Клизма для России

24 января 2001 в 00:00, просмотров: 278

Авторство известного афоризма — “кто девушку ужинает, тот ее и танцует” — приписывают “неизвестному гостю с солнечного Кавказа”. Если абстрагироваться от кавказского акцента и обстановки, в которой эта фраза была произнесена, то нетрудно предположить, что именно этот принцип был положен в основу рыночных отношений. Однако, как доказывает жизнь, простота афоризма еще не является залогом того, что его очень просто осуществить в реальной жизни.

Простой пример. Недавно автор этих строк подхватил банальный грипп. Банальный-то он банальный, но высокая температура не спадала в течение нескольких дней. Пришлось обращаться в районную поликлинику. Пришел доктор. Поздоровались, он сразу же направился к письменному столу и попросил представить ему мой страховой полис.

Затем что-то долго писал, заполнял какие-то бланки и только после этого обратил на меня внимание. Послушал дыхание, поинтересовался, какие лекарства принимаю.

—Анальгин, — ответил я.

—Вот и продолжайте, — сказал врач. И ушел...

Второе общение с нашей медициной состоялось в районной поликлинике, куда я пришел выписываться. На этот раз принимал другой медик. Однако и его стиль общения был точно таким же. Не глядя на меня, он первым делом потребовал страховой полис, а получив его, занялся заполнением каких-то листков. После того как все необходимые бумаги были исписаны убористым почерком, доктор выписал больничный лист. При этом за все время, пока я находился в его кабинете, он даже не поинтересовался, как себя чувствует больной.

Возникает вопрос: а собственно говоря, зачем я обращался в поликлинику?

Чтобы получить бюллетень? Но особой необходимости у меня в этом не было — я заболел в новогодние праздники. Чтобы получить помощь? Это ближе к истине: вообще-то к врачам обращаются именно для этого. Но у меня сложилось твердое убеждение, что наших медиков интересует не столько здоровье пациентов, сколько их страховые полисы.

Чем же объясняется этот интерес? А все очень просто — таков результат проведенной в нашей стране реформы бывшей социалистической экономики.

Прояснить ситуацию помог главный врач поликлиники №69 Юрий Ермилов. По его словам, сегодня в каждом государственном лечебном заведении существуют нормативы на штат врачей и на количество пациентов, которых они должны обслужить. В соответствии с этим каждой поликлинике выделяют соответствующие деньги из казны. Но кроме того, каждая медицинская услуга имеет свой тариф, по которому она оплачивается. Упрощенно говоря, чем больше врач примет пациентов, тем весомее окажется прибавка к его зарплате. Поэтому на каждого посетителя поликлиники непременно заполняется так называемый статистический талон, в котором отмечаются все процедуры, предоставленные врачом своему пациенту.

Раз в месяц статистические данные передаются в страховую компанию, которая и переводит на счет поликлиники необходимые средства.

Три “орешка” для пациента

На первый взгляд все вроде бы логично. По крайней мере, на бумаге. Однако в реальной жизни концы с концами не сходятся. Ведь по существу никакой медицинской помощи в поликлинике я не получил. Однако денежки, судя по всему, страховая компания им за осмотр и консультацию меня — перечислила. Спрашивается, на каком основании?

Ситуация выглядит еще более странно, если учесть, что происхождение моего страхового полиса, выданного известной компанией, для меня является настоящей загадкой. Никакого договора о медицинском страховании я с этой структурой не заключал. Никаких взносов — по крайней мере, лично — не выплачивал. Так откуда же страховщики взяли деньги, чтобы оплачивать мое лечение? Не из своего же кармана?

Ответы на эти вопросы должны содержаться в законе, который был принят в далеком 1991 году. Он называется “О медицинском страховании граждан РСФСР”. В этом году закон будет справлять свой юбилей — при этом многие его положения никогда не исполнялись и не исполняются.

А ведь перемены в российском здравоохранении когда-то затевались серьезные. И все для того, чтобы новая система финансирования нашей медицины сделала ее работу более эффективной и качественной.

Согласно закону, система обязательного медицинского страхования должна была состоять из трех звеньев: действующих предприятий, страховых компаний и медицинских учреждений. Предприятиям предписывалось застраховать своих сотрудников в страховых компаниях, а последние обязывались “оплатить застрахованному контингенту” медицинскую помощь. Нормальная схема, работающая во многих странах мира. Однако у нас необычность закона заключалась в том, что деньги предприятия должны направлять не напрямую страховщикам, а в специально созданные государственные фонды. Возможно, это было вызвано тем, что на заре реформ не существовало ни одной хоть сколько-нибудь надежной страховой компании, которой можно было бы доверить управление большими “медицинскими” деньгами.

Но тогда возникает другой вопрос: а зачем вообще понадобилось пристегивать к системе финансирования здравоохранения страховые компании? Ведь никто не мешает оплачивать больницы и поликлиники напрямую из государственных фондов.

