Российский фолк тебе товарищ

Певица ПЕЛАГЕЯ: “Я выросла, а мои поклонники — помолодели”

16 января 2008 в 18:55, просмотров: 972

“Дочь полка” всей русской эстрады певица Пелагея в этом году празднует совершеннолетие своей сценической жизни. Юная сибирячка с дивным голосом запросто вливается в любую тусовку: матерые рок-н-ролльщики поют ей дифирамбы, поп-элита на ее концертах аплодирует стоя, “фабриканты” репетируют с ней дуэтом “Валенки”…

Маленькой девочки уже не осталось. Как и русой косы до пояса. Сейчас Поле (так уменьшительно-ласкательно зовут Пелагею) 21 год, она самостоятельно написала первую песню для нового альбома, отстригла волосы до плеч и перекрасилась в черный цвет. Признать в лучезарно улыбающейся брюнетке в элегантном пиджаке сладкоголосую барышню-крестьянку было не так-то просто.

Певица, “русская душою, сама не зная почему”, рассказала “МК”, почему фолк-направление вновь популярно среди молодежи.

Уже не девочка, еще не женщина


— На сцене ты совершенно другая…

— Еще бы! Я все-таки современная девушка, не живу по “Домострою” и не хожу по улице в кокошнике.

— Помнится, ты очень переживала из-за того, что разменяла “однерочку”. Как живется 21-летней?

— Привыкаю быть взрослой! Я уже не маленькая девочка, пора и самостоятельной жизни поучиться. Сейчас, например, обживаю новую квартиру, куда съехала от мамы.

— Как же так, теперь не мама отвечает за группу “ПЕЛАГЕИ” (Светлана Ханова — бессменный продюсер группы. — “МК”)?

— Да нет, все по-прежнему. В моей жизни и в жизни “ПЕЛАГЕИ” мама играет главную роль. На ней лежит вся ответственность и за девочку Полю, и за существование коллектива на сцене: репертуар, аранжировка, костюмы, администрирование…

— Неужели не тяжело?

— Это как посмотреть. Мама-продюсер и мама-родитель — два абсолютно разных человека. Как у мамы с дочкой Полей у нас полное взаимопонимание. А вот как у артиста и его руководителя случаются конфликты. Я, бывает, упрямлюсь, но потом соглашаюсь, все-таки у мамы большой опыт в делах сценических. Хотя в последнее время она всё больше прислушивается к моему мнению.

— Говоришь, что взрослая, а два года назад заявляла, что не знаешь таблицы умножения. Сейчас выучила?

— Не-а!.. До сих пор очень плохо считаю. Даже сдачу в магазине не всегда могу проверить. Или вот ещё - мне сложно приготовить какое-то блюдо, где гнадо рассчитать пропорции, сверить граммы… Стыдно, конечно, но математика — совсем не моя область самовыражения.

— О твоей эмоциональности слагают легенды: то ты ревела при знакомстве с Гришковцом, то не смогла сдержать слезы, когда тебя привели на благословение к Патриарху всея Руси…

— Я же не специально! Просто для меня тогда это было настолько ново и волнительно, что слезы были просто неуправляемы. Правда, людей, которые могут вызвать у меня столь бурную реакцию, я встречаю всё реже. Но иногда случается: вот собираюсь на концерт Лизы Джеррард из Dead can dance, она меня восхищает, и я очень хочу с ней познакомиться.

— Опять расплачешься?

— Не знаю. Вполне может быть.

— А в творчестве ты повзрослела?

— Конечно. Вот песню “Мамка” для нового альбома мы с группой написали самостоятельно.

“Здесь русский дух, здесь фолком пахнет…”

— Как ты относишься к сложившемуся мнению, что фолк-музыка отжила свое?

— Наоборот, наконец-то мировая волна интереса к этнической музыке дошла и до нас! Добавление народных мотивов в русский рок, к примеру, всегда проходило на ура, взять того же Шевчука. Я считаю, молодым людям нужно обязательно знать свои национальные корни. И, к счастью, они это понимают.

