Дожить до весны

Олег СКРИПКА: «Революцию я воспринимаю как болезнь»

11 февраля 2014 в 18:03, просмотров: 3577

Известный украинский музыкант, лидер группы «Вопли Видоплясова» Олег Скрипка не считает себя политиком. Но на Майдан все-таки вышел. И даже пытался объяснить людям, как он видит ситуацию на родине. Правда, толпа не восприняла его речь. Ни правительство, ни оппозиционеры не согласились, что конфликты нужно решать мирным путем. И сколько Олег ни пытался до них донести мысль, что «любовь все перемелет», его не услышали.

Дожить до весны
фото: Андрей Федечко

— Как вы оказались на Майдане и по какую сторону баррикад?

— В конце 2013 года мы выпустили новый альбом «Чудовий свiт» («Чудесный мир»). Это было послание людям, что источником прекрасного в мире являемся мы сами. С такими романтическими идеями мы поехали в тур, а под конец гастролей в Киеве началась революция. И я вдруг понял, что наш посыл идет вразрез с жизненными реалиями. Оказалось, что Украина на самом деле не готова это послание воспринять. С вдохновением Махатмы Ганди (смеется) я выходил к толпе в каждом городе и говорил, что любовь все перемелет и спасет мир. Доехал до Киева, увидел многотысячную толпу на Майдане. Стал говорить о мирных переговорах им, и вдруг понял, что народ меня не слышит. А еще осознал, что точка возврата уже пройдена и сейчас польется кровь.

— А вы-то сами что думаете? Лучше будет Украине в Евросоюзе или нет, кто виноват и что делать?

— Я человек творческий, восприимчивый. Поэтому практически всю революцию... проболел. И болею до сих пор. Уверен, когда события на Украине утихнут, я выздоровею. Мое физическое состояние полностью резонирует с состоянием общества. Поэтому революцию я воспринимаю как болезнь, где нет правых и виноватых. Существует направление в медицине, девиз которого: «Не боритесь с болезнью, боритесь за свое здоровье». И в политике должен действовать тот же принцип, и не надо искать крайнего, хотя так проще.

Но виноватого уже нашли. Для народа это правительство, для правительства — зачинщики революции. Я ни того ни другого не считаю виновным. Общество колбасит, это как вирус. И если мы его не можем побороть, значит, надо переболеть. Да, власть несовершенна, но и люди неидеальны, все взаимосвязано. Не может быть плохая власть и идеальный народ, и наоборот, справедливая власть с неблагодарным народом. Все это звенья одной цепи, и мое глубокое убеждение, что культура — единственный инструмент для оздоровления общества. То, что делают музыканты, писатели, ученые, философы, — это сейчас главное, нужно воспитывать людей и давать им больше светлой информации.

— Вы долго были панком, а тут вдруг про мир и любовь заговорили. Почему?

— В молодости, когда я играл панк-рок, лозунги типа «красота спасет мир» были мне смешны. Сегодня я понимаю, что доброта, красота — это оружие. И чем больше мы будем забрасывать позитивных посланий в мир, тем больше шансов, что воюющие стороны быстрее договорятся и что выживет много людей. Хочется переключать толпу на светлое.

— Не обидно было, что вы вышли на Майдан с позитивным посланием, а толпа вас не поняла?

— Люди не кричали ничего во время моей речи, но я чувствовал, что говорю в воздух, что они не воспринимают. А вообще на Майдане я слышал много кричалок, которые усугубляют и без того мрачную ситуацию. Они же работают как мантры. И все, что скандирует многотысячная толпа, воплощается, возвращается. А кричат-то не самое доброе. Мой дед, деревенский житель, очень странно ругался. Говорил: «Шоб тоби гарно было!» («Чтоб тебе было хорошо»). Я когда-то этому удивлялся, а теперь понимаю, что он прав. Никого нельзя проклинать, и тем более озвучивать это. Все вернется бумерангом. В 2004 году Юлия Тимошенко на Майдане кричала: «Бандитов в тюрьмы!», она первой туда и попала. Я человек метафизический, я верю в эти вещи. Не зря же больше всего в революции страдает правое крыло, самое радикальное. Хотя они, казалось бы, сильные, здоровые парни и могут себя защитить. Вот все ругаются на оппозицию, а она до последнего момента пыталась урегулировать ситуацию миром. Люди ждут от них действий, но не понимают: ничего сразу не бывает. А если ты мирным путем настойчиво идешь в каком-то направлении, то непременно попадешь туда, куда стремишься.

