ВОЕННЫЙ РАСКЛАД ВРЕМЕНИ “Ч”

15 апреля 1999 в 00:00, просмотров: 486

О чрезвычайном положении и разгоне Думы власти вспоминают всякий раз, как у них наступает очередное междоусобное обострение. Сейчас как раз такой момент. Зависший импичмент, вышедший из-под контроля Генеральный прокурор, которого депутаты не отправляют в отставку, правительство, братающееся с коммунистами... Законодательная власть пошла вразнос, баланс сил нарушен, и президент, естественно, стремится его восстановить. Силовой способ — крайний вариант, но если по-другому не получится, президент прибегнет к нему без колебаний. Какими силами в таком случае будет осуществляться президентская воля? Какова вероятность, что эти силы послушаются, поддержат президента, а не перейдут на сторону оппозиции или просто проигнорируют приказы Главнокомандующего? В Москве для подобной операции будут задействованы подразделения внутренних войск: ОДОН (то есть дивизия Дзержинского, порядка десяти тысяч боевых единиц), Софринская бригада (около двух с половиной тысяч) и милицейская бригада (десять полков примерно по пятьсот человек). Эти три формирования внутренних войск станут основной ударной силой. Что касается неосновных сил, то у Министерства внутренних дел еще есть ОМОН (примерно две с половиной тысячи), Специальный отряд быстрого реагирования Московского ГУВД и Специальный отряд быстрого реагирования Управления по борьбе с оргпреступностью МВД (оба отряда — примерно человек по триста). Ну и, конечно, "Альфа" Федеральной службы безопасности — это тоже человек триста. На поддержку внутренним войскам и спецподразделениям, по всей видимости, будут высланы армейские части бронетехники Таманской и Кантемировской дивизий, дислоцированных под Москвой. Разворотив наши более-менее починенные дороги, к концу первых суток противостояния они доберутся до центра столицы и перекроют его танками. Но не армия в таких случаях играет первую роль, поскольку наведение общественного порядка — не в ее компетенции... В 93-м году некоторые офицеры среднего и высшего звена отказывались участвовать в операции по взятию Белого дома. К примеру, "Альфа" отказалась выполнять устные распоряжения, потребовав письменного приказа. Но тогда отказников было все-таки довольно мало. Ожидается, что сейчас их будет гораздо больше — впрочем, все же не настолько много, чтоб можно было говорить о массовом саботаже и неповиновении. Причина понятна. Ельцин — не тот президент, которого хочется защищать, а нынешнее экономическое и политическое положение — не то, в котором хочется жить дальше. Но менталитет военных, их воспитание таковы, что им очень трудно перенести душевный протест в практическую плоскость и сознательно отказаться выполнять приказ командира по идейным соображениям. Все идейные соображения сплющиваются и запихиваются в дальний угол, когда они получают Приказ. Щелкает тумблер в голове, и дальше все идет по раз и навсегда заведенному и отрепетированному порядку. Для того чтоб проигнорировать Приказ на операцию по наведению порядка в Думе и вокруг нее, надо быть очень взрослым, опытным человеком. Много видевшим и пережившим, знающим реальную цену себе, командирам, президенту и пролитой крови. Люди такого типа служат в ОМОНе, к примеру, или в той же "Альфе", поэтому там, по всей видимости, будет сравнительно много "отказников". А вот дивизия Дзержинского наверняка не подкачает. Здесь страшная текучка кадров, очень молодые командиры рот и полков, условия жизни у них ужасные и уважения к себе — минимум. Мало кто чувствует себя там самодостаточной личностью, поэтому в ОДОНе все будет зависеть от командующего дивизией. Какой он даст приказ, такой и выполнят. ...