Три миллиона — Водолазкину

Серебряный призер получает полтора миллиона. Бронзовый — миллион

27 ноября 2013 в 16:51, просмотров: 2085

Церемония чествования одиннадцати финалистов Национальной литературной премии «Большая книга» состоялась в ночь 26 ноября в Доме Пашкова при огромном стечении литераторов, критиков, писателей, издателей, лауреатов премии других лет. Победителей угадал «Московский комсомолец» за два дня до торжества. Это их очень обрадовало — дало надежду, и она оправдалась.

Три миллиона — Водолазкину
Евгений Водолазкин. Фото пресс-службы конкурса «БОЛЬШАЯ КНИГА»

Церемонию награждения открыл руководитель Роспечати Михаил Сеславинский:

— Друзья, решением Попечительского совета премией «За вклад в русскую литературу» награждается поэт Евгений Евтушенко не только за его замечательные стихи, не только за его деятельность в течение десятилетий, нам хотелось отблагодарить и за прекрасный диалог с Соломоном Волковым в фильме по Первому каналу.

По традиции сначала оглашают имя бронзового лауреата. Им стал опытный беллетрист Юрий Буйда с книгой «Вор, шпион и убийца». Приятно вспомнить, что именно «МК» в 70-е годы заметил первые публикации Буйды.

Серебряной награды удостоен 37-летний писатель Сергей Беляков за книгу «Гумилев сын Гумилева», самую полную биографию историка, исследователя и настоящего страстотерпца Льва Николаевича Гумилева.

Под овации зала прозвучало имя Евгения Водолазкина. Его роман «Лавр» оказался дорог всем, кто получил доброе облучение праведников, героев романа, кто проникся идеями, идущими к нам из глубокой старины.

■ ■ ■

Водолазкин, приехав из Петербурга, пробежал глазами мою рецензию, опубликованную в «МК» 26 ноября. Он познакомил меня со своей женой Татьяной. Ей он посвятил свой роман.

— Татьяна, изменился ли стиль мужа, когда он увлекся созданием романа о старине?

— Да это длилось годами. Он очень глубоко погружался в атмосферу Средневековья. Ему хотелось войти в настроение людей давних веков. Пытался понять, что движет их поступками.

— А среди друзей он бывает отрешенным, как его герой Арсений?

— Когда был моложе, очень любил компании друзей. А теперь Водолазкин иногда говорит, что его опыт — внутри, и он из него черпает...

Водолазкин только что вернулся из поездки в Новосибирск.

— Там у меня было пять или шесть выступлений: перед студентами университета, в школах, в книжном магазине, в двух библиотеках. Всё проделал за три дня. Сейчас мы с Татьяной в напряжении — нам нужно поскорее вернуться в Питер. 27-го, в час дня, выезжаем из Москвы. Я человек академический. Мы в конце декабря должны сдавать отчеты о своей работе.

— По роману чувствуется ваше увлечение древней речью, древним слогом.

— Меня очень интересуют исторические повествования Древней Руси.

— А чем увлечена ваша дочь Наташа?

— Она германист. У нее много любимых немецких поэтов, писателей. Она много читает, ее интересует кино, мода. Она человек живой. Мы всей семьей прожили в Германии, в Мюнхене, в общей сложности пять лет. И Наташа очень увлеклась творчеством Патрика Зюскинда.

— Как она отнеслась к вашему роману?

— Ей понравилось. Я рад.

— Читатели чувствуют, что вы стремитесь к духовному познанию и проникаете в душу своих героев. Ваши коллеги тоже увлекаются древнерусской литературой?

— Для нас с Татьяной и для наших коллег занятия древнерусской поэзией — радость.

— Представляю вас, увлеченного исследователя, на профессиональном общении со студентами.

— Я не профессор, потому что не преподаю. Я просто доктор филологических наук. Но иногда читаю лекции по приглашению. Меня очень устраивает мое положение. Работа в академической системе — это прекрасная возможность заниматься исследовательской работой.

— Как к вашей книге и к вашим идеям отнеслись отцы церкви?

— Слышал благородные отзывы. По крайней мере никто не ругал.

— Вы человек воцерковленный?

— Да, я православный, но не тот человек, кто кричит о своей вере постоянно. Считаю, вера — это внутреннее дело каждого. Персональное. Мне кажется, истинное отношение к Богу отчетливее выражается через отношения с людьми. Мой герой свою любовь к Богу выражает через любовную память к своей погибшей подруге — Ксении.

— Вы с вечной благодарностью вспоминаете о Дмитрии Сергеевиче Лихачеве. Что в характере всем известного русского академика вызывало ваше изумление?

— Наши дамы из Пушкинского дома считали его красавцем. Он даже в старости обладал удивительной статью. Поразительно его шутовское отношение к вещам, к дендизму. Его внучка замечательно рассказывала: как-то он шел по улице с женой, и Зинаида Александровна говорит ему: «Митя, надень шляпу, ведь холодно». А он ей с улыбкой: «Знай, в Париже шляпу носят только очень старые люди». А ему в этот момент было 90.

— Евгений, мне неудобно спрашивать, но на что вы потратите премиальные деньги?

— Хочу помочь нескольким близким мне людям. Не буду конкретизировать. Хочу побыть немножко Дедом Морозом.

— Спасибо за благодатную книгу. Будем ждать ваших новых произведений.

— Дай-то Бог.

■ ■ ■

Серебряный призер Сергей Беляков прибыл на торжество из родного Екатеринбурга. Лауреат радостно возбужден. Мою рецензию на свою книгу прочел в Интернете.

— Читал «МК» в 12 часов ночи и понял — это добрый знак!

— Почему вы выбрали Льва Николаевича Гумилева?

— Я им интересовался с юных лет.

— Вы почувствовали, что природа и его одарила поэтическим мышлением?

— Конечно. Он ценил поэзию. Но научная деятельность для него была значительно выше, важнее, и он сделал правильный выбор.

— Меня очень заинтересовала ваша подробность о встрече Льва Николаевича с Юрием Николаевичем Рерихом и о намерении Рериха рекомендовать Институту востоковедения принять на работу Гумилева.

— Об их встрече информации много. Но есть письмо Гумилева к Кацнельсону. Этот вопрос обсуждался. Но у Льва Николаевича была неоднозначная репутация, отчасти справедливая. Поэтому осторожные академики не могли его взять к себе.

— Есть ли первые отклики на вашу книгу?

— Отзывов много. В Петербурге первым покупателем моей книги был Гилион Михайлович Прохоров, ученик Гумилева, доктор наук.

— Вы заместитель главного редактора журнала «Урал». Редакция гордится какими-то первыми публикациями у вас?

— Знаете, первая публикация «Дара» Набокова была в журнале «Урал»! У нашего журнала великолепная история.

— Как выживает журнал?

— Он государственный. Платит за нас Свердловская область. Наш бюджет такой, как у библиотек, у школ — словом, как и у других учреждений культуры. У нас есть поэтический клуб. Так что провинцией себя не считаем.

— У вас большая семья?

— Жена Даша, военный хирург, и дочка Лиза, ей еще нет семи. У меня замечательная мама. Она — учительница, преподавала литературу, зовут ее Наталья Васильевна. У нее прекрасная филологическая подготовка. С папой они в разводе. Он у меня артист, зовут его Станислав Владимирович.

— Как там у вас жива-здорова река Сылва?

— Красивейшая, родная.



Партнеры