Харрисон Форд снова в космосе

Голливудский актер — «МК»: «Хочу, чтобы США и Россия действовали вместе»

24 октября 2013 в 20:07, просмотров: 3944

Харрисон Форд сыграл двух чуть ли не самых популярных киногероев двадцатого века — Хана Соло из «Звездных войн» и Индиану Джонса. Но и в 71 год актер не останавливается на достигнутом. Пока фанаты вовсю обсуждают слухи об участии кумира в седьмой части «Звездных войн», Форд и правда отправился в космос. Только на этот раз — в фантастическом фильме «Игра Эндера». Истории конфликта с инопланетной расой, грозящей завоевать Землю. Харрисон играет наставника главного героя, молодого гения по имени Эндер, для которого межпланетная военная операция — просто еще одна компьютерная игра.

Харрисон Форд снова в космосе
«Игра Эндера» (2013).

— Неужели возможно снять фильм о космосе лучше, чем «Звездные войны»?

— Перед нами не стояло задачи сделать фильм лучше, мы хотели сделать другой фильм.

— И в чем самая принципиальная разница?

— Я смотрел на наш фильм как на приключение, но это был образец не просто развлечений, а социально ответственного кино. В первую очередь — перед юным поколением. Мы размышляли о таких вещах, как манипуляция детьми ради собственного благополучия, вовлечение их в военный конфликт — возможность, появившаяся благодаря машинам, позволяющим вести боевые действия дистанционно. В конце концов, все это не столько про политику и экономику, сколько про мораль — понимаем ли мы, что творим. И готовы ли мы встать на защиту наших детей, перестать жертвовать ими во имя сомнительных целей, прекратить впутывать их во взрослые конфликты.

фото: Сергей Иванов

— Как в таком случае вы относитесь к собственному персонажу — он хороший или плохой? Ведь он тем и занимается, что вовлекает талантливую молодежь во взрослые разборки.

— Я никогда не сужу своего персонажа, только пытаюсь углубиться в него, узнать его чувства, понять мотивации. Прежде чем артикулировать все мои знания о персонаже, я стараюсь превратить его эмоции в звуки, чтобы позже сыграть из них музыку на экране.

— Мы наблюдаем новую моду на фильмы о космосе — почему они снова становятся актуальными?

— Космос — одна из ключевых тем для жанра научной фантастики. Я уж не говорю о том, что многие фильмы работают не столько в жанре научной фантастики, сколько научного факта. В любом случае, если вы откроете двери вашего воображения чуть пошире, это даст вам шанс как художнику найти в знакомом сюжете новые глубины. Фильм — это часто метафора того, что произошло или может произойти на самом деле в повседневной жизни. Или наоборот, кино пытается начать дискуссию: как мы себя поведем, если вдруг в мире больше не будет насилия, болезней, оружия, наркотиков, каких-то конфликтов. Мы можем использовать кино как угодно.

«Звездные войны» (1977).

— Что касается технической стороны вопроса — как сильно изменилась атмосфера на площадке фантастического фильма со съемок четвертого эпизода «Звездных войн»?

— Для меня разница невелика. Мне по-прежнему нужно воображать самые невероятные вещи на площадке и устанавливать с партнерами тесный визуальный контакт. Это все та же работа. Представить, что актриса, с которой у тебя никогда не было глубоких эмоциональных отношений, — самая главная женщина в твоей жизни. Представить, что ты не просто сидишь в машине, а летишь на бешеной скорости на фоне невообразимого разноцветного пейзажа. Твоя работа — представить что-то или кого-то, кого на самом деле нет. И наоборот, сделать вид, что не видишь то, что действительно находится перед тобой.

— То есть главный инструмент артиста — воображение?

— Я думаю, сопереживание более важно. Это нужно, чтобы понять, как человек чувствует, чем руководствуется в своем поведении, каков его образ мыслей. Все это нужно, чтобы быть эмоционально точным в передаче чувств других людей, а значит, для раскрытия образа, характера персонажа в каждом конкретном случае.

— Раскройте секрет: можно верить слухам о вашем участии в седьмом эпизоде «Звездных войн» или нет?

— Пока я могу только предполагать — так же, как и вы. Я продолжаю оставаться частью кинобизнеса, у меня есть несколько проектов в разработке — как своих, так и других людей. Но пока нет ничего, что я бы мог проанонсировать. Cейчас в мои планы входит только вернуться домой и провести время с моей семьей. Для меня это очень важно, потому что я много времени отдаю профессии.

— Вы — гражданин мира. Но я, конечно, хотел спросить о ваших российских корнях.

— К России я имею отдаленное отношение. Мама моей мамы была из русских евреев, которые покинули в свое время Россию. Скорее я чувствую свою близость с российской культурой. Я работал здесь в течение трех недель, когда собирал материал для роли российского капитана подлодки в «К-19». Потом приезжал сюда еще на пару недель уже для съемок. Я бы хотел, чтобы все нации жили во взаимопонимании. Я слежу за новостями. Я стою на том, чтобы все страны были связаны обязательствами по урегулированию всех экономических и вооруженных конфликтов. И, конечно, я очень хочу, чтобы США и Россия действовали вместе. Так, как они действуют, например, в космосе.

— А выбирая между шаттлом НАСА и модулем «Союз», кому вы отдадите предпочтение?

— Спасибо за предложение, но я лучше останусь дома. (Смеется.)

— И последний вопрос: можете дать совет молодым актерам, которые хотят сделать такую же головокружительную карьеру?

— Дело не столько в человеке, сколько в его способностях. В умении быть полезным самым разным режиссерам, в разных жанрах, в разных историях. Мало быть просто талантливым, ведь кино всегда подразумевает взаимодействие с другими людьми. Неважно, какие у вас способности и былые заслуги. Если вы не хотите заканчивать карьеру, продолжайте для других быть полезным.



Партнеры