— На Майдане вам было страшно?

— Сначала у тебя возникает шок. Мы привыкли к страшным картинам войны, глядя на них на экране в кинотеатре. А когда ты смотришь «картинку» и видишь, что в кадре твои знакомые, близкие, люди твоего круга и война идет на улицах твоего города, — это страшно. Мы давно наблюдаем революции на Украине, но в 2004 году все обошлось мирно. Но раз сейчас так происходит, значит, мы должны пройти и это. Но ведь и люди с 2004 года изменились. Мы не такие, как были раньше, у молодежи другие ценности. Мы-то смотрели много фильмов про войну, когда герои проходят испытания и остаются людьми, понимая при этом, что самое главное — жизнь другого человека, общение, помощь друг другу, поддержка. На войне мишура уходит в сторону. Среди артистов пропадает даже конкуренция, когда они объединяются, переживая одну беду. А новое поколение не такое, среди них больше одиночек.

— Слово «националист» для вас несет положительную или отрицательную окраску?

— Увы, слово «националист» уже наделено определенными стереотипами. И где грань между национализмом и патриотизмом? Ее почти нет. Но есть патриоты, которых называют националистами, и они умирают от рук безумных полицейских. А есть националисты, работающие на иностранные службы. И есть националисты, кричащие «бей черных!» или: «уничтожай голубых». Я не националист. Я как человек уважаю точку зрения и правду каждого. И хотел бы с помощью музыки расширить мир людей, чтобы эта «своя правда» не была костной, каменной, агрессивной. Наблюдая других людей, нужно их понять. И когда люди кричат, к примеру, «бей черных» или «бей красных», в них говорит страх за будущее. Они боятся, что кто-то придет, заберет у них работу, семью, хлеб. А СМИ часто манипулируют этим страхом.

— А вы человек мира или все же патриот Украины?

— И то и другое. Не так давно я понял, что, куда бы ни приехал, ощущаю себя как дома. Мне уютно и в Европе, и на Украине. И в Питере комфортно, здесь у группы много друзей, нас принимают как своих. Но тем не менее я помню про свои корни. Хотя я и не родился на Украине, но я считаю ее своей Родиной. И что бы ни происходило с этой страной, я буду ее беззаветно любить. Так мне проще жить, и на много вопросов есть конкретные ответы. Кто я, что я, куда я иду. А космополитизм в плохом понимании — это перекати-поле. Тоже своеобразный инструмент манипулирования людьми. Ведь втянуть в свою игру гораздо проще того, у кого нет Родины.

— Как, на ваш взгляд, будут развиваться события на Украине дальше?

— Мое глубокое убеждение, что методом борьбы ничего не добиться. После революции ведь ничего хорошего не происходит. Всегда к власти приходят проходимцы, и уже после периода проходимцев наступает время людей, чего-то стоящих и здравомыслящих. Я желаю Украине, чтобы после этой революции период проходимцев был очень коротким.

— Вы уверены, что весной на Майдане все стихнет?

— Я давно живу с чувством, что предвижу события на Украине в своем творчестве. Мы когда-то выпустили альбом «Файно», который, как оказалось, был о революции 2013–2014 года. Достаточно почитать тексты: там пытки, кровь, толпа и все, что сейчас происходит на Украине. Надеюсь, то, о чем мы поем сейчас в «Чудесном мире», — тоже будущее Украины. Что зерна добра прорастут.



Партнеры