НПФ попали в зону турбулентности

Падение бирж не пощадило отчислений на старость

24 октября 2011 в 18:11, просмотров: 2165

Волатильность на фондовом рынке в третьем квартале не пошла на пользу негосударственным пенсионным фондам (НПФ). Лишь немногие управляющие смогли принести реальные доходы вкладчикам.

НПФ попали в зону турбулентности
фото: Михаил Ковалев

В третьем квартале на мировом и российском фондовых рынках господствовала волатильность. Немудрено: снижение инвестрейтингов ведущих экономик мира, включая США и Италию, все-таки бывает нечасто. В результате бумаги, в том числе «голубые фишки» и даже золото, весь квартал «швыряло» туда-сюда. Казалось бы, простор для консервативных НПФ, поскольку скачки дают возможность заработать. Но известно, что при волатильности бал правит спекулянт, а не инвестор. Можно сказать, что НПФ в третьем квартале сдержали удар, но не более того.

Например, доходы от инвестирования средств, которыми управляет ВЭБ (а это, напомним, деньги «молчунов», то есть неопределившихся вкладчиков), по итогам 3-го квартала снизились более чем на 20%, составив 11,2 млрд. руб. Доходность портфеля ВЭБа с трудом вышла в положительную зону. В целом объем портфеля ВЭБа увеличился на 136 млрд. руб. и достиг по стоимости чистых активов (СЧА) 1,2 трлн. руб. Но прирост активов обеспечивают не финансовые вложения, а новые поступления накоплений из Пенсионного фонда (ПФР).

В ВЭБе снижение доходов объясняют негативной ситуацией на фондовых рынках, сложившейся в третьем квартале. Руководитель департамента доверительного управления ВЭБа Александр Попов отметил, что результаты могли оказаться еще хуже, если бы портфель «молчунов» не был диверсифицирован.

Действительно, ВЭБ, как и другие пенсионные фонды, уже два года имеет право включать в портфель не только госбумаги, но и корпоративные облигации. Сейчас они занимают 10% портфеля, еще год назад их вес составлял 6,7%. «Падение цен на корпоративные бумаги, находящиеся в нашем портфеле, было не таким сильным, как по ряду выпусков ОФЗ. Спред между некоторыми бумагами и выпусками ОФЗ сократился практически до нуля», — подчеркнул Попов. Минимизировать падение доходов помогли государственные сберегательные облигации (ГСО), по которым не производится переоценка. Эти бумаги в портфеле «молчунов» занимают 36–37%, то есть порядка 429 млрд. руб.

У других НПФ радости тоже немного. За три месяца индекс ММВБ снизился на 30%, в октябре еще на 8%. Диверсификация тоже не очень-то помогала, поскольку снижение рубля в 3-м квартале серьезно ударило по рублевым облигациям, цены снизились на 4–5%. В результате если в 1-м квартале 80% НПФ были в зеленой зоне, а лидеры смогли вдвое превысить инфляцию (доходности в 16% годовых были нередки), то по итогам 3-го квартала в положительной области находится лишь 10% НПФ. А доходность в 3–4% годовых по итогам квартала считается очень хорошей, у большинства НПФ она ниже.

Как сообщила Светлана Касина, исполнительный директор «Национального негосударственного пенсионного фонда»: «В начале года акции и облигации в нашем портфеле были в пропорции 20/80. Но уже в 1-м квартале мы стали убирать акции. К концу 1-го полугодия их практически не осталось. Это позволило „устоять“ и по 3-му кварталу показать доходность около 2% годовых. Сейчас снова начинаем набирать акции и надеемся по итогам года превзойти инфляцию».

«По итогам года мы не будем в убытках, — сообщила исполнительный директор НПФ „Промагрофонд“ Ольга Буланцева. — Но дело не в этом: надо смотреть без жесткой привязки к результатам года. Пенсионные накопления — это „длинные“ деньги, и если человеку 40 лет до пенсии, то нынешний кризис не играет никакой роли. Мы надеемся на долгосрочные проекты. В частности, инфраструктурные облигации должны попадать в портфели НПФ. Также есть ряд интересных проектов в области государственно-частного партнерства».

Перспективы года НПФ видят в том, чтобы набирать в портфели акции. Если в 1-м и 2-м кварталах российский фондовый рынок в целом падал, то сейчас он колеблется. Образовались достаточно устойчивые коридоры, которые позволяют НПФ использовать стратегию активного трейдинга, работая с волатильностью. И при этом не выходя за рамки ограничений по риску.

Правда, роль спекулянтов для НПФ достаточно непривычна. Неизвестно, смогут ли УК НПФ с этим справиться. Но даже если так, для того, чтобы доходность пенсионных накоплений стала выше инфляции по итогам года, необходимо, чтобы индекс ММВБ держался выше отметки 1500 пунктов. Никто не даст гарантии, что это осуществится, тем более что сегодня он 1463 пункта.

Тем не менее ситуация 2008 года, когда УК судились с НПФ, поскольку не смогли сохранить средства, видимо, не повторится. УК по итогам кризиса научились работать более активно, нынешние убытки — не их вина. Судиться бесполезно, нужно ждать восстановления рынка. Или позволить УК НПФ фиксировать убытки, как это предложила вчера Национальная лига управляющих (НЛУ). Есть и более радикальное, политическое предложение от Общероссийского народного фронта: разрешить гражданам самим определять возраст выхода на пенсию. Я бы пошел прямо сейчас.




Партнеры