А под манежем — пламенный мотор

Экскурсия для «МК»: Эдгард Запашный показал, каким станет Цирк на Вернадского

30 июля 2013 в 14:13, просмотров: 5423

…В ноябре уж год будет, как Эдгард и его брат Аскольд возглавили Цирк на проспекте Вернадского — по сути, огромную цирковую фабрику, не имеющую аналогов в мире. Никаких камней в прежнее руководство швырять не будем, но посещаемость при Запашных возросла на 15%. Однако есть вещи неизбежные и не очень приятные: брежневской «Вернадке» более 40 лет, и за это время ее ни разу не капиталили. Сейчас отступать некуда: сам видел прогнившие бетонные перекрытия, свисающие с них «сталактиты». Потому Эдгард планомерно и без истерик начинает шаг за шагом модернизировать свое хозяйство; что уже сделано и что предстоит — в ходе краткой экскурсии для «МК».

А под манежем — пламенный мотор
фото: Наталия Губернаторова

«На капремонт «Вернадского» потребуется около миллиарда рублей»

— Цирк на Вернадского, — говорит его директор Эдгард Запашный, — состоит из основного здания с куполом и т.н. стилобата, где мы сейчас с вами и находимся. В стилобате — помещения для животных, администрация и т.д. Так обратите внимание наверх.

Мы в камере с вентиляционным оборудованием. На бетонном полу — лужи, с потолка — как-кап.

— Это хорошо еще, что дождь не идет. Так вот, недавно пригласили экспертов — крышу стилобата надо полностью под замену.

— А что сверху, так сказать, под небом?

— Сверху — асфальт, под асфальтом — несколько слоев гидроизоляции, но за 40 лет все сгнило, труха, никакими побелками, косметикой не спасешь… Видишь, несколько дополнительных опор пришлось ставить?

И правда, то здесь, то там идут помимо бетонных временные железные столбы — иначе стилобат грозит обвалиться.

— Только на стилобат (крыша, несущие конструкции) нужно 330 миллионов рублей, — продолжает Эдгард, — 300 из них мы получаем от Минкульта, 30 даем сами. В течение года, надеюсь, все сделаем.

фото: Наталия Губернаторова

…Идем через клетки. Лошадки, впрочем, стоят уже в новеньких, отремонтированных стойлах — сварные ограды, деревянные щиты. Еще дальше — новенький слоновник: проложены трубы для отопления зимой. Здесь же по коридору — морозильные камеры для мяса и рыбы. А вот и внутренний двор. Стоит посреди какой-то железный ангар.

— Там сейчас барахло хранится, ангар этот я снесу. И сделаю из дворика своеобразный атриум, накрыв прозрачным куполом. Здесь тоже будут вольеры для животных, что помещению зря пропадать?

Идем дальше. Отремонтированы кондитерские цеха, а также закуплено оборудование для артистической столовой…

— Вы можете упрекнуть меня в излишне коммерческом подходе, но я хочу, чтоб в нашу новую столовую заходили и просто люди с улицы. А цирковые пирожки будут продаваться не только у нас в здании, но и у метро, для прохожих… Почему нет?

фото: Наталия Губернаторова

Мало того, Запашный переманивает к себе лучшего российского ветеринара, и «под него» в недрах цирка будет по последнему слову оборудована целая лаборатория — закупаются томографы, рентгены и т.д. Шутка ли, столько животных!

Теперь — зрительская часть. Фойе, к вящему удовольствию циркоманов, будет увеличено аж на три метра, чтоб народ не толкался как сельди в бочке. Благо козырек позволяет.

Историческая форма купола останется прежней, но Эдгарда с самого начала смущал его депрессивный вид: 40 лет назад это было модно и интересно, а сейчас «Вернадка» рассматривает проекты на обновление купола, кстати, тоже протекающего в нескольких местах. Вероятно, цвет его изменится. Конечно, не как в Минском цирке — на сусальное золото, а пока выбор за материалом — железо, карбон, пластик, резина?

