Задрав штаны, бежать за Казахстаном

Еще немного «особого пути» — и перспективы России можно будет описать так

15 июня 2015 в 19:17, просмотров: 29467
Задрав штаны, бежать за Казахстаном
фото: Алексей Меринов

Из-за того что все отечественное информационное пространство под завязку заполнено Украиной, от внимания нашей политической элиты (а под таковой я понимаю весьма узкий круг людей, реально участвующих в принятии решений) ускользает много других точек, которые создадут уже в ближайшие годы массу проблем для России.

Например, наш сосед и союзник по Евразийскому Союзу — Казахстан. Что, казалось бы, может случиться в отношениях России с этой страной? Робко надеюсь, что в данном случае никто не поставит на повестку дня вопрос о пересмотре границы, не пошлет в сопредельные степные просторы (очень напоминающие северный Крым) «вежливых людей». Но ситуация намного глубже и, как представляется, очень скоро станет весьма напряженной.

Читали ли вы программу, условно называемую «100 шагов», которую недавно огласил президент Назарбаев? Ознакомившийся с ней Герман Греф, по его собственным словам, был в шоке. Почему? Попробуем разобраться, используя очень простой подход: сопоставим некоторые предложения наших казахских коллег по интеграционному проекту с тем, что происходит в соответствующих сферах у нас.

1. Суд.

У них — расширение «области применения суда присяжных», также законодательно будут определены «категории уголовных дел, по которым суд присяжных должен являться обязательным». У нас — все ровно наоборот.

У них будет создан Международный совет при Верховном суде для внедрения лучших международных стандартов с участием (внимание!) «авторитетных зарубежных судей и юристов». Про нас — «без комментариев».

2. Правоохранительная функция.

У них — создание «местной полицейской службы, подотчетной местным исполнительным органам и местному сообществу. Компетенция местной полицейской службы: вопросы охраны общественного порядка, противодействия бытовой преступности, дорожно-патрульная служба, «нулевая» терпимость к мелким правонарушениям». У нас — доведенная до абсурда централизация, которая оставляет неприкрытым многое, что относится к обеспечению личной безопасности граждан.

У них — создание интернет-портала «Карта уголовных правонарушений» на основе национальной информационной системы «Карта уголовных правонарушений». На карте будут отмечаться все уголовные правонарушения, совершаемые в стране, в сроки не позднее одной недели после совершения. У нас — фактическая закрытость многих элементов криминальной статистики.

У них — модернизация пенитенциарной инфраструктуры в рамках развития государственно-частного партнерства, изучение международного опыта и выработка предложений по привлечению частного сектора в строительство, содержание и управление (!) пенитенциарными учреждениями. У нас — чуть отретушированный все тот же старый, «добрый» ГУЛАГ.

3. Экономика.

У них — «привлечение минимум десяти транснациональных компаний в перерабатывающий сектор для создания экспортных товаров и выхода Казахстана на мировые рынки». У нас — самоизоляция от мировой экономики и вконец испорченный инвестиционный климат.

У них — «создание в приоритетных секторах экономики совместных предприятий с «якорными инвесторами» — международными стратегическими партнерами (по примеру «Эйр Астаны», «Тенгизшевройл», завода по строительству локомотивов). В дальнейшем доля государства (!) в совместных предприятиях будет выведена на IPO». У нас — государство последовательно усиливает свои позиции в экономике.

У них — «создание благоприятного миграционного режима по примеру США, Канады, Австралии для привлечения высококвалифицированных специалистов из-за рубежа». У нас — массовый отъезд иностранных специалистов и утечка за рубеж собственных «мозгов». У них — привлечение стратегических («якорных») инвесторов, имеющих успешный опыт создания туристических кластеров, а также инвесторов для создания «единого оператора по содержанию и развитию дорожно-транспортной инфраструктуры», «в сферу энергосбережения через международно признанный механизм энергосервисных договоров», для «развития производства молока и молочной продукции», с тем чтобы обеспечить экспорт «до половины выпускаемой продукции на рынки стран СНГ в течение трех лет», «для развития производства и переработки мяса». У нас — «без комментариев».

4. Авиационный транспорт.

