"Цензурой здесь не прикроешься": кто сменил Кехмана в Новосибирском театре

Новый директор Вячеслав Стародубцев дал первое интервью

17 июля 2017 в 12:03, просмотров: 13957

Конец сезона в музыкальном театре оказался богатым на сенсации: Владимир Кехман, генеральный директор НОВАТа, на собрании коллектива заявил о своем намерении покинуть этот пост. Решение руководителя театра связано с завершающимся банкротным процессом и формальной невозможностью занимать в течение трех лет административные должности. Было объявлено имя нового исполняющего обязанности генерального директора. Им станет Вячеслав Стародубцев — 36-летний главный режиссер театра, поставивший за последние два года в НОВАТе несколько заметных спектаклей. И не только в НОВАТе. 

Вячеслав Стародубцев. Фото: Е. Иванов

— Слава, с вашей стороны это вполне продуманное решение? Ведь вы вступаете в должность в атмосфере общественного волнения, даже скандала.

— Я сомневался. Но вовсе не из-за каких-то волнений или скандалов. Раньше я отказывался от предложений занять некую административную должность, хотя уже предлагали — в Приморском крае, в Хабаровске, в Москве. Просто привык быть свободным, работать над разножанровыми проектами в разных городах страны. Я провинциал родом из Тулы. Моя семья никогда не была связана с искусством — я из семьи военных. И в Новосибирск попал не из Москвы, а с Дальнего Востока. А попав сюда, я, как ни пафосно это звучит, нашел свое предназначение. Коллектив театра стал частью моей жизни. Я жил в театре — буквально жил. Только на днях вот переезжаю из театра в квартиру. Труппа театра, ее сотрудники, музыканты — все устали от потрясений, катаклизмов и восприняли меня как защитника. Люди хотят работы, творчества. Меня приняли радушно и тепло, мы пустились в яркую историю. И то, что за два года мы выпустили пять оперных премьер — это показатель.

— Но быть главным режиссером и гендиректорм — это не одно и то же.

— Я всегда был в своих проектах продюсером, а не только режиссером. Неплохо разбираюсь в бухгалтерии, в сметах, в маркетинге. У меня натура такая — влезать во все процессы. Пример для меня — мой учитель Дмитрий Бертман (Дмитрий Бертман — художественный руководитель — генеральный директор московского театра «Геликон-опера». — «МК»). Современный режиссер — это и организатор. И воспитатель. И педагог. И просветитель. Мне интересно многообразие форм и функций, которые театр может предложить зрителям. Театр как социальный организм, а не здание со сценой, где идут спектакли. Мы затеяли здесь образовательный проект «Открытый НОВАТ»: циклы лекций, бесед, встреч со зрителями. Мне хотелось увидеть новосибирских зрителей, наладить с ними обратную связь, понять, что им интересно, чего им не хватает. У нас есть совместный проект с Музеем Чайковского в Клину. Большие планы связаны с открытием нового концертного зала — современная площадка внутри театра на 300 мест, где будут проходить разные тематические программы. Одна из них — мы ее готовим совместно с Верой Таривердиевой — посвящена киномузыке. С филфаком МГУ делаем совместный проект «Театр и философия». С Александром Васильевым — лекции о моде. Сотрудничаем с Фондом Мстислава Ростроповича.

— Вашу кандидатуру поддерживают многие известные люди, с которыми вам довелось сотрудничать, — Ольга Ростропович, Кирилл Крок, Владимир Мирзоев, Роман Виктюк, Дмитрий Бертман. Но есть и противники. Ведь вы берете на себя ответственность не только за творчество, но и за хозяйство. В том числе будете иметь дело с обвинениями в разрушении памятника.

— 16 сезонов я поработал в «Геликоне», это огромный опыт. В том числе прошел путь от войны с Архнадзором до восторгов по поводу нового здания «Геликона». Поэтому сейчас, когда слышу требования о возвращении здания НОВАТа к его «доремонтному» состоянию — со сломанными креслами с неприличными туалетами, — я хорошо понимаю, каким образом возникают подобные демарши и что за ними стоит. Вообще очень много вранья вокруг театра, но мы заняты делом и нам некогда обращать внимание на нелепый бред. Меня ругают те же люди, которые раньше ругали Дмитрия Чернякова и Теодора Курентзиса, а теперь говорят о них восторженно, этим людям необходимо кого-то ругать, они не способны к созиданию. А я постоянно слежу за высказываниями наших зрителей в Инстаграме, других социальных сетях — ни разу еще не видел ни одного плохого отзыва о театре. И есть еще один момент — это продажа билетов. Зайдите на сайт — перед каждым спектаклем увидите в графе «Купить билет»: все билеты проданы.

— В Новосибирск вас позвал Владимир Кехман?