фото: Наталия Губернаторова

— С куполом — отдельная история, — указует Запашный, едва мы входим в зрительный зал, — между видимым снаружи и внутренним куполом — пространство в несколько метров. Так вот буквально завтра мы начинаем снимать все звуковое и световое оборудование, чтоб это пространство хорошо прочистить — пылищи там как снега зимой. А затем начнется глобальная чистка самого зала — понятно, что пыль вся осядет…

На реконструкцию центрального купола понадобится еще примерно 300 млн рублей. Но это уже на перспективу, ведь останавливать представления в сезон ни в коем случае нельзя, цирк в трубу вылетит: это ж два бюджета понадобится такой штат содержать впустую!

…После чистки купола в зале начнется (до конца августа) монтаж нового светового и звукового оборудования, которое цирк закупил на несколько десятков миллионов рублей.

Затем спускаемся в святая святых — огромное подземное помещение для сменных манежей (водяного, ледового, обычного конного). Распиханы по углам, как огромные блины, посреди — доисторический пульт. Меняют манежи, кстати, всего два оператора.

— Видите эти гигантские моторы с человеческий рост там внизу, которые поднимают и опускают манежи? Мы то один задействуем, то другой, потому что только при мне их уже несколько раз клинило, и однажды мы дождемся того, что манеж заест на полпути — ни вверх, ни вниз. А беда вся в том, что завода, который эти механизмы 40 лет назад изготовил, в природе не существует.

фото: Наталия Губернаторова

— И как выкручиваться?

— Как? Обратился в немецкую фирму, которая делала подобную систему для Минского цирка (только там все проще). Они обещали подсчитать, во сколько все это нам обойдется, а главное — в какие сроки они управятся с монтажом нового оборудования. На это уйдет еще порядка 300 миллионов рублей…

И, наконец, еще 100 млн потребуется на многочисленные внешние работы — установку камер, светового оборудования:

— Вы в курсе, — продолжает Эдгард, — что у нас над куполом есть «рекламная корона» с бегущей строкой? Она уже не работает лет десять. Так вот я хочу ее обновить, увеличить вполовину, а это требует кучи согласований. Прежде надо утрясти с властями такой нюанс: по новому закону движущаяся реклама в Москве запрещена… Будет ли он на нас распространяться?

— А вообще основная конструкция цирка устойчивая?

— Слава богу, да: он еще простоит лет сто. Если за ним ухаживать.

В завершение проходим к Эдгарду в кабинет…

«Почему канадский цирк получает наших артистов бесплатно?!»

— Ну что, вижу, вы в своей тарелке, очутившись здесь?

— Абсолютно. Пришел, куда хотел. И заранее осознавал тот объем работы, который меня ждет. Если б я следовал за амбициями, то, наверное, баллотировался бы на пост главы Росгосцирка…

— И Мединский, в принципе, был не против?

— По крайней мере, меня спрашивали, готов ли я выставить свою кандидатуру. Но: Росгосцирк — самая крупная цирковая компания в мире, 40 стационаров, проблем — невпроворот, и решение их требует… полного завершения артистической карьеры. И тут здравый смысл сказал мне: «Эдгард! Не в 36 лет!» А «Вернадского»… да, нужны серьезные капитальные вмешательства, как вы видели, но цирк является финансово успешным, и, как мне доложили сегодня, за 10 месяцев мы увеличили посещаемость на 15%. Серьезная цифра. Значит, спектакль «Времена» удался моему брату Аскольду… сейчас работаем над новой постановкой «Эмоции», а также над выпуском Международного циркового фестиваля в октябре (открывает его знаменитый клоун Дэвид Ларибле).

— Территория вокруг цирка нуждается в освоении?

— Земля нужна как воздух. Зачем? Во-первых, для двухуровневой парковки (а то в момент представления мы блокируем машинами проспект Вернадского и улицу Коперника). Во-вторых, для строительства 3—5-этажной цирковой гостиницы. А то одна из самых затратных статей — расселение артистов: в каждой программе около 100 человек работает, и для всех надо снять квартиры!

— Недовольные вами в цирке есть?

— Нет, но до сих пор кто-то вбрасывает бредовую информацию: а правда, что вы сделали платные репетиции для своих артистов, чтоб неугодных отсеять? Это на полном серьезе обсуждается! Что, впрочем, меня только веселит. Наиболее распространенный слух был, что «братья Запашные приведут собственную труппу, пустив по миру всех остальных». 10 месяцев прошло — этого не случилось.

