Алексей Пушков: пост-скриптум аналитики

15 марта 2001 в 00:00, просмотров: 5759

Алексей Пушков — это аналитическая программа “Постскриптум”. До него в вечернем эфире ТВЦ выходил Флярковский. Преимущество Пушкова — напор и опыт. Он был спичрайтером Горбачева и с тех пор приобрел многочисленные связи, а также умение разбираться в политической обстановке.

—Почему до прихода на руководство ТВЦ Олега Попцова ваша программа “Постскриптум” была в тени?

— Я делал передачу, которая, по моим убеждениям, имела хорошую перспективу. Это показывали и рейтинги. А Олег Попцов захотел иметь на канале не просто аналитику, а программу влияния, где была бы выражена ясная позиция и автора, и канала ТВЦ. “Постскриптум” к тому времени уже перерос формат 10 минут, а позднее время выхода программы доставляло мне мало удовольствия и сильно изматывало. Я просто доказал преимущество своей передачи.

— Аналитика на ТВЦ имеет недавние традиции. До вас уже были попытки создания аналитических программ. Насколько вы в этом преуспели, насколько прочны ваши позиции?

— На ТВЦ моя судьба зависит от качества моей работы. И, конечно, не должно быть базовых противоречий между руководством канала и главным аналитиком. Ясно, что если Попцова заменит, скажем, Лесин, то моя программа выходить не будет хотя бы потому, что я неоднократно критиковал его, у нас с ним разные взгляды, и тут было бы глупо на что-то рассчитывать. Но я надеюсь, что подобной смены руководства не произойдет. Программа достигла определенного уровня влияния, притом что ТВЦ не входит в круг главных каналов страны. К тому же сейчас объективно конъюнктура складывается в пользу “Постскриптума”. Программа ОРТ “Времена”, которую ведет Познер, — это смесь ток-шоу и информации. Она даже организована как шоу. “Зеркало” на РТР также стало ближе к ток-шоу. Теперь оно больше походит на “Глас правительства”.

НТВ находится в состоянии политического кризиса, который отражается на творчестве, особенно на аналитике, которая должна иметь хотя бы маску отстраненности. Но на НТВ маски сброшены, и люди ведут борьбу за свое выживание. В результате “Итоги” перешли грань ангажированности. Их смотрят, но не доверяют.

Я рискну утверждать, что делаю неангажированную программу. Мне скажут: ТВЦ финансируется правительством Москвы и курируется лично Лужковым. Да, это мой работодатель, и ни одна компания не будет критиковать своего владельца. Но моя программа не занимается пропагандой политических деятелей из правительства Москвы и позиций Лужкова.

— Вас уже причисляют к элите влиятельных политобозревателей?

— Думаю, это вопрос к зрителям. После эфира мне часто звонят люди, которые представляют очень влиятельные политические структуры. Здесь важен вопрос времени. Зрители привыкают к одним и тем же ведущим, а “Постскриптум” выходит в конкурентном режиме только полгода. За это время трудно стать классиком. Я пришел из политической среды, и ожидать, что сразу попаду в лидеры среди звезд, было бы странно. Недавно Сванидзе заявил, что время политической аналитики кончилось, потому что страна перешла в период стабильности. Как можно с этим соглашаться? Сейчас как раз время политической аналитики, когда можно объективно смотреть на события, а не заниматься обслуживанием политических партий, как это было во время выборов 96-го и 2000 года.

— Но если будут досрочные выборы, “Отечество” ангажирует вас по полной программе...

— Я не член “Отечества”. Раньше КПСС руководила всеми каналами. Появилась компартия Березовского на ОРТ, компартия Гусинского на НТВ. И если Гусинский поддерживал Чубайса и Потанина, то Березовский, наоборот, их уничтожал. Это же партийные схватки, за которыми борьба за собственность. Вот этого я хотел бы избежать или хотя бы свести до минимума.

— ТВ — одно из мощных средств пропаганды и воздействия на людей. После выборов-2000 ведущим канала ТВЦ ставили в упрек, что они не были агрессивными, не занимались грязной работой.

— Конечно, и сейчас есть спрос на очень ангажированную журналистику. Но все-таки люди уже хотят смотреть и слушать нечто другое. Думаю, что выборы 2004-го и 2008 г. будут отличаться от предыдущих. Во всяком случае, новых Доренко не появится.

— Насколько телевизионщику необходимо обладать привлекательной харизмой?

— Харизма для меня это прежде всего вопрос интеллекта на экране. Доренко стал популярен только тогда, когда взялся за телекиллерство, а до этого был неплохим журналистом. В Америке самый популярный ведущий — Ларри Кинг. Это лысеющий, в очках, пожилой мужчина с подтяжками. Потому что без подтяжек его бы не смогли отличить от прочих. Его преимущество в том, что он умеет слушать людей и всегда главным в программе делает своего героя, будь это последний террорист или глупая актриса. Или посмотрите на нашего Осокина. Сказать, что он харизматичен, и что у него страшный темперамент, нельзя. Но в нем есть стабильность в бурном информационном потоке, успокаивающее начало и перчинка язвительности. Это и делает его популярным. Что касается “Постскриптума”... у силы мысли есть своя привлекательность, и думающий зритель это оценит.



    Партнеры