Грузинский ангел-хранитель русского националиста

Мераб Нинидзе: «Я не ощущаю себя кавказцем, а ощущаю себя человеком»

18 октября 2013 в 18:27, просмотров: 5223

Грузинский актер Мераб Нинидзе, которого мы запомнили еще в фильме «Покаяние» Тенгиза Абуладзе, в начале 90-х уехал из Тбилиси в Великобританию, а потом в Австрию. Почти 20 лет он живет в Вене. Год назад на Международном кинофестивале в Санкт-Петербурге он получил приз за лучшую мужскую роль в австро-немецкой картине «Вторжение» Дито Цинцадзе. Не так давно мы видели Мераба в фильме «Любовь с акцентом» Резо Гигинеишвили. Снимался он у Алексея Германа-младшего в «Бумажном солдате», где они с Чулпан Хаматовой составили пару русских интеллигентов.

Грузинский ангел-хранитель русского националиста
фото: Светлана Хохрякова
На съемочной площадке фильма "ЧБ".

И теперь он работает с Алексеем Германом в его новом проекте «Под электрическими облаками». Мы встретились с Мерабом Нинидзе в Переславле-Залесском, где он снимался в картине «ЧБ» Евгения Шелякина, затрагивающей в комедийной форме горячую тему национальных взаимоотношений. Кавказский жулик Нурик в исполнении Мераба Нинидзе становится ангелом-хранителем русского националиста, которого играет Алексей Чадов. В драке он натыкается на собственный нож. Он умер, но при этом жив, потому как отпросился у Бога на четыре дня, чтобы вкусить земной жизни.

— Ну, вы-то теперь как житель Европы наверняка страшно далеки от проблемы национальных отношений?

— Не очень-то и далек. Слежу за тем, что происходит в России, даже живя в Австрии. Сам замысел нашего фильма — мистический, но думаю, что все получится серьезно, хотя мы добавляем легкости в материал. Три года назад я снимался в одной картине, и мне пришлось отрастить бороду. Выхожу как-то из дома с сыном — и вдруг замечаю, что на меня смотрят русские женщины и говорят: «Сколько же в этой стране мусульман!» Я никогда не чувствовал себя в Германии или Австрии инородцем, не ощущал сильную нелюбовь к иностранным гастарбайтерам, просто не сталкивался с этим. Думаю, что в этих странах сказывается опыт Второй мировой войны, осознание нацией своей вины. Послевоенное общество было заново построено, что и сформировало его сознание. Я приехал на Запад в 90-е годы. И попал в общество, готовое принять что-то незнакомое. Все было очень по-человечески и гуманно. Я никогда не ощущал себя не местным. Когда на неродном тебе языке ты не можешь как должно выразиться и тебе не хватает родного языка, ты начинаешь ощущать себя иммигрантом. Мы все с одной планеты. Мне везет: всегда в разъездах, снимаюсь в разных странах, играю на сцене, где мы — артисты — как родные, все одной породы и нации.

— Вы давно европеец, хотя и остаетесь кавказским человеком. А в «ЧБ» стараетесь быть похожим на кавказца, живущего в России?

— Нет, ведь я никогда не был российским кавказцем и не жил в России. Разве что приезжал на гастроли в Москву с тбилисским театром им. Шота Руставели. У меня сложилось ощущение российского кавказца, наверное, через фильм «Мимино». А когда мне было 16 лет, какая-то женщина в униформе выругала меня по полной программе, произнесла в мой адрес все слова на «ж» и «ч». И я это помню. Я не ощущаю себя кавказцем, а ощущаю себя человеком. Грузия всегда останется моей родиной. Мой родной язык — там, где я вырос, и всегда им будет. С годами, особенно в эмиграции, ты становишься либо депрессивным человеком, либо адаптируешься, превращаешься в универсального человека.

— Как вы оказались в Австрии?

— В Австрию я уехал потому, что там была работа. В Грузии ее было сложно найти, шла гражданская война. А в Европе была возможность заниматься профессией. Мне предложили одну роль, потом другую. Стало интересно. Надо было адаптировать себя в другую культуру, выдумать себя заново. А что может быть интереснее для артиста? Возникает ощущение, что все начинается сначала.

— Тяжко жить без Грузии?