— То есть ваша труппа живет отдельной жизнью?

— Она готовит новое шоу. Правда, с сентября ровно на 2,5 месяца моя труппа будет работать вперемежку с артистами Цирка на Вернадского на шоу «Эмоции», а в декабре переедет в «Лужники» с собственной программой «Страшная сила». Если продолжать хронологию, со второй половины декабря здесь будет «Новогодняя сказка», куда уже приглашен знаменитый аттракцион суматранских тигров Николая Павленко — одного из лучших дрессировщиков современности, которому в ноябре исполняется 70 лет. А с февраля на «Вернадке» пойдет новая — уже международная — программа (подписываем контракты).

— Теперь о больном: как вы относитесь к скоро вступающей в силу переаттестации артистов, или, как это в конечной редакции называется, к обязательному творческому конкурсу для тех, кто на бессрочном договоре?

— Очень рад этой инициативе. И цирка она касается напрямую. Сколько раз, сидя в этом самом кабинете, я пытался объяснить, например, что в 55 лет быть клоуном женщине уже как-то и негоже… причем уровень ее очень низкий. Да и физическая форма… килограмм под сто. Я говорю: «Вы ж сами видите, что вы не востребованы. Заявки на вас не поступают. Может, плавно переходить на другую работу?»

— Например?

— На тренерскую. Воспитывать молодые кадры. Но нет, на мои уговоры дама отвечает: «А я все равно буду работать! И вы обязаны выпускать меня в манеж». И у меня нет рычагов, чтобы на нее воздействовать. А после принятия закона мы сразу создадим комиссию из 10—15 народных и заслуженных (куда я могу и не входить), которые выносят решение о… да что лукавить? О профнепригодности. В СССР это была нормальная практика: «спасибо, мы в вас не нуждаемся» Но тут есть и еще один аспект.

— А именно?

— Это недавно обсуждали с Иксановым: мы не можем удержать у себя талантливые кадры! То есть цирк берет учеников-полуфабрикатов (или бывших спортсменов), адаптирует их, учит трюкам, проводит большую работу по актерскому мастерству, по укладке грима etc. Дальше этот артист проработает у нас, дай бог, месяц, заключает контракт с европейским или канадским цирком, жмет нам руку (в лучшем случае) и уезжает. А я хочу, чтоб было как в футболе: команда вкладывает в молодежь деньги, и юноши обязаны хоть какое-то время за команду играть. А если переходит — другой клуб платит за его аренду. Понимаете? Это другие контракты. А не то, что ко мне сотрудник может прийти в любой момент и сказать «я ухожу», в две недели его рассчитайте…

— От какого процента артистов избавится (или должен избавиться) Росгосцирк, как полагаете?

— Мне кажется, от 20% как минимум. Это 20% трутней, кровососов, которые сидят и ничего не делают. И у меня есть на «Вернадке» ряд артистов (могу предоставить документы), работавших ровно один месяц в году из двенадцати. Они то на больничном, то на вынужденном простое, то в отпуске без содержания… все что угодно люди придумывают.

— И что, 11 месяцев голодают?

— Нет, работают в ночных клубах, на корпоративах. Короче, где угодно, но не у нас. Ему платят в ночном клубе за дешевые фокусы… и он там поднимает себе цену, говоря, «я артист Цирка на Вернадского!». Дискредитирует наше имя. При этом мы вынуждены сохранять ему минимальную зарплату.

— Вдогонку еще вопросик о кадрах: вы были редким человеком, поверившим, что Слава Полунин сделает из цирка на Фонтанке сказку… Но цирковой люд не считает его своим, относясь настороженно.

— Это так. Петербургский цирк входит в топ-5 ключевых цирков страны. Поэтому все шаги Полунина общественность рассматривает под лупой… тем более что на это место желали б сесть очень многие! Все боятся, что цирк на Фонтанке станет придатком цирка Дю Солей, если называть вещи своими именами. А это все потому, что Полунин еще ни разу четко не сказал, что же все-таки будет в его цирке. Как личность творческая, он говорит размытым художественным языком — «наш корабль от чего-то там отчалит и куда-то поплывет», а это можно трактовать в любую сторону.

