РЖАВЫЙ ШТУРВАЛ ГЕНЕРАЛА ЛЕБЕДЯ

11 августа 1998 в 00:00, просмотров: 1114

Лебедь сменил чуть ли не всю администрацию губернатора (кроме технических работников, секретарш и прочей вечнозеленой мишуры). Вместо прежнего забуревшего партхозактива поназначал главным образом москвичей. Из четырнадцати его заместителей восемь — из Москвы. Молодые, прыткие, с "железными зубами". Поколение кириенок, одним словом. Из бизнеса, из банков пришли. Начальник финансового управления Петров Владимир Анатольевич, к примеру, раньше руководил группой "Транснациональная алюминиевая компания". Сейчас на него возлагаются большие надежды по части реанимации краевого бюджета. Естественно, у сторонних наблюдателей возникает вопрос: каким образом Лебедю удалось заманить этих преуспевающих хлопцев в сибирскую глушь на чиновничью зарплату? Они ведь привыкли жить совсем по-другому. Менять оклад в несколько тысяч долларов на два с половиной миллиона старыми рублями ради каких-то туманных перспектив, которые, может быть, наступят в случае избрания Лебедя президентом? Среди держателей "кириенок" таких дураков нет. Значит, либо губернатор им доплачивает из своего кармана так, чтоб их нынешний оклад не уступал предыдущему, либо дает карт-бланш на собственную коммерческую деятельность. А по-другому — никак. Красноярцы все это, разумеется, прекрасно понимают. Трезвомыслящая молодежь относится к нашествию "кириенок" спокойно и быстрых результатов от Лебедя не ждет. Но старшему поколению вся эта московская братия категорически не нравится. Нынешнюю администрацию губернатора они называют "бандформированием" и в глубине души подозревают, что попались к ним в лапы. Влипли, в общем, с этим Лебедем. ...Представьте, идет такой молодой и красивый замгубернатора края в очочках и галстучке по коридору администрации и, нимало не стесняясь, во весь голос обсуждает по сотовому телефону условия какой-то сделки. Этакая беспардонность! Раньше-то, при Зубове, такие разговоры велись за пятью дверями. Соблюдали люди приличия. А у москвичей у этих совсем, видно, совести нет. Осведомленные граждане поговаривают, что наверху зреет очередной смелый замысел. Есть идея в конце лета премьера Кириенко снять с должности и вместо него поставить Лужкова. Разумеется, причина не в том, что Кириенко справляется или не справляется со своей работой. Это мелочи, которые никого не волнуют. Глубокий смысл подобного шага — в упреждающем политическом ударе. Создать посредством Лужкова противовес Лебедю, победительный потенциал которого пугает нынешнюю правящую элиту (когда Лебедь станет президентом, в газетах ее будут презрительно называть "придворной камарильей" — вот увидите). Но пока она еще "элита", а не "камарилья". Силы есть, средства тоже, и, выйдет у нее прицепить к паровозу Лужкова или нет, без борьбы эта штука все равно не сдастся. А как идет у Лебедя подготовка к решающему сражению? Показал он себя рачительным, жестким и справедливым хозяином или еще нет? Облегчил красноярцам их моральные и физические страдания, забрезжил у них свет в конце туннеля, не жалеют ли, что выбрали себе такого губернатора? В самом Красноярске на этот счет бытуют разные мнения. Лебедь выглядит презабавно в сюжетах местного телевидения, типа "губернатор посетил училище МВД и вручил дипломы выпускникам", "губернатор встретился с заводчанами", "губернатор поприветствовал тружеников села". Образ — совсем не его. Не органичен Лебедь в роли заботливого отца края. Вот рычать, рубить, изобличать, безжалостно срывать покровы и пугать грядущими катастрофами — это его поляна. А разговаривать спокойно, как люди нормальные говорят — без рыканья, общими фразами, — это ему тяжело, конечно. Прямо видно, как он, бедный, теряется. Сам себя не узнает. "Ну как к вам тут относятся, Александр Иванович? Любит вас народ? Мне показалось, что да. Они как-то даже гордятся, что вы у них такой необыкновенный", — спрашиваю я. И это чистая правда. Команда москвичей в сознании аборигенов — одно, а сам Лебедь для них — все еще совсем другое. Александр Иванович не то чтобы смущается, но какая-то у него происходит