Но "отказники", которые решают сохранять нейтралитет и ни в чем не участвовать, — это ерунда. В любом случае их будет меньше, чем желающих повоевать. Хуже, если найдутся командиры с активной жизненной позицией, которые встанут на сторону врагов президента. К сожалению, сейчас у нас имеются все объективные предпосылки для развязывания гражданской войны. Но чтоб война началась, еще нужен какой-то толчок, субъективный фактор. Что может им стать? Пролитая кровь. Если в одной бригаде внутренних войск погибнут бойцы, застреленные в ходе взаимного противостояния на Охотном ряду бойцами другой бригады, — это конец. Дальше они будут стрелять друг в друга, пока патроны не кончатся, а патронов у нас гораздо больше, чем людей... Разумеется, никаких конкретных прогнозов мы делать не можем. Но для примера — просто, чтоб представлять себе, как такие вещи происходят, — можно рассмотреть следующую ситуацию, предложенную нашими экспертами. Три части внутренних войск, о которых шла речь вначале, имеют различное подчинение. ОДОН подчиняется напрямую главнокомандующему войсками генералу Овчинникову, а милицейская и Софринская бригады — командующему Московским округом ВВ генералу Баскаеву. Генерал Овчинников назначен всего две недели назад и, по нашим данным, целиком и полностью лоялен президентской стороне. Что касается генерала Баскаева, то он на своей должности уже очень давно и находится в стабильно дружеских и взаимовыгодных партнерских отношениях с мэром столицы Лужковым. Предположим, генерал Овчинников получает от Главнокомандующего Ельцина приказ — выдвинуть три бригады внутренних войск в центр Москвы и блокировать Думу. Овчинников в свою очередь отдает соответствующие приказы своим подчиненным. Дивизия Дзержинского выдвигается не раздумывая, а в это время мэр Лужков понимает, что ему невыносимо тошно от того, что сейчас все эти войска устроят в его любимой столице. Он звонит другу Баскаеву и просит его хотя бы потянуть время. Тот тянет, но одного звонка Лужкова ему, конечно, недостаточно, чтоб ослушаться Главнокомандующего. Тогда в штаб округа и в бригады едут люди мэрии и разнообразные депутаты и всей толпой призывают военных не поддерживать преступные действия прогнившего режима. И перечисляют все его преступления, о которых военные, надо сказать, и так прекрасно осведомлены. От такого натиска и оттого, что они видят за депутатами силу, моральную правоту и массовость, офицеры начинают колебаться. А время идет, верные президенту войска уже занимают позиции, обстановка накаляется, депутаты просят защитить их, то есть выдвинуться в центр города и не дать президентским войскам перейти к силовым действиям. Не дать свершиться беззаконию, другими словами. Пойдут ли в такой ситуации войска Московского округа навстречу депутатам или мэру? Зависит опять же от каких-то субъективных факторов, которые не предугадаешь, но объективно вероятность их неповиновения президенту весьма высока. ...И, кстати, мы ведь ничего не знаем о том, какую подпольную работу коммунисты уже проводили и продолжают проводить среди высшего офицерского звена внутренних войск. Единственное, что достоверно известно, — с газетой "Завтра" и национал-патриотической оппозицией у многих из них давно налажены прекрасные отношения, и этот факт не скрывается ни газетой, ни самими военными. 

***

 В течение нескольких дней мы пытались получить комментарий на эту тему у депутатов-военных, которые по статусу считаются политиками. К сожалению, вопрос, видимо, оказался слишком сложным. Под разными предлогами, ссылаясь на занятость и нежелание обострять политическую ситуацию в стране, депутаты — один за другим — отказывались говорить на интересующую нас тему. Откликнулись лишь двое. Депутат-демократ Эдуард Воробьев прислал на редакционный пейджер свою "позицию в целом". Суть ее сводилась к одной фразе: "Армия должна находиться в рамках закона". А по мнению депутата-коммуниста Михаила Суркова, при нынешней ситуации в Вооруженных силах ни Кантемировская, ни Таманская дивизия не пойдут ни на Думу, ни на Кремль. Что касается войск МВД, то они вполне могут согласиться выполнять операции по блокированию здания Думы и запрещению прохода в нее. Скорее всего они будут защищать и Кремль. "Вообще же, — сказал Сурков, — люди сегодня не готовы стрелять друг в друга. А мы, политики, не должны этого допустить".



Партнеры