Не стесняйтесь говорить о добрых делах

Почему у нас так мало пишут о благотворительности?

27 ноября 2013 в 15:00, просмотров: 2695

Задаться этим вопросом меня побудило недавнее предложение поучаствовать в социологическом опросе на тему «Что вы знаете о благотворительности?» В его рамках предлагались вопросы «Для чего нужны фонды?» и «Кто ими управляет?» Я задумалась — и, как честный журналист, ответила «Не знаю». А потом попросила ознакомить меня с ответами других респондентов. И поняла: про то, как обстоят дела в нашей стране с благотворительностью, не знаю не я одна. А человек склонен бояться и не доверять всему, чего он толком не знает.

Не стесняйтесь говорить о добрых делах

Комментарии, касающиеся благотворительных фондов, оказались очень разными. В числе прочего были и шутки с ехидно-негативным подтекстом вроде «это те, кто причиняет нам добро», и категоричное «понятия не имею, куда идут собранные деньги — они могут идти куда угодно». Но почему? - задумалась я. - Почему во всем мире о благотворительных фондах отзываются с трепетом? А ведь у нас в стране с каждым годом увеличивается число людей, которые принимают активное участие в различных благотворительных проектах. Почему же добро, которое творится, у некоторых вызывает сомнения? Ведь даже я, журналист, пишущий о социальных проблемах, толком ничего не знаю.

Думаю, именно в этом и заключается главная причина имеющегося среди части населения недоверия — в недостаточной информации о благотворительности.

Начинаю с дальнего зарубежья — вот, например, Фонд принца Монако Альбера II, он имеет полномочного посла в нашей стране по реализации благотворительных программ в части помощи детям-сиротам. Спрашиваю госпожу Гривковскую, чувствует ли она, как один из наиболее медийных представителей фонда, негативное отношение к подобным проектам в России?

- Нет, ничего подобного, - отвечает Яна Гривковская. - Люди могут думать разное, но, когда им реально нужна помощь и они ее получают буквально «ниоткуда», они забывают о своем скептицизме. Что касается Европы, а конкретно Монако, там считается дурным тоном, если человек обеспеченный или публичный, НЕ занимается благотворительностью.

На постсоветском пространстве благотворительные фонды тоже злом не считают. Например, фонд имени покойного лидера Азербайджана Гейдара Алиева, который ныне возглавляет первая леди Азербайджана, супруга его сына, нынешнего президента Ильхама Алиева, Мехрибан, пользуется реальным уважением и доверием со стороны соотечественников. Обычные азербайджанцы начинают с жаром перечислять отремонтированные на средства фонда детсады и школы, помощь пожилым людям, землякам за рубежом, музыкантам и художникам и всем тем социальным группам, которые нуждаются в поддержке. Конечно, это касается только азербайджанцев, но они эту помощь чувствуют — факт.

А что же мы с вами? Нам не помогают или мы с вами этого не чувствуем? Или чувствуем, но не верим? Потому что так не бывает и бесплатный сыр — только в мышеловке? В отличие от аристократических фамилий, маленьких россиян воспитывают именно так. А когда они вырастают, реальная жизнь порой подтверждает заветы отцов — увы.

- Я думаю, что раз уж в обществе сложилось такое непонимание, надо просто вывести благотворительность из разряда закрытых тем «только для своих» или «только для богатых» и больше о ней говорить, рассказывать о своих проектах, - полагает начальник Управления по связям с общественностью Компании «Детский мир» Надежда Киселева.

- Но ведь «Детский мир» - это магазин из нашего детства, царство игрушек и колясок, кто же там занимается благотворительностью?

- Мы не просто царство игрушек, - улыбается Надежда, - мы крупнейший ритейлер в сфере детских товаров, компания, работающая на рынке детских товаров 56 лет. И было бы странно, если бы такая крупная компания как наша не помогала бы своей целевой аудитории — то есть, детям. Мы не только обеспечиваем российские семьи важнейшими товарами для детей по доступным ценам, но и напрямую поддерживаем социально незащищенные группы детей – инвалидов, воспитанников детских домов, из многодетных семей, находящихся на длительном лечении, попавших в трудную жизненную ситуацию. А главное, мы идем по пути максимальной открытости, участвовать в наших программах может каждый — было бы желание.

