Командующий Сопротивлением Донецкой народной республики Игорь Стрелков

Его военные университеты: от Приднестровья до Украины

4 июня 2014 в 20:18, просмотров: 11363

Сегодня ни один выпуск новостей по ТВ не обходится без прямого или косвенного упоминания Игоря Стрелкова, командующего обороной Донецкой народной республики. Мы узнаем, что стихийно сформированные силы Донбасса один за другим уничтожают боевые вертолеты киевской хунты, ее живую силу и бронетехнику. При этом личность командующего овеяна массой легенд: его называли сотрудником ГРУ, спецназовцем ФСБ, неформалом-реконструктором и даже мирным историком, который приехал по зову сердца.

Командующий Сопротивлением Донецкой народной республики Игорь Стрелков

Как обычно, истина где-то рядом. Понятно, что человек, способный противостоять несколько месяцев обученной и подготовленной армии, не может быть «просто историком». Кто же он?

— Я никогда не служил в ГРУ, я был сотрудником ФСБ. Сейчас в отставке, - рассказал сам о себе Игорь Стрелков.

Впрочем – он и вовсе не Стрелков.

— Я — Игорь Гиркин, — рассказывает о себе нынешний «донбасский команданте», — Стрелковым я стал по документам прикрытия для работы.

Имеется в виду ФСБ, куда Стрелков попал, уже пройдя две войны: Приднестровье и Сербию. Это был его «путь бойца».

Мост смерти

В 1992 году, не успев закончить Историко-архивный институт, Игорь отправился защищать русское население Приднестровской республики, которое пришедшие к власти молдавские и румынские националисты подвергали самому настоящему геноциду.

Сотне Черноморского казачьего войска, в которую входил Стрелков, поставили задачу доставить боеприпасы товарищам в Бендеры. Переправиться через Днестр можно было лишь по единственному мосту, который планомерно простреливался — на противоположной стороне которого засели молдавские войска, вооруженные пулеметами, зенитными автоматами и противотанковыми орудиями. Так что любые попытки прорыва добровольцев неизменно вызывали шквальный огонь с того берега.

— Надо было быть очень смелым, чтобы в том раскладе скомандовать: «Вперед! Через мост!» — вспоминает один из участников той бойни, Виталий.

Этим отчаянным смельчаком, по рассказам очевидцев, стал Игорь.

— Когда в очередной раз стрельба прекратилась, в наступившей тишине худой парень с усиками голосом распорядителя бала в дворянском собрании церемонно произнес: «Господа казаки, прошу на броню!» И сам первым вскочил на один из бронетранспортеров, набитый боеприпасами, — рассказывает Виталий.

Светская фраза на боевых позициях прозвучала настолько неожиданно, что казаки поневоле заулыбались, напряжение спало и неминуемые перед атакой мысли о смерти отступили. Бойцы залезли на броню и ломанулись вперед. На смерть? За победой? Наверное, в тот момент никто не думал, а просто надо было помочь своим, которые на другом берегу.

Колонну бронемашин молдаване встретили ураганным огнем, один танк загорелся, но другие разметали вражескую батарею. Противник бежал, побросав орудия и десяток бронетранспортеров. А казачий отряд мчался к горисполкому, где из последних сил отбивался гарнизон черноморцев. Помощь успела вовремя. Несколько броневиков и ящики с патронами пришлись добровольцам как нельзя кстати. Та лихая атака через Днестр стала для него первой в длинной череде будущих боестолкновений.

Своих не бросаем

Следующей «горячей точкой» стала Босния, когда Игорь понял, что он должен встать на защиту сербов, массово вырезаемых мусульманскими боевиками-бошняками.

Под Вышеградом позиции отряда российских добровольцев располагались между частями сербских ополченцев. Не выдержав напора бошняков, сербы откатились назад, и россияне оказались окружены с флангов. Встав к пулемету, Игорь Стрелков сдерживал ряды нападающих до тех пор, пока его товарищи не оттянулись на новый рубеж. Практически в одиночку «Стрелок» связал боем около сотни мусульманских бойцов.

— Отходя, Игорь зацепился за ветку и застрял, — вспоминает о том бое Михаил Поликарпов. — Бошняки принялись палить по легкой мишени, но тут россиянину повезло — одна из пуль разнесла злополучную ветку, и освободившийся Игорь быстро догнал своих.

В другой раз отряд попал под обстрел боснийского снайпера и потерял несколько человек ранеными. Командир вызвал добровольцев, чтобы вынести их из-под огня. Среди пошедших на выручку товарищам был и Стрелков, уже тогда на собственном опыте прочувствовавший принцип «русские своих не бросают».

А на войне, как на войне

В биографии Стрелкова много подобных примеров. После Боснии Игоря призвали в армию, где он остался служить по контракту. Сначала — в составе мотострелковой бригады, а потом в качестве военного разведчика. Прошел обе чеченские кампании, занимался и сопредельными регионами. В те годы террористы пытались распространить «джихад» на территорию Ингушетии и Дагестана. Стрелков добывал важнейшую информацию о путях снабжения, о дислокации бандитов, о том, где они прячут оружие, где вербуют бойцов, где располагаются лагеря для подготовки шахидов… На основании этих данных проводились зачистки районов.

В 1999 году была проведена одна из самых сложных военных операций в Дагестане. Там, подчинив себе жителей Кадарской зоны, Хаттаб устроил базу по подготовке «воинов Аллаха» в красивейшем горном районе. Километры подземных ходов, бункеры, стрелковые точки, запасы пищи, — все было готово для длительной осады. Но осады не было, был штурм. Перед бойцами обычно идет разведка, в составе которой был и Стрелков. Задачей разведчиков является обнаружить бункеры и тайники с бандитами, чтобы дать «наводку» для зачистки спецназовцами. За этот повышенный риск разведчики получают своеобразный «бонус»: возможность выбрать лучший дом из оставшихся относительно целыми, что очень важно в таких условиях. Такой «армейский комфорт».

Сегодня защитники Донбасса, располагающие лишь легким стрелковым оружием, несут потери в столкновениях с вооруженными до зубов регулярными частями киевской армии и боевиками нацистского «Правого сектора». Богатейший боевой опыт Игоря Стрелкова позволяет уравновесить чаши весов и дает Юго-Востоку Украины надежду на возможность будущей мирной и спокойной жизни. Мужество защитников Донбасса и таланты «Стрелка» сплавились в такую броню, против которой оказалась бессильна злоба новых бандеровцев.

Юрий Киреев.



Партнеры