— Нет, мы почти не были знакомы с Владимиром Абрамовичем. Я был во Владивостоке. Мне позвонил Дмитрий Юровский (главный дирижер НОВАТа. — «МК»), с которым мы перед этим на фестивале Мстислава Ростроповича делали «Леди Макбет». И сказал: «Нужно выпустить «Турандот» за неделю». И я приехал. Встретился с Кехманом, который мне сказал: «Вы здесь только потому, что вас позвал Юровский». Мы выпустили «Турандот» за 48 сценических часов. Это в стиле Владимира Абрамовича — он человек-вихрь, яркий, неординарный, стремительный, быстрый.

— Вы поставили в НОВАТе весьма небанальную «Аиду», затем провокационную «Пиковую даму». И все же, при всей неординарности этих постановок, они находятся в стороне от популярного сегодня режиссерского радикализма. Что это? Адаптация к «провинции» или вы такой на самом деле?

— Сейчас еще до всех не дошло, но скоро дойдет. Мы переживаем переломный момент. Раньше мы стремились к эксперименту, авангарду. Было неважно ЧТО, важно КАК. Причем как можно скандальнее, резче, эпатажнее. Но сейчас мы начинаем понимать, что за яркой формой часто скрывается отсутствие содержания. А люди, пришедшие в театр, хотят погрузиться в содержание. Стало понятно, кто есть кто. Кому-то просто нечего показать, кроме очередной шокирующей дешевой обертки. Мы начинаем искать виноватых: почему же не получается? Раньше получалось, а теперь нет? И находим ответ: цензура у нас появилась! Не дает высказываться свободно… Но возникает вопрос: а как же искусство существовало раньше, в советские времена, когда цензура реально существовала? Как получались шедевры? А ответ очень простой: и тогда, и теперь, работая с разными работодателями — частными заказчиками, драматическими театрами, фондами, государственным балетом, — художник зависит только от себя. От своей фантазии, от того, есть ли ему что сказать зрителю. Но если ему нечего сказать, то не спасет никакая форма. И цензурой здесь не прикроешься.

— Трудно представить, что Владимир Кехман, которому за короткий срок удалось вывести театр на совершенно новый уровень, больше не будет участвовать в жизни этого театра.

— Это и невозможно представить. Владимир Абрамович остается худруком Михайловского театра, который все эти годы оказывал НОВАТу креативно-административную поддержку. Без этого организационно-творческого альянса не было бы такого продвижения. Уверен, что менеджерские качества Кехмана будут востребованы.

— Какие задачи ставите как новый лидер одного из самых крупных оперных театров России?

— Если коротко — вывести Новосибирский театр на мировой уровень. Чтобы о нем знали не по скандалам, а по артистам, оркестру и спектаклям. Сейчас веду переговоры с Николасом Пейном о вступлении НОВАТа в Opera Europa (крупнейшая в мире профессиональная ассоциация оперных театров. — «МК»), которой он руководит. В театре уникальная труппа. Я не сторонник политики выстраивания репертуара исключительно на приглашенных звезд. Надо развивать свой коллектив и растить собственных солистов. Поэтому мы создаем стажерскую группу. Я уже прослушал 15 претендентов, выпускников консерватории, — четверых взяли в стажерскую группу. Вообще, может это дерзко, но мне хочется выстроить новую модель организации и управления театром. Важно найти баланс между экономическими, маркетинговыми и художественными принципами, сломав структуру обычного понимания театра. Это социально-культурный организм, включающий многие смыслы и функции. Вчера мы посадили театральную аллею — это движение в сторону объединения артистов и зрителей. И ни в коем случае не ввязываться в дискуссии и опровержение вранья. Доказывать делами.

Досье «МК»

Вячеслав Стародубцев — режиссер, кандидат искусствоведения, выпускник ГИТИСа (мастерская Дмитрия Бертмана).

Постоянный участник международного кинофестиваля стран АТР Pacific meridian («Меридианы Тихого»). Организатор и постановщик международных арт-проектов в Японии (литературно-музыкальный фестиваль «Живое русское слово», Токио), Индии (Jazz forever, Нью-Дели), Испании (Danza De Amor, Бенидорм), Эстонии (Portrait Gallery «Tarkovski PEEGEL. Ma olen teine Puu», Таллин), Белоруссии (Дни российской культуры, Минск). Режиссер-постановщик спектаклей в различных жанрах, в том числе в «Геликон-опере», Центре оперного пения Галины Вишневской, Театре Романа Виктюка, Приморском театре оперы и балета, Михайловском театре и др. С 2017 года главный режиссер НОВАТа.

Новый, 73-й сезон откроется 7 сентября оперой «Любовный напиток» Гаэтано Доницетти, а в мае 2018-го в НОВАТе произойдет значительное музыкальное событие — премьера оперы «Норма», где в заглавной партии выступит Вероника Джиоева.

Читайте материал: "Директор Новосибирского театра Кехман объяснил свой «декретный отпуск»"



Партнеры