заминка в мозгах. После секундного замешательства он отвечает в том духе, что ему, дескать, безразлично, любят его или не любят. Он пришел дело делать, поднимать край, и это — единственное, что его интересует. Ну и правильно. Любить его действительно пока не за что. С долгами по зарплатам он не рассчитался. Нечем. Краевой бюджет пуст, и брать деньги негде. Минфин выделил краю ссуду на отпускные учителям, но предыдущий губернатор Зубов выбрал ее еще в апреле и, как говорят сейчас в администрации Лебедя, истратил на свою избирательную кампанию. Так что учителя сидят без отпускных. Вообще, к тому моменту, как Лебедь стал губернатором (в начале лета), годовой бюджет края был израсходован наполовину. Сейчас у них дефицит порядка 2,5 миллиарда рублей, а из того, что есть, только тридцать процентов — деньги. Все остальное — взаимозачеты, то есть некая абстрактная субстанция, из которой не выплатишь ни зарплат, ни пенсий. Чтоб не тратить впустую те крохи, что поступают в бюджет, Финуправление выделило три приоритетных категории выплат. "А" — социальные выплаты (то, что идет по этой категории, надо платить беспрекословно. К примеру, инсулин для детей или бензин для машин, тушащих лесные пожары). "В" — кредиты коммерческих банков (тут тоже надо платить без задержек. Иначе больше не дадут и на счетчик поставят). "С" — расходы администрации края (экономить на себе — последнее дело. Впрочем, насколько я понимаю, речь пока идет о жизненно необходимых вещах. Ремонтов, мебелей и прочих излишеств там не наблюдается). Расходы, попадающие в эти три категории, оплачиваются. Все остальное — терпит до лучших времен. u u u В том, что касается борьбы с коррупцией и злоупотреблениями, сногсшибательных новостей пока нет. Во все местные органы власти направлены аудиторы и ревизоры, а правоохранительные органы строго предупреждены о недопустимости укрывательства. Идут прокурорские проверки и вроде бы даже открыты уголовные дела на некоторых представителей старой власти, но закончатся они наказанием или оправданием — неизвестно, так что пока все держится в тайне. Весь день краевая администрация лихорадочно работает. Чиновники обоего пола куда-то бегут по лестницам и коридорам, на лету перебрасываясь многозначительными фразами. Звонят телефоны, отъезжают машины, работают телевизоры. Все кипит. Бледные юноши с синевой под глазами заскакивают на минуточку друг к другу в кабинеты и жалуются на непроходящую усталость. Это стильно. Здесь надо выглядеть загруженным до предела и работать, работать из последних сил и бегать, бегать, поспевая повсюду. Так чтоб никто не мог тебя найти, когда надо. Но стоит выйти на улицу, и сразу попадаешь в другую жизнь, спокойную и неторопливую. С магазинами, набитыми пестрыми заграничными банками, и уличными торговками, продающими задешево лесную клубнику и малину, грибы и вяленую рыбу. Никакой иной продукции отечественного производства в Красноярске не встретишь. Но зато здесь есть сигареты из застойного прошлого — болгарские "Родопи", "ВТ" и "Стюардесса", которые уже, наверно, лет двадцать кочуют по складам, городам и весям и давно превратились в чистый яд. Но граждане их берут и не брезгуют. В Красноярске, разумеется, есть свои бандиты. Самыми жестокими считаются армяне. Еще есть азербайджанская бригада, чеченская бригада и две своих, доморощенных. Раньше, говорят, они сильно воевали друг с другом, но теперь наконец все поделили и успокоились. От них гражданам никаких неприятностей нет, поэтому ими все довольны. Хуже с малолетками — шушерой, которая ищет себе место под солнцем. Вот от них, говорят, сплошной беспредел, поэтому, мол, вечером по улицам гуляйте с осторожностью. Рынки, забитые тем же китайско-турецким барахлом, что и вся Россия. Беспризорники всех возрастов в огромном количестве. Каждая третья машина — "Тойота" с правым рулем, причем попадаются такие удивительные модели, каких в Москве даже не встретишь. В сфере услуг первобытное несоответствие цены и качества. Безумно дорогой номер в гостинице: пятьдесят долларов за убогую комнатку без горячей воды и с тараканами, за которую