— Говорят, на Новый год он пытается пригласить к себе шоу Гии Эрадзе «Пять континентов»…

— Ну вот видите, а говорят, он не хочет животных: у Гии целый зоопарк (около 200 особей). Так что Полунин не категоричен, он хочет экспериментировать. Единственное настораживает, что в недавнем письме против него поставили подписи около 100 человек. Не десять. Это плохой звоночек, говорящий о том, что диалога с людьми не получилось. И сейчас не те времена, когда министр культуры назначает директора на цирк, а потом отворачивается и забывает. Нет, нас постоянно вызывают в Минкульт для отчета. Официально и неофициально. Мединский держит ситуацию с цирками на контроле. Это его сильная сторона. И если кто из нас… будет чудить, вызывать недовольство у зрителей, у коллег, министр очень быстро примет решение о замене. Несмотря на громкое имя.

«Мы — русские и должны отстаивать свои интересы в мире!»

— Поднимаемся на уровень выше: как считаете, может ли Росгосцирк сбросить с себя груз недвижимости, ведь обсуждалось, что муниципалы могут взять часть цирков целиком под свое ведение?

— Нет, Росгосцирк разваливать ни в коем случае нельзя. Да тот же канадский Дю Солей, у руля которого стоят очень умные люди, как раз пытается создать подобие нашей цирковой компании, только не «Рос», а «Миргосцирк». Передать цирки регионам очень легко, возьмут с удовольствием, потому что здания находятся в центре городов на дорогущей земле: Екатеринбург, Пермь, Уфа… А дальше все будет зависеть от порядочности конкретного начальника: если губернатор любит цирк, то вложит в него деньги, а нет — перебросит на периферию, а вместо него воткнет элитный небоскреб. Другое дело, если распределить обязанности…

— Чтоб здание оставалось федеральным, а ремонтировали его местные…

— Если 50 000 жителей Иванова, ежемесячно заходя в цирк, видит там грязные туалеты и развалившиеся кресла, то ругают за это… не федералов, а губернатора и мэра. Так как сегодня все мэры и губернаторы опять идут через выборы, они напрямую заинтересованы в том, чтобы никой плохой слух про них не распространялся. Помню свой разговор с Тулеевым: на его территории находятся два цирка — Новокузнецкий и Кемеровский. «Эдгард, — говорит он, — если мне дадут возможность, я из них золотые сделаю! Потому что это мой зритель, мои дети, мои внуки». Вот кто по-настоящему болеет за регион.

— А есть пример цирка в Казани (он не входит в систему Росгосцирка, будучи республиканским)…

— Да. Богатейший регион. Но президенты Татарстана — ни прошлый, ни нынешний — ни разу не заходили в цирк (хотя он находится в 200 метрах от тамошнего кремля). В ходе Универсиады ни копейки ему не было выделено… зато местные облизывают Дю Солей с ног до головы. За федеральные деньги. А своему — ничего.

— Кстати, ожидается ли участие братьев Запашных в культурной части Олимпиады в Сочи?

— Скорее всего да. Во-первых, мы будем факелоносцами: я — в Омске, Аскольд — в Тюмени. Хоть двух артистов цирка не оставили незамеченными. А что до церемоний открытия/закрытия, то с Сочи ведем переговоры не только мы, но и Полунин, и Росгосцирк, и — отдельно — Цирк на Вернадского. Нас уверили, что ни один заграничный цирк к Играм причастен не будет. И это правильно. Люди едут к нам за нашей культурой! А приезжая в Казань, которую еле нашли на карте, иностранцы обнаруживают Дю Солей, который и так есть во всем мире. Я не против Дю Солея, вы поймите, пусть они к нам приезжают, с нами соревнуются, будоражат сознание. Но! Они не должны представлять Россию. Мы — русские и должны отстаивать свои интересы в мире.

— Возвращаясь к Росгосцирку, вы не считаете систему конвейера устаревшей?

— Нет, конечно: только благодаря ей зритель видит новые программы. Номер-то готовится несколько лет и почти всю жизнь не меняется. Скучно будет смотреть одно и то же. И только прокат «тасует» их по всей стране. Если прокат убить — сильные цирки выживут, а мелкие (находящиеся в дотационных регионах) можно будет сразу закрыть.

