БЕЗУМСТВО ХРАБРЫХ

18 сентября 1999 в 00:00, просмотров: 1101

И вот, наконец, долгожданный апофеоз. Черное небо в отблесках пожарищ, размозженные бетоном тела и кружащие над Москвой вороны. Правление президента, медленно, но верно катившееся к апокалипсическому финалу, таки докатилось. Впрочем, понимание того, что главные виновники происходящего — власти, приходит не ко всем и не сразу. Быстрее всего это понимают жертвы терактов. Мужчина с остекленелым взглядом, потерявший жену и детей, тщится понять: за что? Моя семья, соседи, весь наш дом ни перед кем не виноваты. Никто не стал бы взрывать наши дома — не за что их взрывать, — если бы наверху не довели до этого ситуацию. Виноваты те, кто наверху, — с их скудоумием, ленью, безответственностью и бескрайним равнодушием к народу. С их страстью одноклеточных — к себе любимому, к деньгам, привилегиям, к власти, которая нужна не для того, чтоб править, а для самоудовлетворения. Они виноваты. Они не могли просчитать ситуацию, не могли разрешить конфликт с Чечней раз и навсегда, прятали голову в песок и делали только вынужденные шажочки, и, конечно, получались сплошные ошибки. Они виноваты. Но они живы, а моя дочь погибла. 

*** 

Сегодняшнее отчаяние — закономерный итог многолетней халявы и халтуры. Последовательного привыкания людей к тому, что не надо работать, а надо врать, брать взятки и воровать. Привыкания к тому, что нет законов — есть бабки. Поэтому сейчас мы беззащитны. Имея большие деньги, с нами можно делать что угодно. Любой теракт. Подкупить любого чиновника, сотрудника, работника при исполнении. Он возьмет пачку баксов, закроет глаза и отключит мозги, и запустит чеченцев на склад боеприпасов, и не проверит их грузовик, и отдаст им гексоген, ни о чем не задумываясь. Где еще, в какой стране мира можно купить на закрытом заводе Минобороны тонны взрывчатки, каждый грамм которой контролируется строжайшим образом? Нигде. Только у нас. Купить и провезти через полстраны. И никто — ни милиция, ни гаишники, ни службы безопасности — тебя не остановит. А если остановят — ты им сунешь бабки, сто долларов, и чао, дорогой. ...Ах, наша оборонка в бедственном состоянии, она лишилась госзаказа, и работникам годами не платят зарплату. Несчастные, они перебиваются с хлеба на воду. Да-да, именно отсутствие нормального финансирования вынуждает порой честных тружеников, а также честных офицеров идти на нарушение закона. Но, знаете, условия таковы, что прокуратура порой закрывает на это глаза. Вот был случай, офицер взял на складе три мины и продал их на рынке. Восемь лет лишения свободы. Но им зарплату не платили восемь месяцев, а у него трое детей. Представьте, трое. В общем, простили его. ...Вас интересует тот генерал, который дачу себе построил, как дворец у Хусейна? Да, насчет него есть оперативная информация: имеют место хищения, злоупотребления. Можно было бы открыть уголовное дело, но знаете, это не прокурор решает. Это вопрос политический. Генерал не с неба упал, у него связи в администрации, нам сразу укажут... Правоохранительные органы забыли, что их дело — расследовать и наказывать. Военные забыли, что их дело — уметь воевать. Они думают: главное — усидеть в своем кресле и пересесть повыше, а для этого как раз надо ничего не делать. Но можно воровать, если получается. Если есть коммерческая жилка. ФСБ забыла, что надо проводить операции, ловить преступников, вербовать агентов. Единицы уцелели тех, кто что-то может и умеет. На Лубянке заняты тем, что пишут длиннющие бумаги, отчеты и справки по любой ерунде и проводят "читки приказов". Часами зачитывают сотрудникам приказы начальства. Вслух и с выражением. И тоже главное — усидеть, а для этого нужно помнить про "вопросы политические" и никуда не соваться. Не следует сейчас верить каждому их слову: мол, склады они нашли, детонаторы обезвредили. Детонаторы вполне могут быть "музейными", оставшимися от каких-то старых дел. Или даже склеенными самостоятельно, на живую нитку. Ведь им надо сейчас успокоить граждан, показать по телевизору: спецслужбы работают, не волнуйтесь. Вот они и показывают. ...А милиция уже даже бумаг не пишет. Просто сидит, сложив руки на пузе, и ждет, когда ей деньги поднесут. Оглянитесь. Ведь ничего не осталось, ни одной структуры из известных вам, которая работала бы правильно — для исполнения тех задач, ради которых создавалась. Ни одной. Все мутировали. Почему ФСБ или ГУОП должны быть исключением? Они закрыты от посторонних глаз, публика не может туда заглянуть, но простейшее логическое умозаключение говорит: конечно, там та же халява. Ничего другого и быть не может. Поэтому они если и смогут предотвратить теракты, то только по счастливой случайности, и не надо на это особо надеяться. n n n Теракты в принципе трудно предотвратить. Особенно если они "идейные". Это все равно что за комарами гоняться. Прихлопнешь десяток террористов, но они ведь сразу еще налетят. Скажем, сейчас на теракты в Россию выехало человек тридцать. Положим, удастся их выловить. Но ведь в Чечне таких команд — еще лет на десять непрерывного террора. Поймают этих — поедут следующие. Чтоб положить конец терактам, надо понять, в чем их причина. И искоренять эту причину. А в чем причина — никто не знает. И не хочет знать. Спрашивают политиков, депутатов, начальников: "Почему они взрывают наши дома?" Ответ: "Потому что они звери". Ветер дует, потому что деревья качаются. Если все дело в том, что они звери, чего же они раньше нас не взрывали? Звери — это не причина. Террористы чего-то добиваются. Чего? Может, это часть боевых действий — они хотят таким образом вынудить нас уйти из Дагестана. Или это ответ на бомбардировки чеченских сел и гибель мирного населения. Они хотят, чтоб мы прекратили авианалеты на Чечню. Или они специально убивают непричастных к войне россиян, надеясь, что оставшиеся в живых восстанут против властей и заставят их отступить с Кавказа. Или они просто мстят нам за своих погибших в ходе войны. Или это вообще не чеченцы, не исламисты, а Кремль, который мечтает ввести ЧП и отменить выборы. Премьер Путин предлагает еще одно, очень лестное, объяснение: бандиты устраивают теракты от бессилия. От того, что наши войска побеждают их в Дагестане. Но побед нет и в помине. Бандиты сами уходят из сел. У них какие-то иные планы. Возможно, их задача не в том, чтоб удерживать эти села, а в том, чтоб сделать их непригодными для жизни. Сейчас туда вернутся жители, из бюджета пойдут деньги на срочное восстановление жилья, чтоб успеть до начала зимы, а начнется зима — и снова придут бандиты, и снова войска разбомбят восстановленные дома. Может быть, их план в том, чтоб на первом этапе превратить часть Дагестана в мертвую зону. А может, в чем-то другом. Мы даже этого не знаем. Не зная причин взрывов, не понимая задач и планов врага, мы обречены бороться с ветром в поле. Восстанавливать, бомбить и снова восстанавливать. Гоняться за комарами. И никто даже подумать об этом не хочет. Мозги свои напрячь. Все жаждут простых и быстрых решений, и значит, опять все будет наобум, не просчитывая последствий, не заглядывая вперед, — хрясь, шмяк, бряк. Депутаты требуют ковровых бомбардировок Чечни: "уничтожить базы боевиков точечными ударами". А как сами же полгода назад возмущались варварскими бомбардировками Югославии! Как умненько объяснили, что невозможно всегда бомбить в цель. Обязательно попадешь в колонну беженцев, школу или мирный трактор. Но если точечный удар попадает в школу, и десятиметровая воронка в Ведено оборачивается такой же воронкой в Волгодонске, какой смысл у этого удара? Никакого. Разве что правителей нельзя будет упрекнуть в бездействии. Вот они же делают что-то. Борются с терроризмом. Не очень успешно, правда, но уж как умеют. Защищать безопасность граждан, платя за это их же жизнями. Отличный способ "действовать" выбрали власти. Не хлопотный. Только не вспоминайте американцев: никакой Клинтон никогда на такое не пошел бы. Они свои бомбардировки устраивают совсем в других условиях. У них не продают гексоген с секретных заводов первому попавшемуся. ...Очевидно, мы снова будем воевать с Чечней по полной программе. Начнем в ближайшее время. Планируется начинать с севера, с Моздокского направления. Туда уже перебрасываются десантники из Новороссийска, а вчера появилась информация, что в Моздок из Наро-Фоминского района направляется Таманская дивизия. Рядом с дивизией — военный городок. Жены офицеров, вольнонаемные звонят в редакцию в ужасе: "Нам передали — если дивизия уйдет в Моздок, наш городок взорвут. Весь". Нельзя не согласиться с тем, что у них есть основания для беспокойства. 