в Мексике постеснялись бы брать больше восьми баксов. Недешевые рестораны-забегаловки, где заказ надо ждать часа полтора, если не больше. Пивная с загадочным названием "Пикра", где официанты ведут себя так, будто ты пришел специально мешать им заниматься своими делами. Насчет обсчитать нигде особо не церемонятся и абсолютно не стесняются, если поймаешь за руку. Сфера услуг стремительно идет в рынок, твердо зная: чтоб там укрепиться, надо просто драть с клиентов побольше денег, вот и все. Ну, а гражданам, не совершившим свой стремительный прорыв в рынок, конечно, живется не сладко. Шмотки почему-то очень дорогие, поэтому за ними стараются ездить в Новосибирск. Говорят, там есть рынок, который работает только ночью, и можно купить кожаную куртку за четыреста рублей. Дешево! В Красноярске она полтора миллиона стоит. Но хуже всего, что работы нет. После армии у человека практически две дороги — или в милицию, или в бандиты (по большому счету, одно и то же). А больше молодые люди в Красноярске ни на что не годятся. Немолодые, впрочем, тоже. ...Вот такое унылое хозяйство у Лебедя. Причем это еще в столице края у него избиратели так живут, в центре культурной жизни, можно сказать. А как же безнадежно скучно и тоскливо тем, кто в маленьких городах и селах... Только от глубокого отчаяния можно надеяться, что какой-то губернатор, пусть он хоть трижды генерал, в одиночку сдвинет эту закостеневшую, заржавевшую, умирающую махину неподъемной тяжести с мертвой точки и заставит ее снова крутиться, хотя бы со скрежетом и стонами. u u u Элементарный здравый смысл подсказывает, что сдвинуть эту махину если кто и сможет, то никак не "один в поле воин", а многочисленная команда надежных "воинов". Мало того, что "воины" должны быть первоклассными профессионалами во всех областях народного хозяйства, они еще должны быть объединены общей идеей. Они должны верить и доверять друг другу и быть уверены, что ни один из них не собьется с пути, не станет брать взятки и торговать единомышленниками. Кроме того, они должны уметь подчиняться и выполнять решения, принятые коллегиально. Другими словами, "воины" должны быть членами одной партии. Только в этом случае у них еще может что-то получиться. У Лебедя вместо "воинов" сплошные хлопцы со стальными зубами, завербованные по сходной цене. Каждый, разумеется, сам за себя. Помимо этой развеселой компании "государственных чиновников" и "управленцев" у Лебедя еще есть Народная республиканская партия и общественная организация "Честь и Родина". Это вообще паноптикум. Для того чтоб понять, кто они такие, стоило полдня послушать их выступления на съезде, проходившем на прошлой неделе в Красноярске. Делегаты собрались, чтобы обсудить, как им действовать, чтоб победить на парламентских выборах. Но хорошо, если один из десяти выступавших про эти выборы вспоминал. Подавляющее большинство читало по бумажке застойные тексты о какой-то ерунде, о своих мелких локальных проблемах, ради которых даже не стоило собираться. Гораздо чаще, чем про выборы в Думу, они вспоминали о президентских выборах и тогда, встрепенувшись, задирали к небу кадыки и пели осанну Лебедю до тех пор, пока он их не останавливал и не призывал к порядку. Такая у него партия. u u u Но все это не важно. Методы управления Лебедя, его приоритеты в подборе кадров, его команда (а вернее, ее отсутствие) могли бы иметь какое-то значение, если бы граждане умели голосовать головой. Но они-то голосуют совсем другим местом. Какая разница, что "подъем экономики Красноярского края", по всей очевидности, провалится, как попытка выплыть с негодными средствами? Да, через два года на это все равно никто и внимания не обратит. А если и обратит, то оправдает множеством непреодолимых причин объективного характера. Скажут: это Кремль ему мешал. А то бы все получилось. И, как ни странно, будут во многом правы. Особенно если власти сейчас и впрямь примутся сооружать у себя в центре искусственные противовесы Лебедю, что в конечном счете приведет лишь к росту числа убежденных сторонников генерала на удаленном от Москвы расстоянии.



Партнеры