“КОРАБЛЬ ДУРАКОВ” В БАНАНОВОЙ УПАКОВКЕ

3 августа 1999 в 00:00, просмотров: 721

Самым заметным событием на полном театральном безрыбье стали гастроли Театра драмы из Екатеринбурга, который в течение двух дней катал москвичей на "Корабле дураков" (пьеса и режиссура Николая Коляды). Само название — "Корабль дураков" — непрозрачно намекает, о чем пойдет речь. Конечно же, о России, которую наши классики и не так называли: от птицы-тройки до палаты №6. Поэтому посудиной с идиотами на борту нас не удивишь. Так же, как не удивишь и разлитой по сцене водой в большом количестве. Водными процедурами на театре модно заниматься время от времени. Последним это проделывал питерский режиссер Лев Додин, понуждавший мокнуть чеховских персонажей в "Платонове". И тем не менее... Чисто российская история и ее водные просторы на сцене театра "Современник" смотрелись необычайно свежо и прелюбопытно. В очередной раз затопило дом где-то в глубинке Отечества, и его обитатели оказались отрезаны от мира. На временно необитаемом острове осталось каждой твари по паре — алкаш Вова с женой, торговка Дина с сожителем-нацменом, чета учителей с малолетним сыном и одинокая уборщица Манефа в синем сатиновом халате и подштанниках до колен. Основной стиль общения — ругань и крик. — Алкаш проклятый! — кричит Фаина мужу Вове. — Я у тебя всегда говно... — бубнит Вова в ответ. Крик, как водится, чередуется с плачем и жалобами на проклятую жизнь. Однако "Корабль дураков" нельзя назвать чернушной пьесой. Хотя бы потому, что автор любит своих героев и исследует борьбу того хорошего, что не искоренила в человеке соввласть, с культивируемой в нем мерзостью. К тому же исследования носят острокомедийный характер с лирическими отступлениями. Так, после очередной коммунальной разборки все в знак примирения собираются пить чай. Голос Утесова выводит "Что это движется там по реке..." — и мелодию чудного фокстрота герои пьесы выстукивают об кружки чайными ложками. "Что это движется там по реке?.." По реке в резиновых сапогах время от времени движется птица счастья российского розлива: у нее вместо крыльев — коробки из-под бананов. В общем, все хотят счастья, даже такого убого-бананового. Режиссерских находок в водной феерии видимо-невидимо. Сразу видно, что драматург Коляда не обременен режиссерскими штампами. Его образы и фантазии изумительно раскрасил художник Владимир Кравцев, который каждый бомжовый костюм отделал парчой или прочей блескучестью. "Корабль дураков", следует заметить, весьма показателен и в социально-политическом смысле. Судя по сценической трактовке действительности, даже провинция уже не испытывает иллюзий относительно Отечества и его обитателей — как наверху, так и на самом дне. Корабль, везущий дураков, не вызывает жалости и сочувствия с обязательным восклицанием: "Умом Россию не понять". Понять, и очень даже понять: заслужили то, что имеем, какие сами — так и живем. Во всяком случае, пьесе Николая Коляды больше подходит высказывание Губермана: Давно пора, е-на мать, Умом Россию понимать. А еще драматургии Коляды подходит, как показали московские гастроли, режиссура или авторская, или Галины Волчек (три года назад она выпустила в "Современнике" его пьесу "Мы едем, едем, едем..."). Но никак не Виктюка.



Партнеры