Умер профессор из «Осеннего марафона» Норберт Кухинке

Марина Цурцумия: «Этот человек спас меня от смерти»

04.12.2013 в 16:24, просмотров: 14435

3 декабря в берлинской клинике скончался Норберт Кухинке — немецкий журналист и российско-советский актер. В 1979 году после выхода фильма «Осенний марафон» Георгия Данелия его узнал весь СССР. Многие и до сих пор уверены, что Норберт Кухинке — датчанин. Он же сыграл у Данелия остроумного профессора из Дании Билла Хансена. На самом деле Норберт родился в Силезии 1 января 1940 года, там же учился в русской школе. С 1973 года был московским корреспондентом немецкой газеты «Шпигель». С женой Катей у них двое детей: сын Кристоф и приемная дочка Дуня, дочь рано умершего знаменитого русского художника Леонида Пурыгина.

Умер профессор из «Осеннего марафона» Норберт Кухинке
фото: Геннадий Черкасов
Норберт Кухинке

После работы с Данелия он сыграл еще несколько эпизодических ролей: в «Борисе Годунове» Сергея Бондарчука, «Насте» Георгия Данелия. Норберт Кухинке коллекционировал работы русских художников, написал несколько книг о России — «От Чингисхана до Горбачева», «Бог в России», «Элита в России». В 2008 году он снялся в комедии «Откуда берутся дети?» Марины Цурцумия и Марии Маханько. Вот что нам рассказала режиссер Марина Цурцумия.

— Почему вы пригласили именно Норберта в свой фильм? Он же не актер?

— У нас с ним совершенно другие отношения. Этот человек спас меня от смерти. В 1974 году я заболела лейкемией, была на грани исчезновения. Врачи сказали моим родителям, что нужны лекарства, которых у нас нет. И мой папа — кинооператор Роман Цурцумия (снимал «Красное и черное» Сергея Герасимова. — С.Х.) — стал искать возможность познакомиться с кем-то из западных корреспондентов для того, чтобы перевозить лекарства. Познакомился с Норбертом. В то время советским людям нельзя было общаться с иностранными корреспондентами. И мой отец стал невыездным. Норберт привозил в течение нескольких лет очень дорогие лекарства и вообще не брал денег с моих родителей, потому что у них их не было. То есть он стал одним из главных людей, кто меня спасал. Норберт Кухинке — родной и близкий мне человек.

— Поразительная история! Но на выбор исполнителя она вряд ли повлияла? Что было особенного в Норберте?

— Он идеально подходил на роль в фильме «Откуда берутся дети?», и она практически писалась для него. Это была семейная и очень добрая комедия. Норберт был очень остроумный, интересный и образованный человек, прекрасный собеседник. Великолепно знал русский язык. Владел такими его оборотами, которые даже русским людям не всегда известны. Умел шутить. Был щедрым и очень хлебосольным. Вокруг него всегда собирались компании. У Норберта было огромное количество друзей в Москве. Он и попал-то в «Осенний марафон», потому что его товарищем был Юрий Кушнерев, долгие годы работавший и продолжающий работать с Георгием Данелия. Он посоветовал Георгию Николаевичу пригласить Норберта на роль профессора.

Георгий Данелия:

— Норберт — мой друг. Очень интересный человек, прекрасный журналист. Человек, который много сделал для продвижения российской церковной культуры. Он еще во времена советские вывозил за границу православный хор, помогал ему, популяризировал русскую церковную музыку. Храм строил под Берлином православный, хоть сам и был католиком, собирал деньги на него по всей Германии. Коллекционировал живопись — современных художников поддерживал, которых никто не покупал... Ну а про то, как он у меня снимался в «Осеннем марафоне», возьмите из моей книжки: «Норберт приехал вместе с Леоновым, который играл соседа, и вечером, когда я вернулся со съемки, пришел ко мне в номер с бутылкой коньяка. Мы познакомились... Я сказал, что коньяк разопьем после того, как его отснимем. Он согласился, сказал, что он тоже во время работы придерживается такого принципа... Потом Норберт сказал, что ляжет пораньше, чтобы завтра быть в форме. Пожелал спокойной ночи. И ушел. Но его ночь, как выяснилось, не была спокойной.

Утром горничная спросила меня:

— Кто будет за стекло платить?

— За какое стекло?

— У этого, хиппи волосатого вашего.

Выяснилось, что бутылка коньяка не оказалась лишней, потому что Норберт, а с ним еще несколько членов группы все-таки отметили его приезд. А ночью Норберту стало жарко, он хотел открыть окно. Окно не поддавалось. Он дернул посильнее, и стекла вылетели.

Начали снимать мы нашего гостя со сцены в лесу. После вчерашнего вид у Норберта был соответствующий: глаза красные, руки трясутся. Я послал ассистента за водкой и сказал Норберту, что у нас традиция: когда актер снимается в первый раз, он обязательно должен выпить полстакана водки».

Олег Басилашивили:

— Это был замечательный человек. Я никогда не забуду встречу с ним на съемочной площадке «Осеннего марафона». По профессии он не актер, он был в Германии известным журналистом-международником. Но в кадре был абсолютно естественен, и оттого все, кто находился на площадке, должны были ему соответствовать... К сожалению, после «Осеннего марафона» мы ни разу не встретились. Когда я приезжал в Берлин, он был в Москве, когда я приезжал в Москву, он был где-то еще. Так судьба нас и не свела. Я знал, что он давно был болен, но, к сожалению, вот так происходит в жизни. Очень жалко. Царствие ему небесное.

Слова и фразы героя Норберта Кухинке из «Осеннего марафона», ставшие крылатыми:

— Андрей, дом, где я спал, как называется? Трезвевател?

— Андрей, я — алкач?

— Здравствуйте, Нина. Маленький раскардаш.

— За рубежом грибных лесов нет.



Партнеры