РУССКИЕ ГВОЗДИ

24 апреля 1999 в 00:00, просмотров: 402

Зато русский спектакль "Чайка" в исполнении московского "Ленкома" был принят на ура в городе Сидзуока. Наш спектакль, единственный из российских, открывал вторую театральную Олимпиаду. — Японцы сначала посмеивались над тем количеством древесины, которую мы привезли. Но потом удивились, когда из этого выстроилась декорация, — рассказал нам по телефону главреж "Ленкома" Марк Захаров. Зал, где играют "Чайку", расположен в театральном комплексе, похожем на ультрасовременную субмарину, стоившую немыслимых денег. Три зала оборудованы невероятной машинерией, и, например, пульт помрежа здесь больше напоминает телецентр. Как выяснилось, в Стране восходящего солнца невероятный культ дерева, отчего больше всех страдал главный художник Олег Шейнцис. Его команда по обыкновению притащила с собой гвоздей для укрепления сложной декорации, но японцы не позволили трогать дорогостоящую сцену и придумали, как без единого гвоздя закрепить озеро и усадьбу российской глубинки в глубинке японской. За кулисами на огромном листе японцы написали "спасибо", "пожалуйста", "извините". И заучили слова по-русски. Но еще большее потрясение наши испытали, когда переводчица заявила, что хочет выйти замуж только за русского. "Хочу мучиться", — объяснила она. Ленкомовцы бросились искать среди своих способных мучить японскую (как и любую другую) женщину, но таковые все оказались семейными. Перед спектаклем волновались все, и было от чего: чеховский текст шел не с синхронным переводом, а бегущей строкой, что для Чехова просто убийственно. — Марк Анатольевич, как в таком случае реагировали японцы на "Чайку"? — Иногда смеялись. Особенно бурное оживление вызвала сцена Чуриковой — Янковского в первом акте, когда Аркадина, поборов слезы, победила Тригорина, уложив его на пол на лопатки. Но "Чайка" сильна не только забавными мизансценами. Больше всего человеческая комедия убеждает тонкостью и нюансами не текста, а тем, что за ним стоит. А это способны передать только артисты экстракласса. Любопытно, что перед спектаклем японцы поинтересовались у Захарова, что лучше всего кричать из зала? "Естественно, "браво", — ответили им. В финале, когда труппа выходила на поклоны, из зала донеслось "право". Как заметил Марк Анатольевич: "Право — это для нас актуально".



Партнеры