*** 

Самое милое, что на фоне нынешнего кошмара, заварившегося по милости властей, эти же самые власти продолжают бесстыдно решать свои шкурные проблемы. Триста омоновцев всю ночь дежурят возле здания "Транснефти", чтоб утром не пустить туда одного мужика — гендиректора, павшего отставленной жертвой в битве нефтяных королей. Триста омоновцев! В то время как остальная милиция на круглосуточном дежурстве с ног сбивается, охраняет, ищет, проверяет, предотвращает. Потому что не пустить одного мужика в "Транснефть" — гораздо важнее, чем бросить все силы на обеспечение безопасности москвичей. Телевизионные магнаты бросаются друг на друга с нездешней силой (видно, опять какой-то кусок не поделили), и взаимные обвинения в пособничестве чеченцам — главная карта. Нельзя упустить момент, надо успеть выжать все из актуальной темы. Депутаты лоббируют свои закончики, цинично обосновывая необходимость их принятия угрозой терроризма, хотя связи там никакой и в помине нет. Но нужно во что бы то ни стало успеть пропихнуть закончик, ведь денежки за него депутату уже заплачены. Война войной, а кушать надо. n n n Интересное наблюдение: депутаты совсем не боятся взрывов. "Нас, — говорят они, — не взорвут. Террористы взрывают тех, кого жалко, а нас народ не любит, поэтому нас никому не будет жалко. Значит, нас не тронут". Честно говоря, их действительно было бы не жалко. Так же, как и всех прочих наших правителей.



Партнеры