— И что, много молодежи ходит?

— По сравнению с прошлым — да. И я этому очень рада, наконец-то наше поколение осознало, что любить свою Родину — это не стыдно и не старомодно, а актуально и продвинуто. А вообще к нам приходит публика всех поколений… Впрочем, бабушки и дедушки всегда были нашими постоянными слушателями.

— Для бабушек ты, наверное, была эдакой Лидией Руслановой XXI века?

— Бабушки — это отдельная тема. Раньше они составляли большую часть аудитории группы, и это вызывало некоторые сложности. Например, не проходило концерта, чтобы они не попросили спеть без микрофона и убрать барабаны.

— Куда же они делись?

— А никуда! Самые преданные поклонники даже в ночные клубы на наши концерты ходят. Только спеть что-то вроде “Ой, мороз…” уже не просят, поняли, что маленькая девочка Поля с громким голосом уже выросла.

— Но песни-то о старине. Не скучно петь про валенки?

— Нет. Все мои песни о тех вещах, которые не имеют времени: любовь, гармония с собой и с миром,борьба добра со злом. Как классическая литература — каждый раз, когда читаешь, заново переживаешь.

— А сама ты не хотела бы пожить веке, так скажем, в восемнадцатом?

— О, да! Тем более что у меня даже внешность подходящая.

— Да, ты же блондинкой была. Где твоя коса по пояс?

— Решила отстричь волосы и побыть брюнеткой еще летом. Тем более настоящий цвет волос у меня темно-русый. Потом, может, опять перекрашусь.

— Вы сами придумали такое определение музыки, как арт-фолк?

— Да, как-то сели и сформулировали. Нам-то самим не особо важно, как называться, но вам, журналистам, нужно как-то нас классифицировать. Мы и решили: пусть будет арт-фолк. Понятно, что не все наше творчество можно отнести к стандартному к фолк-року. У нас присутствуют и рок-н-ролльные составляющие, и классика, и аутентичный фолк, даже хип-хоп. А арт-фолк вмещает в себя все. 

— Кстати, ты недавно пела “Валенки” с одной из участниц “Фабрики звезд”. Что если бы тебе выпал шанс оказаться среди участников “Фабрики”? Согласилась бы?

— Ни за что! Из каждых 50 человек, которые принимают участие в подобных проектах, есть хотя бы один талантливый. Но все равно такой путь не для меня. Да и не люблю я соревнований.

“Задача №1 — влюбиться”

— Ты выступала на встрече Ельцина, Коля и Ширака, пела дуэтом с Пугачевой, была хедлайнером на рок-концертах — и все от тебя в восторге. Каково себя чувствовать всеобщей любимицей?

— Приятно, когда к тебе хорошо относятся. Но недоброжелатели у нас тоже есть. А что касается артистов, то, мне кажется, они понимают, что “ПЕЛАГЕЯ” — это живой проект, в который никто не вкладывал деньги. Это вызывает у людей уважение. Да и вообще для многих звезд я, наверное, как дочь полка. Конечно, я не могу сказать, например, про Бутусова или Пугачеву “ха, да это мои коллеги!”. Для меня они всегда были мегазвездами, ими и остаются. Дружу я с Сережей Бабкиным из “Пятницы”, а с многими другими — либо приятельские, либо рабочие отношения.

— А чью музыку слушаешь?

— В основном западную: DCD, Muse, Bjork, классику рока. Из наших мало кого слушаю, разве что Земфиру люблю… 

— Ты как-то говорила, что живешь по принципу “сцена — это мой мужчина”. Неужели не влюблялась?

— Принципы у меня все те же, но в личной жизни довольно необычный период. Сколько себя помню во взрослом существовании, я всегда была влюблена, всегда был какой-то объект мечтаний. А сейчас первый раз в жизни я не влюблена ни в кого. Для меня это очень странно, ведь обычно любовь помогает мне в творчестве. Такой вот у меня переходный период. 



Партнеры