Малый пошел на большой эксперимент

“Безумный, безумный Генрих” имеет сумасшедший успех

13 января 2009 в 17:44, просмотров: 661

Малый театр, знаменитый своей любовью к “классическим формам”, в праздничные дни продемонстрировал театральной Москве “новые формы”. В его филиале теперь играют Пиранделло — драматурга, близкого к жанру абсурда, концептуализма и всякого-якого. “Безумный, безумный Генрих” — спектакль о масках, которые все мы носим не снимая.

На костюмированном балу в ХХ веке герой, наряженный Генрихом IV, ударился головой, сошел с ума и возомнил, что он и есть Генрих IV. Двадцать лет он живет, ощущая себя в XI веке, и близкие ради него разыгрывают аббатов да монахов. Но когда Генриха решают излечить методом сопоставления времени, выясняется: безумие давно кончилось. Он разыгрывал из себя психа, так как “сегодня лучше быть сумасшедшим, чем нормальным человеком”.
Режиссер Владимир Бейлис увидел в теме переплетения безумия и “нормальности”, масок и лжи удивительную актуальность. Исполнитель главной роли Вячеслав Езепов говорит в зал: “Выйти из дома в реальный мир? Зачем? Куда пойти? В клуб?” И вызывает у зрителей бурный восторг. Фразы Пиранделло, которые звучат не только философски, но и горько, громоподобно, зал воспринял как сказанные про нас.

Вячеслав Езепов - “МК”:

— В пьесе есть болевые точки, которые сегодня не могут не волновать. Тема сумасшествия, ухода от действительности. У меня много знакомых, которые именно сейчас ушли — в церковь, в деревню... Критика называла Генриха Гамлетом ХХ века. Здесь и шекспировская тема, и чеховская: дядя Ваня со своим “Пропала жизнь!”… И Достоевский, сумасшествие Мышкина. А здесь милый мальчик, который занимался историей, надел маску одного из самых жестоких персонажей. Эта счастливейшая роль позволяет прикоснуться к высочайшим произведениям. Я не обделен ролями, званиями, наградами, значками… Но 11 лет у меня не было роли такого плана. Стараюсь выложиться как могу.

— Выкладывать вам приходится, наверное, всю душу. Так же, как и зрителю.

— Спектакль побуждает зрителя сказать: хватит, ну что же мы все такие!.. Зрители говорят: “Это же про нас…” Были выкрики: “Правильно!” Генрих потерял 20 лет жизни, сколько он прятал себя, — да мы все прячем, на людях контролируем себя. А сбросить маску? За моей спиной несколько театров — я играл у Эфроса, в театре Леси Украинки, в Малый театр дважды приходил, — я знаю, что такое сказать: “Хватит, надоело”. Мой преподаватель говорил: “Каждый человек должен хоть раз сыграть Чацкого”.



Партнеры