— Как поднять престиж цирка, какие акции проводить?

— Первое дело: привозить качественные программы, чтобы не отвадить зрителя, говорящего, что цирк — это место, где клоуны детей пугают. Проводить фестивали, участвовать в жизни города. Не пиарить цирк, нет. А работать над его положительным имиджем. Вон мультик «Мадагаскар-3», пройдя по сети кинотеатров, куда эффективнее сработал на имидж цирка, чем если б мы все вместе что-то натужное придумали… Не надо забывать о мониторинге соцсетей, где наш зритель пишет свои истинные впечатления и пожелания. Уж извините, но цирки в России посещают 10 млн зрителей ежегодно. То есть каждый 14-й житель страны стабильно ходит раз в год. И эта цифра требует к нам уважения.

«Полсотни кошек мозг всему подъезду выносят»

…Наш разговор прерывает неожиданный звонок, Эдгард отвечает в трубку:

— Так давай проявим инициативу и заберем этого медведя себе… Скажи им, что мы готовы приютить его, дабы спасти зверю жизнь.

— А что случилось?

— Да в Измайлове в какой-то «Газели» живет медведь. Ну и где все зоозащитные организации? Почему я раньше них узнаю? Да потому что им неинтересно. Подумаешь, медведь в «Газели». Гораздо круче перед цирком с плакатом встать.

— Кстати, о плакатах. Минкульт придерживается той точки зрения, что законодательно «цензурировать» дрессуру не надо — пусть цех сам себя регулирует, избавляясь от нерадивых…

— Правильно. Росгосцирк как раз работает сейчас над тем, чтобы создать ассоциацию дрессировщиков, которая выдавала б лицензию и забирала ее. Уличен дрессировщик в чем-то — «спасибо, работать не сможешь». Я вообще против того, чтоб у любого человека в нашей стране заводилось то животное, которое ему хочется.

— В коммерческих целях?

— Не только. Во всех целях. Вот девочка покупает тарантула. Не знает, что с ним делать. Тарантул выползает и кусает ее младшую сестру. Кто виноват? Родитель. А еще закон, который позволил дочке купить на Птичьем рынке паука. Да там сегодня хоть слона можно приобрети. И это никак не регулируется законодательно. Разве нормально, когда 50 кошек у какой-то бабушки выносят мозг всему подъезду? А бабушка считает, что дело доброе делает. Так что я считаю, что по крайней мере на опасных зверей или животных из Красной книги должно быть особое разрешение.

— А еще есть горе-дрессировщики, кочующие по всей России-матушке…

— Правильно, вот кто дискредитирует цирк, убивает животных. И правоохранительные органы ничего с ними сделать не могут. А так отняли б у них лицензию — и привет. Возьмите Краснодарский регион. Там на пляжах можно увидеть любое животное — тигров, львов таскают. И через год у них опять малыши на поводках. А куда прошлый приплод делся? Тигр же за год в 100-килограммового превращается. Умертвили? Передали кому-то? Какая судьба? Никто не проследит: звери не чипируются, не проходят ни по одним ветеринарным документам. Поэтому, когда «зеленые» начинают обвинять цирк в какой-то особой жестокости, они почему-то не обращают внимания вот на эти аспекты. Вы хоть раз видели «зеленого», стоящего на пляже? И не увидите. Потому что кто-нибудь подвыпивший в трусах ему по башке даст, чтоб на нервы не действовал. А цирк пикетировать — всегда пожалуйста, ведь пресса придет!

— Так что повторим известную аксиому: российский цирк без животных невозможен?

— Да не только российский. Цирк на проспекте Вернадского заполняет 50% иностранцев, не знали? И если бы у них была такая аллергия от животных, про которую все говорят, так бы они терпеть все это не могли, да их не загнать было бы сюда. А они бегут с удовольствием, говоря, что как жаль, что у нас этого нет. Не надо эту псевдогуманность до абсурда доводить. И в дрессуре надо отталкиваться от хороших примеров. Многих дрессировщиков как раз животные учат быть людьми.



Партнеры