— У меня такое ощущение, что я и не оставлял свою родную страну. Есть надежда на то, что в Грузии кинематограф поднимется на ту высоту, на которой он находился в советские времена. Мне было бы интересно поработать на родине, но жить там уже сложно. Я же не могу детей заставить переехать туда. Грузия — моя родина, а их — только наполовину. Когда мне будет 70, возможно, и вернусь в Грузию.

— Когда человек живет в чужой стране, не утрачивает ли он свои исконные, национальные черты? Происходит ли это с вами?

— Благодаря моей профессии можно через какие-то эмигрантские боли проскочить, отодвинуть их немножко, поскольку они мешают жить и сконцентрироваться на сегодняшних проблемах. Когда артист работает, уже не имеет значения, какая под ногами почва и каков родной язык. Проходя через препятствия, человек становится сильнее. Моя жизнь в эмиграции это не раз доказывала. От утраты можно стать сильнее. Я верю в это.

«Бумажный солдат».

— На каком языке говорят в вашей семье?

— Мы разговариваем на грузинском, потому что моя мама теперь живет с нами в Австрии. Дети говорят на грузинском свободно. Приходится иногда перескакивать на английский или немецкий, но это уже для нас нормально.

— Дети же у вас уже взрослые?

— Дочке 22 года, а сыну — 10. Он тоже говорит на грузинском языке. Мы часто бываем в Тбилиси.

— Чем отличаются съемки в России и Германии?

— Здесь больше гибкости на площадке. А в Германии все проходит в жестком режиме, время не тратится на какие-то вещи, существенные в русском кино. В старые времена в Советском Союзе мы снимали фильм по 5–6 месяцев. Сейчас этого нет, потому что слишком расточительно и стоит немалых денег. Организация здесь как в Европе. Разница — в отношениях. Люди в России более спонтанные, могут сымпровизировать. На Западе все жестче. Поскольку я знаю русский язык и родом из Грузии, являюсь бывшим советским человеком, в Германии мне предлагают играть русских. Когда я говорю по-русски, у меня есть акцент. Иногда его приходится усиливать, а иногда убирать. Здесь, в России, было бы невероятно, чтобы я стал играть русских персонажей и отнимал у ваших актеров роли в экранизациях Достоевского... Но, объективно говоря, в России сейчас очень интересно. Много фильмов снимается. Результат не всегда безупречен, но у актера есть время на поиск. Даже в фильмах, рассчитанных на зрителя, ты чувствуешь авторское начало. Этого качества у русского кино не отнять. В Германии другая тематика, не менее интересная, но, может быть, именно тому обществу.

— Какую пору переживает сегодня грузинский кинематограф?

— Он существует в виде копродукции с европейцами. Так было и в «Любви с акцентом» Резо Гигинеишвили. Постепенно грузинское кино начинает вставать на ноги. Грузия — маленькая страна, а Россия — огромная. У вас есть рынок и зритель. Даже если снять плохое кино, зритель все равно найдется. Раньше грузинское кино показывали и в Москве, и в Питере, по всему Союзу. А сейчас оно может выдвигаться только на европейский рынок. В основном в Грузии делают фестивальное кино. «Любовь с акцентом» послужила толчком к чему-то новому, освежила нашу творческую территорию. В фильме есть та доброта, которая всегда присутствовала в грузинском кино.

«Любовь с акцентом».

— Вашего героя в фильме «ЧБ» убивают. В связи с этим на съемочной площадке даже провели ритуал с распитием шампанского. Подвержены ли вы суевериям?

— Да, меня убивают, но я начинаю жить другой жизнью, и это так необычно и интересно. Когда я работал в театре им. Шота Руставели, было так: если ты получаешь роль, надо на нее сесть. В сложные моменты на съемочной площадке всегда вспоминаю своего дедушку, посвятившего меня в эту профессию. Он был театральным режиссером. Благодаря деду свою первую роль я сыграл в театре в шестилетнем возрасте. Можно считать это суеверием, но меня не покидает ощущение, что дедушка меня защищает, помогает чувствовать себя свободным в ситуациях, которые, казалось бы, не дают такой возможности. То есть он меня подталкивает к самоосвобождению.

— Когда-то вы снимались в «Покаянии» Тенгиза Абуладзе, оказавшем большое влияние на российского зрителя. Высказываний такого масштаба сегодня нет.

— «Покаяние» — жесткий фильм, но он гуманный. Вопрос, который в нем поставлен: почему, собственно, мы ушли от Бога и церкви? — никуда не делся из нашей жизни и теперь.



Партнеры