готового на все ради грошового заработка, читается как некий страшный знак отсутствия равновесия в этом мире. Потребляющая старуха Европа в сочетании с энергией голодного третьего мира производят ошеломляющее впечатление. Главную роль сыграла Маргарете Тизель — отличная актриса, имеющая большой театральный опыт. Ей всего-то 53 года, но на экране она выглядит за 60. А роль одного из ее любовников по имени Мунга сыграл парень, которого Зайдль увидел на пляже близ столицы Кении, где он и работал так называемым бичбоем.

 

Канны-2012. Хроника событий



Партнеры