Генпрокуратура защитила запрещенные книги Пушкина

Журналистский запрос помог поставить точку в дикой истории с изъятием произведений русских классиков из библиотек

10 августа 2017 в 14:29, просмотров: 5317

Из библиотек массово начали изымать книги Пушкина, Гоголя и Достоевского — это произошло в Архангельской области. Причиной стало то, что на них стоял штамп дарителя — фонда Сороса. Пораженные несправедливостью и абсурдностью случившегося, мы написали запрос в Генпрокуратуру. И в итоге помогли отстоять классиков русской литературы.

Генпрокуратура защитила запрещенные книги Пушкина
фото: ru.wikipedia.org

Два года назад фонд Джорджа Сороса был признан нежелательной в нашей стране организацией. Так книги, входящие в школьную программу, тоже превратились в «нежелательные».

Об изъятии книг из общественных библиотек заявил на своей странице в соцсети сотрудник Института русской литературы РАН Алексей Балакин. Сам ученый «вскрыл» эту фантасмагорию совершенно случайно. Во время путешествия по русскому северу и забрел в одно из сёл в Мезенском районе (это неподалеку от Северодвинска). Зашел в местную библиотеку...и обомлел. Полки пусты на 90 процентов!

Фото: Александр Балакин

Куда же девались книги?!

Библиотекарь объяснил, что их пришлось сослать: спрятать в подсобку.

Да, раньше были и сборники сказок Пушкина, и «Преступление и наказание» Достоевского, и «Мертвые души» Гоголя. А еще детские книжки («Федорино горе», «Незнайка на луне», «Денискины рассказы, мифы Древней Греции и «Маленький принц») и множество томов справочной и учебной литературы. Среди них — юридические и исторические словари, справочник фельдшера, сборник российских законов и детская энциклопедия русской исторической живописи.

Все издания новые, с хорошей полиграфией. Но — вот незадача — переданы они в библиотеку были Институтом «Открытое общество». Эта контора - дочерняя организация фонда Джорджа Сороса эпохи лихих 90-х. У неё на территории постсоветской России было множество проектов. Один из них - «мегапроект Пушкинская библиотека». В его рамках тысячи книг русских и иностранных писателей были бесплатно переданы в фонды российских муниципальных библиотек. Те щедрый дар принимали без оглядки: на фоне разрухи любая книга для селькой библиотеки была как манна небесная.

Меценаты на первой странице каждого издания поставили свой штамп с названием института и «мегапроекта». Тогда это тоже никого не смутило. Пушкин же не перестал быть Пушкиным из-за того, что его подарил какой-то иностранный богатей! Подарил — и на том спасибо.

Фото: Александр Балакин

«Это что же получается — Сорос молодец?!»

Однако через 20 лет ситуация в корне изменилась. В 2015 году Генпрокуратура признала фонд Сороса, а также все подконтрольные ему организации, нежелательными в России. Так «Институт «Открытое общество» попал в черный список. А еще через два года — в начале лета 2017-го начался полнейший сюрреализм.

По библиотекам Архангельской области прошлась прокурорская проверка. Искали экстремистскую и запрещенную литературу. Сейчас такими рейдами уже никого не удивишь. Каждый библиотекарь знает о существовании списков такой литературы. Они есть в открытом доступе, и работники книжного сектора регулярно с ними сверяются. Однако на этот раз вместо книг про нацизм и брошюр про радикальный ислам под раздачу попали Пушкин, Гоголь, Толстой и Чехов. Ревизоров возмутил злополучный штамп. Это что же такое получается: человек берет с полки книгу Пушкина с печатью Сороса и думает — раз Сорос подарил нам сборник Пушкина, значит он молодец? Но Сорос — это нельзя!

В результате местные прокуроры впопыхах выписали предписание библиотекам любые книги с печатью «Открытого общества» срочно убрать. Правда, спустя пару дней одумались и предписание отозвали. Однако ответственные за книги чиновники за это время успели порядком испугаться и решили, что называется, дуть на воду. Руководство центра «Муниципальные библиотеки Северодвинска» разослало библиотекарям указание продолжить изъятие изданий с клеймом нежелательного фонда. По принципу «как бы чего не вышло».

Мы эти издания никуда не дели, все до одного сохранены, но перенесены в закрытые фонды, - заверила нас в телефонном разговоре начальник управления культуры администрации Северодвинска Елена Михайленко, - Расставаться с достойными изданиями мы никак не собираемся и бережно их сохраняем.

При этом госпожа Михайленко честно призналась, что даже они — чиновники городской администрации — не понимают, что делать дальше. По логике нормального человека Чехов — это Чехов. С любым штампом. К тому же ни решения суда, ни официального действующего предписания надзирающих органов власти по этим книгам нет. Но прокуратура же приходила — страшно. Чтоб хоть как-то прояснить ситуацию, чиновники направили запрос в минкульт Архангельской области. Ответа пока нет, ждут.

Фото: Александр Балакин
Из-за этого штампа книги решили запретить. Фото: Александр Балакин

На классику нет ограничений

Мы ждать не стали и направили журналистский запрос в Генпрокуратуру. Просили разъяснить, есть ли в этой истории хоть что-то законное и что делать библиотекарям. Ведь проекты американского бизнесмена действовали по всей стране. А значит, похожая ситуация может повториться абсолютно в любом регионе, и в разряд нежелательной литературы вслед за «Идиотом» и «Ревизором» рискуют угодить даже сказки про колобка и царевну-лягушку.

Информационные материалы признаются экстремистскими федеральным судом, - пояснил начальник управления взаимодействия со СМИ Генпрокуратуры Александр Куренной, - Одновременно с этим решением принимается решение о конфискации этих материалов.

Далее копия уже вступившего в законную силу решения в течение трех дней отправляется на регистрацию в Минюст, который вносит незаконную литературу в черный список. Мы прошерстили его вдоль и поперек: естественно, ни одного Пушкина или Гоголя.

- Генеральной прокуратурой были направлены нижестоящим прокурорам рекомендации о том, что материалы и книги, содержащие информацию о деятельности нежелательной организации, не подлежат распространению на территории России, - рассказали в ведомстве, - Иные издания — проза, поэзия, публицистика известных классиков литературы, переданные в библиотечные фонды в рамках социальных проектов организаций, впоследствии признанных нежелательными, могут храниться и распространяться без ограничений.

Фото: Александр Балакин

Более того, по информации, которую Генпрокуратура направила в Минкульт, в ходе проверки архангельские ревизоры нашли лишь 10 по-настоящему запрещенных изданий. Под ними прокуроры понимают книги самого Сороса (например, «Алхимия финансов», «О глобализации» и т. д.). Кроме того, в черном списке учебники, брошюры и информационные листовки, выпущенные непосредственно институтом «Открытое общество». Выходные данные такой литературы чаще всего снабжались аббревиатурой «ИОО».

Выходит, что ссылка Пушкина в подсобку — дело совершенно неправильное и лишнее. И библиотекари имеют полное право выпустить всех «арестантов» на свободу на радость читателям. Правда, если страх не отпускает, от злополучного штампа можно избавиться. Залепить скотчем, вырезать наконец. Это уж на что фантазии хватит — конкретного рецепта Генпрокуратура не дает.

Кстати, реакция архангельских чиновников тоже не заставила себя ждать. В управлении культуры администрации Северодвинска «МК» заверили, что позиция Генпрокуратуры по «арестантам» им уже известна. Вернуть книги обратно в открытый доступ представители местных властей пообещали буквально в ближайшие дни и заявили, что теперь считают недоразумение исчерпанным.




Партнеры