- А если я хочу, что я должна для этого сделать? Деньги принести?

- Можно и так: в магазинах нашей сети на кассах установлены монетосборники, средства из которых поступают на финансирование благотворительных программ. А можете просто принести свой подарок. Наш самый известный проект – акция «Участвуйте!». Трижды в год в магазинах сети организуются пункты сбора подарков для детей с трудной судьбой. А потом подарки передаются детдомовцам по всей России, ребятам из многодетных семей, детям-инвалидам. Вы можете просто купить у нас … пакет! Часть средств, полученных с прибыли от продажи пакетов, мы перечисляем на помощь детям.

Можете поступить к нам на работу и тогда вы станете постоянным и полноправным участником всех наших проектов. Недавно нами была запущена новая программа по софинансированию сотрудниками компании благотворительных проектов. Суть его заключается в том, что часть своей зарплаты сотрудник может добровольно пожертвовать на социальные проекты, которые реализует компания: лечение детей, помощь подшефным детским домам и др. Собранная сотрудниками сумма удваивается компанией. В ноябре за счет этих средств была оплачена операция ребенку сотрудника Компании.

- А как я могу проверить все то, что вы рассказываете? Есть ли конкретные места, куда я могу сейчас позвонить и спросить, в каком размере и когда им поступила помощь от вас?

- Конечно, это Смоленская областная детская больница и Морозовская детская в Москве, где мы оборудовали детские комнаты. Это Смоленский кадетский корпус имени фельдмаршала Кутузова, где мы отремонтировали актовый зал, там проходят обучение дети военнослужащих, погибших при исполнении служебных обязанностей, дети-сироты, дети из многодетных или малообеспеченных семей. Проектов очень много, у Благотворительного фонда «Детского мира» 300 благополучателей.

Оказывается, у благотворительности есть и еще одна функция — дисциплинарная. Почти все опрошенные мною руководители крупных компаний считают корпоративный «мешочек добрых дел» - лучшим тренингом для выработки командного духа.

- Сотрудники компаний, где есть такие проекты, с удовольствием становятся волонтерами на благотворительных мероприятиях. Например, проводят какой-либо занимательный мастер-класс для детдомовцев, - рассказывает Ольга Фалалеева, представитель благотворительного фонда «Константа», который был создан в 2011 году в Москве, но экспериментальной площадкой выбрал Тверскую область.

- Мы хотим найти для каждого ребенка, оставшегося без родителей, приемную семью и предотвратить неоправданное изъятие детей в тех случаях, когда это возможно. Дети должны воспитываться в семье – это и дешевле для государства, и для их будущего лучше, - объясняет госпожа Фалалеева.

Результаты работы «Константы» (к осени 2013 года – 433 ребенка в семье, из них 360 детей не попали в детский дом, 8 – вернулись к родителям, 55 – обрели новую семью, 10 новорожденных не стали отказниками), равно как и «Детского мира», при обзвоне мной указанных детских учреждений подтверждаются.

Но не будет же каждый россиянин бросать свои дела и обзванивать региональные детдома, чтобы убедиться, что благотворительные фонды (за всех не ручаюсь, но, по крайней мере, те, о которых я упомянула) действительно помогли им! При нашей жизни, увы, действительно иногда трудно бывает поверить в то, что за предложенной услугой или помощью не кроется чья-нибудь коварная корысть... А сомнение, поселившееся в умах ряда наших сограждан не только мешает работать таким проектам, но и душит их на корню.

Наверное, в наших условиях добру все же стоит отбросить присущую ему скромность. А чтобы в добро поверить не понаслышке, надо хоть раз совершить его самому.



Партнеры