У них — деятельность Комитета гражданской авиации будет ориентирована на модели Британского государственного агентства гражданской авиации и  Агентства безопасности авиации ЕС. У нас — «без комментариев».

5. Финансы.

У них — создание международного финансового центра Астана (AIFC) на базе инфраструктуры ASTANA EXPO 2017 с приданием ему специального статуса. Становление центра в качестве финансового хаба для стран СНГ, а также всего региона Западной и Центральной Азии. Создание независимой судебной системы с собственной юрисдикцией, которая будет функционировать на принципах английского права (!!!). Судейский корпус формируется из числа иностранных специалистов (!!!). Введение английского языка в  качестве официального (!!!) на территории финансового центра. Самостоятельное законодательство центра должно составляться и применяться на английском языке. У нас — «без комментариев».

6. Образование.

У них — «поэтапный переход на английский язык (!!!) обучения в  системе образования в  старшей школе и  вузах». У нас — цитата депутата Яровой, представляющей правящую партию и возглавляющую комитет Государственной думы: «Министерство образования хочет в ЕГЭ ввести обязательную сдачу иностранного языка, а в школьную программу — второй обязательный иностранный язык. Получается, что наша система образования заточена под изучение иностранного языка. И как мы хотим в таких условиях сохранить наши традиции?»

7. Государственное управление.

У них — «переход государственного управления к госуправлению по конкретным результатам в рамках стандартизированных и минимальных процедур мониторинга, оценки и контроля. Система дисциплинарного контроля должна основываться исключительно на контроле достижения целевых индикаторов. Все поручения процедурного характера и промежуточный контроль должны быть упразднены. Государственным органам будет предоставлена самостоятельность в деятельности по достижению поставленных перед ними целевых индикаторов». У нас — «ручное управление».

У них — «формирование компактной системы государственного планирования. Сокращение количества государственных программ. Упразднение отраслевых программ с интеграцией отдельных отраслевых программ в государственные программы, а также в стратегические планы государственных органов». У нас — см. предыдущий пункт плюс отсутствие реального, а не декларативного плана хотя бы среднесрочного развития страны.

У них — «расширение возможности граждан участвовать в процессе принятия решений через развитие саморегулирования и местного самоуправления. Передача несвойственных государству функций в конкурентную среду и саморегулируемым организациям. Правительство станет компактным за счет сокращения несвойственных государству и избыточных функций». У нас — все ровно наоборот.

У них — «на уровне сельского округа, аула, села, поселка, города районного значения будет внедряться самостоятельный бюджет местного самоуправления. В областных центрах и городах республиканского значения будут работать механизмы участия граждан в обсуждении проектов соответствующих бюджетов». У нас — планомерное удушение местного самоуправления через его огосударствление.

Для реализации всей этой масштабной программы реформ создается Национальная комиссия по модернизации при президенте, в которую будут включены казахские и зарубежные (!) эксперты. Полномочия этой комиссии достаточно большие: принятие концептуальных решений и определение конкретных планов действий, которые будут утверждаться президентом и оперативно трансформироваться в проекты законов и постановления правительства.

Комиссия будет «строго отслеживать» эффективность реализации ключевых инициатив министрами и руководителями регионов.

Но и это не всё. При ней будет сформирован международный консультативный совет из числа международных экспертов, который будет «вырабатывать рекомендации и осуществлять независимый системный мониторинг результатов реализации реформ».

После всего этого обзора возникает вопрос: Казахстан пытается интегрироваться куда? В Евразийский союз, в котором Россия (кстати, вкупе с Беларусью) играет по совершенно другим, практически противоположным правилам? Или в общеевропейское пространство, от которого мы всячески открещиваемся? Зная настойчивость Нурсултана Назарбаева, у которого впереди еще один президентский срок, можно быстро угадать ответ.

И тут возникает большой вопрос к России: не становится ли новый интеграционный проект на постсоветском пространстве, старт которому столь громогласно был недавно дан, мертворожденным дитя? Может быть, лучше смирить имперскую гордыню и последовать примеру нашего скромного евразийского соседа? Тогда и у нас откроются возможности для успешного будущего.



Партнеры