Как утверждают сами разработчики закона, тем самым они стремились отказаться от порочной практики бюджетного финансирования медицины по остаточному принципу. И прежде всего хотели создать такие условия, при которых больницы с поликлиниками получали бы возможность самостоятельно зарабатывать деньги — за счет услуг, предоставляемых населению. При этом провозглашался принцип: “страхование обеспечивает всем гражданам РФ равные возможности в получении медицинской и лекарственной помощи”. Частным страховым компаниям, по замыслу законодателей, отводилась роль не только денежных контролеров, но и строгих проверяющих. Следящих за тем, чтобы пациенты в медучреждениях получали качественную медицинскую помощь. В противном случае страховщики — по закону! — получали право полностью перекрыть финансирование и потребовать возврата уже уплаченных средств. Более того — от имени “своего” клиента они могли даже подать в суд на врача или на поликлинику, которые оказали неквалифицированную услугу.

Таковой виделась система здравоохранения авторам закона. Что вышло, все мы знаем. Никаких договоров со страховщиками о медицинском страховании своих сотрудников наши предприятия не заключают. Да и страховые взносы в государственные фонды они не переводят. Вместо этого все скопом платят в бюджет единый социальный налог, а уже оттуда деньги “разруливаются” на нужды здравоохранения. И в результате мы имеем ту медицину, которую имеем. То есть медицину не ради больного, а ради бумажки...

Защита страховщика

По словам Ермилова, сегодня в любом госмедучреждении существует множество нерешенных вопросов. Основной всем хорошо известен: у поликлиник практически ни на что не хватает денег — ни на новое современное оборудование, ни на элементарный ремонт. Впрочем, как заметил главврач, на постоянный дефицит средств накладывается другая напасть — нехватка кадров. Скажем, в его поликлинике работает 77 врачей. Которые обслуживают 55 тысяч москвичей. При такой нагрузке уделять каждому пациенту много времени просто невозможно. Идет нескончаемый поток больных, и каждого надо хотя бы принять.

— Однако меня беспокоит другая проблема, — поделился Юрий Иванович. — За все время, что я возглавляю эту поликлинику, к нам не пришел на работу ни один молодой специалист! А ведь каждый год медицинские вузы готовят сотни специалистов. Куда они деваются? В Москве зарплата врача, благодаря надбавкам из городского бюджета, еще не самая маленькая. Но молодежь все равно к нам, мягко говоря, не рвется. Труд врача в России перестал быть престижным...

Думается, что подобные трудности испытывают все московские медучреждения. Как видим, несмотря на все усилия, даже через десять лет после принятия закона работа больниц и поликлиник не стала финансово обеспеченной. А медицинское обслуживание по-прежнему остается у нас на недопустимо низком уровне. И это в столице, где ситуацию в медицине хоть как-то можно назвать благополучной.

В провинциях положение же просто катастрофическое. Там у поликлиник нет даже средств на самое необходимое: на свет, тепло, лекарства. Понятно, что ни о каком качестве обслуживания говорить просто не приходится...

А как обстоят дела с той самой защитой прав пациентов больниц и поликлиник, возложенных на страховщиков?

— Мы предпринимаем все от нас зависящее, — стандартно сообщила зам. генерального директора крупной страховой компании, выписавшей мой полис, Наталья Камаева, — чтобы наши клиенты имели возможность получить полноценное медицинское обслуживание.

Лично я не сомневаюсь в искренности ее слов. Спасибо. Однако реальное положение дел в отечественном здравоохранении все-таки убеждает в обратном: у страховщиков сегодня нет ни реальных возможностей влиять на качество медицинских услуг, ни, по большому счету, желания заниматься этим. Ведь сумма денег, которые проходят по их счетам, не зависит от количества полисов. (Именно поэтому их так легко получить в любой районной поликлинике.)

Объем финансовых потоков, контролируемых компаниями, зависит совсем от другого. Например, от того, сколько поликлиник и больниц заключили с ними договор на обслуживание. Так что у страховщиков нет никаких резонов портить отношения с врачами и бороться за интересы пациентов.

Существуют ли способы переломить ситуацию? Простых и быстрых решений, конечно, не существует. Однако кое-какие меры, думается, можно было бы принять уже незамедлительно. Например, ввести правило, чтобы страховые компании принимали к оплате лишь те статистические талоны, в которых рядом с подписью врача стояла бы и подпись его пациента. Подобная мера, без сомнения, дала бы реальную возможность посетителям медучреждений самим контролировать и оценивать работу врачей, а последних — более ответственно выполнять свои обязанности.

Разговор о нашей медицине и качестве оказываемых услуг продолжается. В ближайшее время к нему подключатся специалисты. Но редакция “СМК” также призывает своих читателей принять участие в этом диалоге. Свои мнения или предложения вы можете направить нам по адресу, указанному на последней странице, или по e-mail.



    Партнеры