Александр Ширвиндт: «Этот памятник так похож на Олю»

Могила — родовая, здесь похоронены мать, две сестры Ольги Александровны

10.10.2014 в 18:18, просмотров: 12438

— Неужели уже год прошел? — спрашивают все, кто в пятницу днем собрался на Головинском кладбище. Да, именно год пролетел с печального дня, как не стало Ольги Аросевой. В канун годовщины на ее могиле Театр сатиры открыл памятник.

Александр Ширвиндт: «Этот памятник так похож на Олю»
фото: Наталья Мущинкина

Народу много, цветов тоже. Могила — родовая, здесь похоронены мать, две сестры Ольги Александровны.

— Отец тоже лежит здесь, но только не сам, а земля из Бутова, — говорит мне племянница Аросевой Наталья, тоже уже немолодая женщина. — У ее отца, то есть нашего дедушки, могилы нет, убит вместе с другими в районе Бутова. Оттуда тетя Оля и взяла землицы, и захоронила, и доску сделала.

Памятник еще накрыт черной шелковой тканью в цвет гранитного надгробия. Дорожка к могиле устлана еловым лапником, а над самой могилой возвышаются три березы — и еще не все они стряхнули желтую листву.

Все проходит как-то без пафоса, без особой торжественности — да актриса терпеть не могла пафоса в такие моменты, понимала их фальшивую природу. Поэтому Александр Ширвиндт тихо дает отмашку — и ткань соскальзывает с высокой, но узкой стелы. Невольно все ахают — так хорош памятник, который сделал художник театра Валентин Шихарев. Он представляет собой двухметровую стелу зеленого цвета с темными и светлыми разводами — как будто одна волна торопливо и с пеной набегает на другую. Левый верхний кусок обломан и видна неровность белого скола — оборвалась жизнь. И на собравшихся смотрит Ольга Аросева — в шляпке, улыбаясь чуть загадочно. «Хороша», «Олечка, ну как живая» — слышу за спиной.

— Наш театр не на словах, а на деле всегда чтит память, вы это видите, — говорит Александр Ширвиндт. — И памятник так похож на Олю, он — как изящная мощь.

Вера Васильева говорит, что прослужила вместе с Ольгой Аросевой 70 лет и «счастлива, что люди теперь увидят — здесь лежит настоящая актриса». Все кладут цветы и искренне поздравляют художника. Валентин Шихарев рассказывает мне, что памятник имеет высоту 2,5 метра, начали его делать еще зимой — и от создания эскиза до воплощения в камне ушло примерно полгода.

— Это ведь гранит, Валентин Николаевич?

— Нет, уральский змеевик, камень редкий, нашли не сразу. А почему змеевик? Ольга Александровна очень любила малахит. Фотографию я согласовывал с родственниками, это ее любимая фотография.

Племянница Наталья вспоминает последний день в жизни актрисы:

— Я была у тети Оли в тот день в больнице и могу сказать, что она не думала о смерти, несмотря на то, что сильно болела. «Знаешь что, привези мне осетринки горячего копчения, сделай картофельное пюре», — попросила она меня. Я все сделала, привезла. В этот день она причастилась.

— Она как будто что-то чувствовала?

— Да что вы, она это сделала, потому что так посоветовала наша родственница, она монахиня. Не понимаю, почему она сегодня не пришла. И тетя Оля причастилась и захотела даже покраситься немного, сказала: «Меня приедут снимать». Я ушла, а через час она умерла.

Теперь лежит она под высоченными березами, стоит прекрасный памятник. Но очень, очень многим ее не хватает.



Партнеры