ОБЛАВА НА РАБОВ

24 апреля 1999 в 00:00, просмотров: 192

На днях миграционная служба Москвы совместно с милицией совершила рейд по строительным объектам, где незаконно используют иностранных рабочих. Поехавший с ними корреспондент "МК" убедился, что рабский труд — не анахронизм, давно канувший в Лету. Лет через сто наши потомки вполне могут сказать, что Москва строилась "на костях". Зоной рейда был выбран Мичуринский проспект. После того как там обрушился только что построенный дом, этот район знает каждый дошкольник. Объект, куда мы приехали — по виду административное здание, — возводят неподалеку. К сотрудникам миграционной службы поступили данные: там незаконно используют труд иностранцев и иногородних. Рабский труд. Нашего приезда на Мичуринском явно не ждали. Многие рабочие, завидев милицейскую форму, стали прятаться по этажам и на крыше. Тем не менее через несколько минут автобус стал заполняться людьми. — Да что ж вы творите! — возмущался человек в дорогом костюме, судя по респектабельному виду, один из хозяев стройки. — Мы же для города строим. Сотрудники МВД тем временем "шуровали" по этажам практически уже отстроенного здания. Прямо на полу валялись лежаки с ветошью — пристанище строителей-нелегалов. В ходе проверки выяснилась весьма интересная деталь: нелегалы, живущие в скотских условиях, строят здание... окружного суда. Но еще более интересный факт всплыл, когда выяснилась личность возмущавшегося человека в костюме. Как сообщил "МК" сотрудник отдела паспортного контроля УВД Западного округа, это был "герой" приснопамятного "мичуринского обвала" Михаил Хесин. Фирму ППСК ТЭЦ-25, строившую злополучный дом, которую возглавлял этот господин, после скандального инцидента должны были лишить строительной лицензии. (Кстати, как уже писал "МК", одной из причин аварии в сентябре 1997 года комиссия признала привлечение неквалифицированной рабочей силы — граждан из ближнего зарубежья.) Но Хесин, похоже, нашел способ продолжить свою строительную деятельность. В НП "Гражданстройпроект". По словам главного инспектора миграционной службы Москвы, именно эта организация является одновременно учредителем заказчика и генподрядчика на строительстве здания суда. Дать внятные объяснения прямо на стройке г-н Хесин не пожелал. Сославшись на нехватку времени, он сел в черный "Кадиллак" и укатил, подняв клубы пыли. ...В тесный автобус набилось 50 человек. На нас они смотрели, как затравленные звери. Но чуть позже разговорились. Константин приехал в Москву из Одессы. — Меня там агент ваш московский сагитировал. Сказал, что можно устроиться на стройку и подзаработать. Дал адрес фирмы. Где находится фирма? Да я Москвы вообще не знаю, мне сказали станцию метро — я туда и поехал. На "фирме" Константину выдали квиточек с печатью некоего "Московского Союза строителей". Там сообщалось, что он командирован на работы в Москве до 27 марта. Адрес организации, выдавшей квиток, нигде указан не был. До сих пор это — единственный "официальный" документ, на правах которого Константин находится в Москве. На стройке, куда его направили, предложили приступить к работе, не подписывая никаких договоров и устно оговорив оплату. 80 рублей за квадратный метр — Константин устроился маляром. Деньги он пока не получал, работает всего три недели. Как, впрочем, и никто из рабочих не получил ни копейки. О том, что он работает в некой фирме "Булдинг", Константин со товарищи узнали только в милиции. Как выяснится позже, "Булдинг" в данном случае является субподрядчиком. История Константина типична. Из таких людей легко сделать беспрекословных рабов. Которым не на кого жаловаться. Все беседовавшие с нами люди — из Воронежа и Орла, Армении и Украины — ссылались на каких-то московских агентов, разъезжающих по регионам и обещающих заработки в Москве. Агенты давали адреса фирм. Огрызок бумаги с адресом, запасы еды на несколько дней да немного денег — с таким "багажом" приезжает большинство иногородних на заработки. По словам Елены из Воронежа, в город они никогда не выходят. Да если и захотят выйти — будет просто не в чем. Вся одежда заляпана грязью и краской. О том, чтобы помыться или постирать вещи, — нет и речи: "Кипятим воду на улице и как можем моемся". Поднимают рабочих в восемь, а трудятся они по 12—15 часов. Бывает, и до глубокой ночи работают. Три раза в день кормят. Правда, обед могут привезти и в четыре часа, и в шесть. Подвозят и сигареты, которые раздают по списку. По данным московской миграционной службы, за 98-й год 20—25 процентов иностранной рабочей силы привлекались нелегально. В основном это выходцы из Украины, Молдовы и Азербайджана. Соглашение же, по которому иностранные граждане могут работать без разрешительных документов, у России подписано только с Белоруссией. Все остальные должны эти документы получать в обязательном порядке. Однако проверка 600 фирм в прошлом году показала, что наймом нелегалов грешит шестая часть проверенных. Сумма штрафов только за три квартала 1998 года превысила 3 млн. рублей. Штрафы для работодателей — до 100 минимальных размеров оплаты труда. Есть и еще одна проблема. По идее всех задержанных на стройке должны депортировать на родину за счет средств работодателя. Но это еще вилами на воде писано. Выйдя из отделения милиции, люди гуськом направлялись обратно — в сторону стройки. С ответственными за найм нелегалов предстоят долгие разборки. Как их накажут — решать межведомственной административной комиссии правительства Москвы. Напоследок один из представителей миграционной службы сказал корреспонденту "МК", что цель таких рейдов — не облава на нелегальных рабочих, а охрана их прав. Может, и так. Вот только сами нелегалы такой опеке почему-то не рады...



Партнеры