Не нужен нам прыщик Шварценеггера

На фестивале детского кино все лучшее отдали детям

4 июля 2007 в 17:47, просмотров: 552

Лето, лето... Вы купаете себя и своих детей в московской пыли? Сочувствую. А ведь где-то есть рай земной. Это, собственно, под Туапсе, в гиперизвестном в советские времена детском лагере “Орленок”. Пока кто-то вкушает московский пробензиненный воздух, Дмитрий Харатьян с каждым южным днем становится все загорелей, Владимир Дашкевич между морскими купаниями развивает на пляже свою теорию исчезновения белой расы, для Александра Зацепина танцуют тридцать невест в белых платьях, а по тропинкам “Орленка” бродят две с половиной тысячи ребят и размышляют о визуальных искусствах.

Едва успев смыть с моментально загоревших плеч черноморскую соленую воду, вип-гости XI Всероссийского фестиваля визуальных искусств отправляются в лагерь “Орленок” — этакий зеленый оазис, у которого море голубым ртом откусило гигантский кусок. Под сенью кущ “Орленка” то и дело виднеются кучки ребят: там обсуждают только что увиденные мультики, там снимают клип, там колдуют над заданиями по “фотокроссу” — как оригинально снять кадр под названием “И кусочек неба”?

Детей так много, что в кинозале смотреть фильмы, представленные в номинациях фестиваля, удается только по очереди. Фильмы, мультики, детские телепрограммы, клипы, “рекламу глазами детей”, компьютерные программы судят сами дети во главе со взрослым председателем. Самая серьезная номинация — “Кинематограф”, полнометражные фильмы для детей и про детей. Много таких фильмов снимается в год, как вы думаете? Очень мало. Первым фильмом, показанным на фестивале, стала картина Александра Орлова “Потапов, к доске!” про шестиклассника Женьку, который, чтобы первая красавица класса обратила на него внимание, придумывает самые разные штуки. То заделался гениальным художником, приплел сюда Ван Гога с отрезанным ухом, и одноклассники пришли на его “выставку” — думали, он себе тоже ухо отрежет. То прикинулся трупом, который искалечил жуткий маньяк.

Дети в зале умудряются одновременно болтать, жевать печенье, обмениваться репликами и при этом внимательнейшим образом смотреть фильм. Удивительный момент поразил даже самого режиссера Александра Орлова: в фильме двоечник получает “пятерку”, и весь класс начинает ритмично аплодировать — поочередно два удара по деревянной парте, один удар в ладоши. Неожиданно начинает также хлопать и весь зал — по спинкам и ручкам кресел.

— Во многих школах нет такого обычая, — говорит Орлов. — Этот прием я взял из жизни, я много консультировался в школах.

— Сколько в детях ответной энергии на фильмы! Почему ж так плохо с детским кино?

— С деньгами дело вроде бы обстоит нормально, но вопрос не только в деньгах, а в драматургии и в желании творцов заниматься этим материалом. Главное — дать возможность детям взглянуть на себя. Я всегда задаю им вопрос: давно ли вы видели российские фильмы про самих себя? “Гарри Поттер” — но это же не мы. “Ералаш” — но это журнал, не кино. Им хочется, чтобы было про них. Чем забиты руки и мозги детей: мобильные телефоны, компьютерные игры… В книге Тамары Крюковой, по которой сделан фильм, это тоже немного есть, но я это убрал. Хотел с экрана без очень больших затей солнышком им посветить, и все. Чтоб они вспомнили, что они дети.

Богатейшая программа в номинации “Анимации”; директор студии “Союзмультфильм” Акоп Киракосян рассказал, как дела с новыми лентами:

— Я только два года директор, и за это время попытался потихонечку наладить великое качество “Союзмультфильма”. Трудно было принять решение о начале возобновления старых сериалов. Многие любят “Ну, погоди!”. Но его мог делать только Слава Котеночкин, у этого мультфильма свой пульс, ритм, интеллект, и “Ну, погоди!” я никому не доверю. Мы начинаем новый проект “Новое Простоквашино” с Эдуардом Успенским. Но это продолжение, а надо делать и новое.



Партнеры