В ГРЕЦИИ ЕСТЬ ВСЕ

11 июля 2000 в 00:00, просмотров: 420

Как известно, в Греции есть все, в том числе и древнегреческие трагедии, актуальность которых неделю пытались выяснить всем миром на традиционном театральном фестивале в Дельфах. Еще в Греции есть адская жара — под 50° на солнце, но и это здесь не самое ужасное. Последние 10—15 лет мода на античную трагедию вошла в пике — ее с размахом ставят национальные театры и скромные труппы. Почему? — Может быть, потому, что конец века и все стремятся к глобальным мифологическим обобщениям, — считает крупнейший историк театра Алексей Барташевич, работающий на фестивале. А древнегреческая трагедия с обилием крови, преступлений воспитывала в людях мужество. Так, не то в четвертом, не то в пятом веке до нашей эры одного драматурга оштрафовали за то, что на его трагедии "Падение Милета" женщины рыдали и рвали волосы, а не преисполнялись чувством силы и достоинства. Какие же чувства вызывает сегодня древнегреческая трагедия у современной публики? Самое интересное, что по части силы и мощности ощущений русские на фестивале в Дельфах превзошли всех. Эсхила, Софокла, Еврипида играли на античном стадионе поздно вечером, как только жара спадала до 35°. Стадион древних, как парниковый огурец зимой, — длинный, узкий, но с амфитеатром каменных трибун. Марафон начала Алла Демидова с композицией из "Медеи", "Электры" и стихов русских поэтов. Между прочим, Демидовой первой греки позволили играть не на сцене, а на трибунах. Она отказалась от классической читки, и под черным небом, которое уставилось на стадион огромными звездами, звучал даже не голос, а какой-то клекот больной птицы, не то оплакивающий, не то потешающийся над судьбой Медеи, Электры и иже с ними. Во время этого спектакля произошло ужасное — на Демидову упал скорпион и успел укусить ее, прежде чем она его сбросила. — После спектакля я решила: "пойду умирать", — говорит Алла Сергеевна. — Я позвонила в Москву знающим людям, но они успокоили и сказали, что яд скорпионов смертельно опасен только в их брачный период. В общем, актриса цела и даже хорошо выглядит — днем в белых элегантных туалетах, вечером — в черных прозрачных. Вообще она в Греции чуть ли не национальная героиня. В конце лета у нее должна выйти в Москве книга, пятая по счету, где она излагает весьма оригинальные взгляды на природу актерской игры. Так вот, о наших актерах. Успех Аллы Демидовой в Дельфах закрепил театр "Школа драматического искусства" Анатолия Васильева, представивший фрагменты "Государства" Платона. Три актера мастерски и остроумно разыграли сложный философский текст. Умирать со смеху на Платоне? А уж тем более выучить все эти философские нагромождения? Невероятно. Сам мэтр Васильев считает, что у нормального артиста наступил бы шок. Но со своими актерами он уже 12 лет искусство диалогов познает именно с помощью текстов Платона. Результат этого все и наблюдали в Дельфах. Даже греки признали, что трем русским парням удалось сдуть пыль с хрестоматийных текстов. Целиком "Государство" васильевский театр обещает сыграть на следующем Дельфийском фестивале. Необычайно интересно выглядела попытка японца Тадаши Сузуки, поставившего "Царя Эдипа", соединить традиционный японский театр с традициями древнегреческой трагедии. Все остальное же на фестивале — от больших до маленьких постановок — театральными откровениями не блистало. Так испанцы, выдавшие современную версию Фаэтона в одноименном названии, заслужили возмущение и презрение публики. Она не могла простить артистам, что те бесчеловечно обращались с двумя кроликами, используя их в качестве живого реквизита. Конфликт достиг апогея, когда одно из несчастных животных от страха описалось. Какой-то зритель в сердцах запустил в артистов стул, и ни у кого не вызвало сочувствия появление на сцене во время спектакля скорпиона. Вообще эти твари — бич дельфийского лета, страх и кошмар зрителей, которые вместо того, чтобы смотреть на сцену, вынуждены подбирать под себя ноги и проверять, не заполз ли ядовитый паук на соседа. Надо сказать, что в Дельфах несколько лет назад родилась Международная театральная Олимпиада. Третья по счету ожидается в Москве в будущем году. На этот раз здесь представили ее будущую программу. Она явно превосходит две предыдущие и пытается из скромного фестиваля с громким названием "Олимпиада" сделать нечто с размахом. Во всяком случае, Москва 2001 года сольет Олимпиаду с Чеховским фестивалем, соберет лучшие режиссерские силы мира. Москва готовит несколько интересных совместных проектов, и первым "олимпийцем" в этом ряду уже стал "Борис Годунов" англичанина Доннеллана с русскими артистами. К нему прибавятся "Записки сумасшедшего" Роберта Уилсона с Аллой Демидовой в главной роли, "Швейк" Валерия Фокина совместно с сыновьями Милоша Формана, нечто мегамузыкальное Гидона Кремера с Камой Гинкасом и другие. К Олимпиаде в Москве откроются два крупных театральных центра — имени Мейерхольда и новое здание театра Анатолия Васильева, где пройдут лаборатории современной режиссуры. А программу уличных театров, которую возглавляет Вячеслав Полунин, откроет мощное шествие школы самбы из Бразилии. Как только закончился театральный фестиваль в Дельфах, на юге Франции, в Авиньоне, открылся другой, совсем не узкоспециальный, а огромный, представляющий европейский театр. Из Дельф туда отправился Юрий Любимов — единственный представитель России на Авиньоне со своей прошлогодней премьерой "Марат-Сад". Подробности об этом — в ближайших номерах "МК".



    Партнеры