ДОЛОЙ ДЕПРЕССИЮ, ДАЕШЬ “ИЛЛЮЗИЮ”!

5 января 1999 в 00:00, просмотров: 554

Во времена великой депрессии людей так и тянет на развлечения. Они не хотят платить за то, что бесплатно могут получить в жизни, — грязь, чернуху, нищету. Театр-кабаре "Летучая мышь" предложил публике развлечение под названием "Великая иллюзия" — краткая история бродвейских мюзиклов. Надо же выбрать название — "Великая иллюзия", которым как "селедкой в харю будет тыкать" всякий закомплексованный сноб. Вроде как у маленькой "Летучей мыши", перебравшейся под большую крышу театра Киноактера, полная иллюзия насчет размаха собственных крыльев. Никаких иллюзий, господа: сцена на Поварской, похоже, тесновата будет. Во всяком случае, в первом акте выплывает белая громадина парохода "Шоу-бот" с витыми лестницами и резными перилами. Милейшая ретро-посудина имеет на борту уникальный груз — отрывки из лучших мюзиклов 30-40-х годов, каждый номер которых тогда строился на тончайшем мастерстве и технике — хоть вокальной, хоть танцевальной. "Летучая мышь" рискнула, причем не в первый раз, воспроизвести штучный товар, и не в первый же раз выиграла, устроив из "Иллюзии" феерическое зрелище. "Трех мушкетеров" здесь сменяет экзотическая парочка из "Кабаре" и не менее диковинная из "Петера", на которые стремительно буквально накатывается квартет из "Серенады Солнечной Долины" с летающей фигуристкой, переходящий в мощнейший хор из "Скрипача на крыше". Григорий Гурвич первым на полном серьезе экспортировал этот жанр в Россию и всей энергией своего таланта пытается привить его на российскую почву. Судя по его "Великой иллюзии", ему это вполне удается. Во втором акте пароход лопается, как яичная скорлупа, превращаясь в роскошный театр, где разыгрываются страсти из "Фантома", "Эвиты", "Мизерабль". Только в отличие от мизерабль (отверженных) на российских улицах, в театре это смотрится, как цветное веселое кино, но лишенное при этом циничного отношения к действительности. Все легко, в адском темпе, темпераментно, как и должно быть в мюзикле — жанре легком в восприятии и неимоверно трудном в исполнении. На сцене мощный ансамбль с потрясающими солистами: эффектные женщины, красивые мужчины—Александр Гришечкин, Александр Маракулин, Александр Иншаков, Петр Маркин, Валерий Боровинских, Борис Поволоцкий, Инна Агиева, Олеся Пшененко, Елена Чарквиани, Алиса Курзакова, Наталья Трехлеб и другие. Ощущение праздника вместе с артистами создают художник Юрий Антизерский и Яся Рафикова, придумавшая невероятные по красоте и изобретательности костюмы, а также элегантная хореография Олега Николаева. Что характерно, мюзиклу всегда доставалось от критики. Во всяком случае "Мизерабль", который 13 лет с бешеным успехом идет в Нью-Йорке, в свое время назвали "претенциозным чудовищем, вопиюще оскорбительным". Удивительное дело: еще находятся граждане, способные любой праздник перекрестить в похороны. Впрочем, сие историческое заблуждение давно опровергнуто реальностью: мюзиклы обожали, обожают. Эта же участь, очевидно, их ждет в будущем. У русского праздника, устроенного "Летучей мышью" в театре Киноактера, между прочим, есть серьезная философская подкладка. "Поиск смысла не составляет содержания человеческой жизни, - говорит Григорий Гурвич, появляясь неожиданно в финале, как в фантом в опере. - Скорее, он состоит в поиске подтверждения своим заблуждениям и иллюзиям." Одну их них - "Великую" теперь известно где искать - на Поварской улице. Марина РАЙКИНА.




Партнеры